• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

«Хамеш» бабай: история одного из первых шведских татар-переселенцев

Время чтения: 3 мин
1304

Хамеш бабай. Фото сделано у него дома в день его 90-летия. Фото Туркера Соуккана

Хамеш бабай. Фото сделано у него дома в день его 90-летия. Фото Туркера Соуккана

Среди старой татарской диаспоры в Швеции родом из казанских краев был всего лишь один человек. По официальным документам этот дедушка был известен как Мехмет Судин. Почему так случилось? Ведь это имя звучит не совсем по-татарски. Он родился в 1915 году в деревне Чирша (Чыршы), что ныне в Высокогорском районе республики Татарстан. Его настоящее имя, полученное при рождении, Мухаммедшах Жиганшаевич Жиганшин (Мөхәммәдшаһ Җиһаншаһ улы Җиһаншин). Свое первоначальное образование он получил в ТАССР и даже был председателем колхоза. 

Уже через два дня после начала Великой Отечественной войны, 24 июня 1941 года, он отправился на фронт. В том же году он попал в плен к немцам и после этого начались его злоключения длинною в одиннадцать лет, наполненные горем и лишениями.

В 1942 году он вместе с крымскими татарами был отправлен на трудовые работы в концлагерь в Польше. В Варшаве ему удалось сбежать от немцев, однако в 1943 году он был схвачен.  После этого случая, его определили как политического военнопленного, и ему пришлось просидел в немецкой тюрьме целых 9 месяцев. Немцы приговорили его даже к смертной казни. Однако позже заменили казнь на тяжелые работы в Варшаве.

При подвернувшемся удобном случае он снова бежал. На этот раз, опасаясь снова попасть в руки к немцам, жил в подвале. Чтобы выживать в этой критической ситуации ему приходилось прибегать к разным ухищрениям. Однажды, добыв лошадь с телегой, он даже занимался перевозкой грузов. После окончания войны он остался в Польше и прожил там с момента плена более десяти лет. Местные польские татары оказывали ему поддержку. Он смог изменить свое имя на польский лад и даже получить польское гражданство.

«Среди тех, кто мне помогал можно назвать даже офицеров Красной армии. Один из них был русским, а второй татарином. Я им очень благодарен. Это было сталинское время, когда после немецкой оккупации Красная армия начала в Польше поиски дезертиров и таких военнопленных, как я» - говорит Хамеш бабай.

Еще до войны в деревне все односельчане называли его Хамеш. Дед продолжил: «Наконец я добрался до Штеттина (один из крупнейших балтийских портовых городов Польши) и нашел работу на одном из кораблей. Позже, окончив специальные курсы, я стал механиком, и у меня появилась возможность устроится на работу на большие корабли. В мае 1952 года один из наших кораблей был направлен на ремонт в финский город Раума. Тогда я принял решение насовсем покинуть Польшу. Благодаря помощи финских татар, 18 августа 1952 года я пересек финско-шведскую границу в Северной Финляндии и оказался на территории Швеции. Если бы мне не удалось осуществить побег в Швецию, возможно, меня бы уже не было в живых, потому что я устал от всех этих злоключений, все время прятался и жил в страхе, что заберут.

В Швеции меня устроили на работу в один из металлоплавильных заводов. Там я проработал 9 месяцев. Работа на заводе была очень трудной. В начале 1953 года я смог отыскать одного пожилого татарина и его сына, переселившихся сюда из Эстонии. А также познакомился с татарином-мишарином, который также воевал в Красной армии и попал в плен... Он нашел мне работу в окрестностях Стокгольма, и я проработал на ней вплоть до своей пенсии».

Продолжение следует...

Автор: Туркер Соуккан - магистр юридических наук, магистр социальных наук, представитель татарской диаспоры в Швеции.

Перевел и подготовил: Дамир Гайнутдинов

Реклама
Социальные комментарии Cackle