• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Елена Лукьянова: Экспертизой текстов священных писаний занимаются во многом случайные люди

Время чтения: 12 мин
4458

 

Председатель Совета муфтиев зря беспокоил по этому вопросу Президента. Это не его компетенция. Надо было обращаться к судейскому сообществу и Общественную палату. Ведь именно палата является посредником во взаимоотношениях общества и власти. Как считает директор Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты РФ Е. Лукьянова, источником права является жизнь, которая богаче, тоньше и умнее любых законов. 

Недавно Комиссия Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести направила обращения в Верховный суд, Генпрокуратуру, МВД РФ. Комментирует Елена Анатольевна Лукьянова, директор Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты России, д.ю.н., проф. ВШЭ.

Я полностью поддерживаю обращение комиссии

Елена Лукьянова: Еще летом прошлого года в палате проводились слушания «Об особенностях применения антиэкстремистского законодательства к священным писаниям религиозных организаций».

В ходе слушаний было выявлено:

- ведущийся Министерством юстиции реестр экстремистских материалов на деле стал неприкрытым рычагом давления и репрессий по отношению к различным группам населения. Этот реестр еще тогда насчитывал 1254 пункта, среди которых значительное число исламских книг, имеются материалы свидетелей Иеговы, а также неоязычников;

- на языке современных юридических терминов, тем более таких расплывчатых, как экстремизм, невозможно адекватно оценить тексты, написанные тысячи лет назад и наполненные специфическими религиозными смыслами;

- действия правоохранителей при применении антиэкстремистского законодательства к священным писаниям религиозных организаций  не соответствуют принципу определенности, установленному Конституцией России и международными договорами. Такая юридическая неопределенность приводит к многочисленным искам к религиозным организациям: правоохранительные органы находят в их текстах призывы к межнациональной или межрелигиозной розни;

- экспертизой текстов священных писаний занимаются во многом случайные люди (врачи-психиатры, паталогоанатомы, завхозы  научных учреждений). В ряде случаев, мнения таких экспертов используются для преследования инакомыслия. В результате в российском обществе возникла серьезная проблема, связанная с анализом светскими экспертами канонической литературы, приведшая к искажению критериев оценки деятельности религиозных организаций;

- анализ судебной практики по делам о признании экстремистскими священных писаний религиозных организаций свидетельствует о назревшей необходимости обсуждения вопроса об изменении подсудности данной категории дел.

Общественная палата признала  крайне неудачным и не оправдывающим себя в качестве механизма борьбы с экстремизмом решение о введении не имеющего прецедента в мировой юридической практике реестра экстремистских материалов. 

Для исправления сложившейся абсурдной ситуации, связанной с правовыми оценками судами светского государства священных писаний религиозных организаций, необходимо создание специальной дискуссионной площадки для выработки единой общественно-государственной позиции по вопросу о наименовании и статусе данного реестра.

Кроме этого, палата рекомендовала религиозным организациям и физическим лицам, в отношении которых были вынесены судебные решения, основанные на применении антиэкстремистского законодательства к священным писаниям, подготовить жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации о несоответствии Конституции отдельных положений Федерального Закона "О противодействии экстремистской деятельности" в силу правовой неопределенности его основных понятий. В частности, таких элементов определениях экстремистской деятельности, как «возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни» и «пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии».

Все документы слушаний были направлены в Министерство юстиции, в Прокуратуру и Верховный суд. Однако, практика продолжается, воз и ныне там.
                               
Судья долго крестилась

На прошлых слушаниях епископ Сергей Ряховский привел пример из опыта своего брата-адвоката: "Он взял несколько выдержек из Библии и зачитал их судье, не сказав, из какой книги эти цитаты. Судья сказала, что это книга экстремистская, с элементами религиозного фанатизма и ее нужно запретить. Узнав, что это Библия, судья долго крестилась и просила прощения".

Синодальный отдел РПЦ поддержал мнение палаты. Его представитель Олег Трайнин заявил: "Тексты священных писаний были написаны до принятия закона о противодействии экстремизму. Поскольку закон обратной силы не имеет, эти тексты не должны попадать под его влияние. Поэтому мы считаем, что религиозные тексты в список запрещенных материалов попали незаконно". Раз ничего не изменилось, значит пришло время снова ставить этот вопрос в повестку дня.

