• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Ходжа Насреддин – еретик или святой?

Время чтения: 5 мин
6098

Ходжа Насреддин

Ходжа Насреддин

Кто не слышал историй и анекдотов про Ходжу Насреддина? Он давно уже превратился в комический персонаж не только народного фольклора. Про него сняли фильмы и написали множество книг. Советский писатель Л. Соловьев даже издал дилогию о Насреддине («Возмутитель спокойствия» (1940) и «Очарованный принц» (1954)), где тот представлен в качестве защитника угнетенных и борца с байско-феодальной правящей верхушкой. Эдакий без пяти минут красный комиссар, «борец с басмачеством».

Что ж, какие времена, такие и интерпретации.

Однако во все времена от внимательного взгляда не могла укрыться вся парадоксальность шуток Насреддина, за которой скрывались намеки на очень серьезные темы.

Чего стоит, например, такая история: «Однажды Ходжа обратился к кади за какой-то необходимой ему бумагой. Тот стал затягивать его дело. Ходжа понял, что без взятки не обойтись. Он взял кувшин и наполнил его до горлышка глиной, а сверху покрыл тонким слоем масла и принес кади.

Тот составил нужную Ходже бумагу и отдал ему. После того, как Ходжа ушел, кади принялся переливать масло в другую посуду и обнаружил подвох. Обозлившись на Ходжу, который так ловко провел его, он прислал к нему своего помощника, который сказал, что кади велел вернуть бумагу, так как в нее вкралась ошибка и ее надо исправить. «Я прочел бумагу, – смеясь ответил Ходжа. – Там нет никакой ошибки. Ошибка была, наверно, в кувшине с маслом. Об ошибке в бумаге кади так бы не беспокоился».

Вопрос о том, существовал ли в реальности исторический прототип Насреддина, остается открытым, но жители турецкого города Эскешехир всерьез претендуют на то, что он является его исторической родиной и даже устраивают ежегодный фестиваль в его честь.

Исследователи-тюркологи датируют появление первых историй о Ходже Насреддине XIII веком.

Самые старые письменные упоминания о них содержатся в книге «Салтукнамэ», датируемой 1480 годом.

Судя по историям, Насреддин не жаловал официальное духовенство и богачей.

Но носили ли его шутки характер ереси?

Если посмотреть внимательно, Ходжа лишь протестует против буквального понимания некоторых религиозных вопросов, но ни в одной истории нет его слов о прямом отрицании тех или иных догматов веры.

Если Насреддин и высмеивал, то высмеивал не религию, а поведение тех, кто по роду службы должен был заботится о соблюдении ее норм, но сам позволял себе их нарушать.

В то же время, в определенные моменты Ходжа показывает себя как глубокий знаток религиозных норм: «Правитель назначил Ходжу казначеем, а через некоторое время ему донесли, что он раздает из казны деньги направо и налево. Разгневанный правитель потребовал Ходжу к себе и закричал: «Ты что, хочешь попасть на плаху? Кому ты раздаешь мои деньги?» Ходжа поклонился и ответил: «Я раздаю их беднякам, вдовам и сиротам ради вашего благополучия и благоденствия». Правитель еще больше рассвирепел и закричал: «Какое благоденствие? Ты меня разоришь!»

На что Ходжа сказал: «Каждого, кому я даю деньги, я предупреждаю, что он обязан вернуть их после Вашей смерти. И конечно, все получившие хоть один золотой просят Аллаха даровать Вам долгих лет здоровья и жизни. И надо раздавать денег побольше, иначе кто станет молиться за Вас, тирана и деспота?»

Но смекалка была нужна Ходже не только, чтобы смело разговаривать с правителями. Он часто давал бесплатные уроки мудрости и простым людям: «К Насреддину пришел неграмотный армянин, который попросил его прочесть письмо, написанное по-армянски. «Я не умею», – ответил Насреддин. Армянин, оглядев его с головы до ног, сказал: «Если ты не умеешь читать, то тогда с какой стати напялил на голову такую большую чалму?» Насреддин тут же снял чалму со своей головы, нахлобучил ее на голову армянина и сказал: «Если все дело в чалме, то прочитай теперь сам».

Таким образом Насреддин дает понять окружающим, что внешний облик человека обманчив и его внутренняя суть может резко отличаться от его внешнего вида.

Можно приводить еще много шуток знаменитого Ходжи, но среди них есть одна показательная: «Однажды в пятницу, поднявшись на минбар, Насреддин обратился к мусульманам с вопросом: «Знаете ли вы, о чем я собираюсь сегодня сказать?». «Нет, не знаем», - ответили прихожане. «Раз вы не знаете, я не могу говорить», – сказал Насреддин и ушел домой.

Людям очень хотелось услышать проповедь Насреддина, и в следующую пятницу они опять пригласили его произнести проповедь. Насреддин задал тот же вопрос, что и в предыдущую пятницу, и тогда все прихожане сказали: «Да, мы знаем».

«Ну, если знаете, тогда зачем говорить об этом еще раз?», – сказал Насреддин и также ушел домой.

В третий раз, когда его пригласили произнести проповедь, прихожане подготовились, и в ответ на все тот же вопрос Насреддина одна половина из них сказала: «Знаем», а другая – «Не знаем».

«Превосходно, – ответил Насреддин. – Тогда пусть те, кто знает, передаст свое знание тем, кто не знает».

В этой шутке на поверхности проглядывает уловка плута, который, на первый взгляд, просто не хочет делать свою работу и пытается увильнуть от нее под благовидным предлогом, но…

Странное дело, но поступок Насреддина почти в точности отражает высказывание суфийского шейха тариката Накшбандйия XVI века Мухаммада Баки Билляха, учителя другого суфия Ахмада Фарука ас-Сирхинди.

Хазрата Баки Билляха однажды попросили дать полезный совет собравшимся около него людям.

«Тот, кто не извлек пользу из моего молчания, не извлечёт ее и из моих слов», – ответил Хазрат.

Таким образом, даже если Ходжи Насреддина в реальности никогда не существовало, можно сказать, что «Ходжа Насреддин» – название суфийского метода обучения, основанного на парадоксальном мышлении.

Ильдар Мухамеджанов

Интересная статья? Пожалуйста, сделайте репост!

Социальные комментарии Cackle