Islam-Today: Федеральные  органы не ответили на запросы и обращения Общественной палаты РФ? Как так?

Елена Лукьянова: Мы все  всем разослали. Но ответов нет.

Islam-Today: По Вашему мнению, «для исправления сложившейся абсурдной ситуации, связанной с правовыми оценками судами светского государства священных писаний религиозных организаций, необходимо создание специальной дискуссионной площадки для выработки единой общественно-государственной позиции по вопросу о наименовании и статусе данного реестра». Кто инициирует организацию специальной дискуссионной площадки? Не получится ли, что реализовывать предложение придется его автору, то есть Вам?

Елена Лукьянова: Я готова. Но чисто организационно надо подключиться комиссии Николая Сванидзе (Комиссия Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести - С.М.). Одним нам будет трудно.

Islam-Today: В сентябре этого года Октябрьский районный суд Новороссийска по заявлению таможенной прокуратуры вынес провокационное решение: книгу «Смысловой перевод священного Корана на русский язык» - уничтожить.

По этому поводу обеспокоенный ситуацией председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин направил президенту Владимиру Путину письмо с просьбой вернуть на дополнительное рассмотрение дело о запрете в России перевода Корана на русский язык в редакции Эльмира Кулиева.

Как бы Вы прокомментировали вердикт суда, учитывая, что в Общественной палате  состоялись слушания на тему: "Об особенностях применения антиэкстремистского законодательства к священным писаниям религиозных организаций", организованные  Комиссией по межнациональным отношениям и свободе совести 13 июня 2012 г.?

Тогда же предлагалось отдельное рассмотрение вопроса о создании при ОП РФ профильной рабочей группы по религиоведческой экспертизе.

Елена Лукьянова: Это дело из того же разряда. Такие дела инициируются, как правило, плохо образованными сотрудниками правоохранительных органов под воздействием вряд ли когда-либо державших в руках Конституцию страны.

Председатель совета муфтиев зря беспокоил по этому вопросу Президента. Это не его компетенция. Надо было обращаться к судейскому сообществу и Общественную палату. Ведь именно палата является посредником во взаимоотношениях общества и власти. И, конечно, обжаловать решение суда. Чем выше уровнем суд, тем квалифицированней судьи. Если будет обращение к нам, мы подключимся к этой проблеме. Могу предложить парадоксальный вариант – встречно организовать рассмотрение отдельных частей Библии на предмет ее экстремистского содержания в каком-нибудь провинциальном суде, не указывая книгу. Когда в дело вмешается РПЦ, решить вопрос обо всех священных книгах  будет гораздо проще.

Islam-Today: На тех слушаниях Вы внесли предложение: «На законодательном уровне необходимо прописать положение о невозможности распространения закона об экстремизме на книги, составляющие основу вероучения для зарегистрированных религиозных организаций».
Было ли направлено соответствующее предложение в Государственную Думу Российской Федерации?

Елена Лукьянова: Общественная палата не является субъектом права законодательной инициативы. Зная, что подобные предложения никем не будут рассматриваться, мы рассчитывали лишь на то, что это будет услышано депутатами, поскольку было много публикаций в прессе.
Но, видимо, у нынешних депутатов свое представление о формировании повестки дня. В трех первых созывах такое предложение не осталось бы без внимания.

Islam-Today: Позвольте задать Вам вопрос о хиджабном конфликте, скандальном запрете ношения мусульманского платка в образовательных учреждениях РФ.

К данному вопросу нет единого подхода и нет единства взглядов у руководителей субъектов РФ. В Татарстане министр образования дал устное распоряжение не препятствовать ношению платка в школах. В Кабардино-Балкарии учебный год начался с жалобы родителей в Духовное управление мусульман по поводу запрета ношения мусульманского платка в школах республики, в связи с введением школьной формы. В Чечне хиджаб свободно носят все и везде.

В соседнем регионе, в сельской школе Ставропольского края из-за хиджаба девочки выставлены из школы в октябре прошлого года, ссылаясь на Указ губернатора. Верховный Суд РФ губернаторский запрет ношения одежды с религиозными признаками оставил в силе.

Но в России нет религиозных школ, где соблюдающие нормы ислама дети могла бы получить полноценное среднее образование. А хиджаб они носят по религиозным убеждениям, как показала жизнь, хиджабы девочки предпочли школе. В Красноярске – медицинскому университету. Такова реальная картина.

Islam-Today: Как Вы оцениваете исламо-социальный контекст с правовой точки зрения?

Елена Лукьянова: Я считаю, что светское государство, безусловно, предполагает отделение церкви от государства, а школы от церкви.

Это означает, что в государственных образовательных учреждениях обучение должно проходить в условиях, свободных от какой-либо религиозной символики, обрядовости и атрибутики. В конце концов, любые религиозные организации вправе создавать образовательные заведения, в которых может соблюдаться религиозная униформа. И я точно так же возражала и буду возражать против введения в государственных школах предметов, связанных с отдельными религиями. Независимо от региона. За исключением, может быть, истории религии при условии, что это будет история всех религий.

Эти конфликты должна разрешать церковь, разъясняя положения Конституции своим прихожанам.

Islam-Today: Считаете ли Вы, политически оптимальным запрет в школах и вузах РФ ношения мусульманского платка, подчеркивающего покорность Богу, когда государство не может предложить альтернативы, - раздельное обучение светских и соблюдающих ислам детей?

И целесообразно ли деление детей по их отношению к религии, если на всех уровнях пропагандируется толерантность в российском обществе?

Елена Лукьянова: Государство и не должно предлагать никакой альтернативы. Поскольку, как я уже говорила, по Конституции оно у нас, во-первых, светское, а, во-вторых, обязано обеспечивать для граждан России общее среднее образование. То есть, обязательное светское образование для всех. Никаких альтернатив. Религиозное образование может быть только дополнительным, осуществляемым по своему усмотрению и желанию религиозными организациями. Государство здесь ни при чем. И по вопросам толерантности, по-моему, религиозные организации должны сами занимать очень жесткую позицию, а не перекладывать проблемы на государство.

Постфактум

«Раз ничего не изменилось, значит пришло время снова ставить этот вопрос в повестку дня», - ОП обращается в федеральные инстанции по второму кругу. Значит никто не контролировал прохождения обращений в федеральных структурах, никто не потребовал своевременного ответа, почему и стало возможным второе дело по Корану, по иску таможенной прокуратуры и удовлетворение иска об уничтожении перевода смыслов Корана. Защитой законных прав и интересов мусульманского сообщества России в Общественной палате должны заниматься муфтии, члены ОП РФ. Напомним, что в составе действующей Общественной палаты есть исламские деятели.

Справка

Крганов Альбир Рифкатович. Должности: Муфтий Москвы, Центрального региона и Чувашии, член Комиссия по межнациональным отношениям и свободе совести.

Мухетдинов Дамир Ваисович. Должности: Первый заместитель председателя и руководитель аппарата Духовного управления мусульман Европейской части России (ДУМЕР), ректор Нижегородского исламского института им. Хусаина Фаизханова, главный редактор Издательского Дома «Медина», член Комиссия по межнациональным отношениям и свободе совести.

Шафиев Фагим Фатихович. Должности: Муфтий, сопредседатель Централизованной религиозной организации «Российская ассоциация исламского согласия» (Всероссийский муфтият), глава Духовного управления мусульман Республики Мордовия, председатель Мусульманского молодежного союза России.

Пшихачев Шафиг Ауесович. Должности: Президент Религиозной организации «Международная исламская миссия», сопредседатель Исполкома Межрелигиозного Совета СНГ, член Комиссия по межнациональным отношениям и свободе совести.

«Председатель совета муфтиев зря беспокоил по этому вопросу Президента. Это не его компетенция. Надо было обращаться к судейскому сообществу и Общественную палату», - отметила Е Лукьянова. Из чего следует, что и после решения суда районного уровня об уничтожении перевода смыслов Корана - никто из муфтиев, имея столь высокий общественно-политический статус, права и полномочия не консультировался с директором Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты как разрешить вопрос о юридической неприкосновенности священных Писаний в России.

                                                                                                    
                                                                                                       Светлана Мамий. Москва

Социальные комментарии Cackle