• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Франция превращается в государство апартеида

Время чтения: 6 мин
1066

Ислам во Франции. (Источник фото: sott.net)

Ислам во Франции. (Источник фото: sott.net)

Что стоит за попыткой либерализации ислама во Франции? К чему это может привести? Как изменится жизнь мусульман во Франции и как изменится сама Франция?

Подобные вопросы активно и широко обсуждаются в цифровом информационном пространстве. Все просто и понятно, когда гневные отповеди в адрес инициативы французских властей звучат со стороны представителей мусульманского сообщества. Но не только мусульмане выступают с критикой процесса узаконивания исламофобии, который наблюдается в этой стране. Имеются примеры трезвого анализа ситуации и убийственной критики в адрес французских властей и со стороны тех, кто не исповедует ислам и не имеет каких-либо этнических или культурных связей с мусульманским миром. И эта тенденция, когда в защиту мусульман выступают не-мусульмане, на самом деле, должна серьезно озаботить тех, кто топчет мягкие ковры в коридорах власти, поскольку ясно дает понять степень угрозы, которая нависла над демократией не только во Франции, но и над всем западным миром.

В качестве примера приведу рассуждения профессора Джозефа Массада. Профессор преподает современную арабскую политику и интеллектуальную историю в Колумбийском университете (факультет Ближнего Востока, Южной Азии и Африки) в Нью-Йорке. Массад происходит из рода ближневосточных христиан. Он является автором многочисленных книг, научных и публицистических статей, которые переведены на десятки языков. В общем, профессор не дилетант, но продвинутый эксперт в рассматриваемой области. Это проистекает из сферы его научных интересов, сосредоточенных на палестинском, иорданском и израильском национализме.

Профессор Массад пишет, что в октябре 2019 года президент Франции Эммануэль Макрон и его тогдашний министр внутренних дел Кристоф Кастанер, фактически, поставили знак равенства между терроризмом во Франции и любыми признаками веры и культуры французских мусульман, включая бороду, молитву пять раз в день, употребление халяльной пищи.

Оценивая происходящее во Франции, профессор высказывает и гораздо более жесткие оценки: «Официальный и неофициальный христианский французский радикальный экстремизм, узаконивающий себя под прикрытием того, что французы демонстративно называют laicité, продолжает усиливать свои нападения на французских и нефранцузских мусульман» - пишет Массад. Или вот еще цитата: «Французская христианская и так называемая "светская" ненависть к мусульманам является частью повседневной речи французского правительства, ученых мужей и средств массовой информации». В общем, профессор зрит в корень.

Профессор Джозеф Массад

Профессор Джозеф Массад

Запомним оборот «официальный и неофициальный христианский французский радикальный экстремизм». Возможно, он станет одним из аксиоматичных определений, касающихся дрейфа европейской демократии в сторону возведенного в ранг государственной политики ущемления прав религиозных меньшинств, т.е. апартеида. Такой дрейф будет означать, ни много ни мало, конец демократии и торжество культурного расизма, где определение «культурный» не означает «цивилизованный», но означает разделение общества по признаку принадлежности его членов к той или иной культуре. Лично мне видится, что мысль о конце демократии и грядущем торжестве культурного расизма обозначена профессором уже в заголовке его статьи «"Кризис" Франции с Исламом: наследие 200-летней колониальной жестокости» (France's 'crisis' with Islam: A legacy of 200 years of colonial brutality).

«200-летня колониальная жестокость» - лучше, пожалуй, и не скажешь о темных, точнее о преступных страницах французского колониализма и бесчеловечности его проводников. Достаточно вспомнить о массовых преступлениях, совершенных французами против мусульман в Северной Африке всего 70 лет тому назад и ранее. В этом свете Макрон «не первый французский правитель, который хотел «освободить» Ислам», если говорить словами Массада.

Обращая взгляд в прошлое, в историю желания французов «освободить Ислам», профессор пишет: «Это старая французская «светская» традиция. Когда Наполеон Бонапарт вторгся в Египет и Палестину в 1798 году, его хитроумный план состоял в том, чтобы солгать египтянам, объявив, что он и его армия являются «верными мусульманами» и что они пришли освободить мусульман и Ислам от тирании мамлюков. Его обман не сработал, и египтяне восстали против него, как и палестинцы. Он вернулся с поражением во Францию после того, как его армия совершила неисчислимые злодеяния в Египте и Палестине… Три десятилетия спустя, когда Франция вторглась в Алжир, французам больше не нужно было лгать мусульманам, чтобы завоевать их, ограбить и уничтожить их места поклонения».

Из статьи профессора можно с уверенностью сделать вывод, что современные «христианские французские радикальные экстремисты» (напоминаю – это формулировка Джозеф Массада), т.е. те самые представители французского истеблишмента, решившие «освободить ислам и мусульман», являются достойными продолжателями дела своих предшественников. Иными словами, они являются махровыми расистами и исламофобами. И таких во Франции огромное множество.

Например, согласно данным, опубликованным в докладе организации CCIF (Коллектив против исламофобии во Франции) в 2019 году в стране произошло 1043 исламофобских инцидента. Это на 77% больше по сравнению с 2017 г., и на 17% по сравнению с 2018 г.. Среди исламофобских инцидента имели место: 68 физических нападения на мусульман и мусульманок (6,5%), 618 случаев их дискриминации по религиозному признаку (59,3%), 210 случаев пропаганды ненависти и подстрекательства к расовой ненависти (20,1%), 93 случая диффамации (т.е. преднамеренное и публичное оглашение заведомо ложных сведений дискредитирующего характера) (8.9%), 22 случая вандализма в отношении мусульманских святынь (2,1%), и 32 случаях дискриминации, связанной с борьбой против терроризма (3,1). Из наиболее знаковых актов исламофобии во Франции назовем стрельбу в мечети в Бресте и нападение на ее популярного имама Рашида Эльджая в июне 2019 года, а также нападение на мечеть Байонны в октябре 2019 года, в результате которого были ранены четверо прихожан.

Кстати, добавлю, что христианский террорист, совершивший в 2019 году резню в мечетях Крайстчерча в Новой Зеландии, убив 51 мусульманина и ранив 49, сообщил, что был воодушевлен наставлениями исламофобского французского мыслителя Рено Камю.

С докладом CCIF можно познакомиться здесь.

Добавлю, что процитированный доклад стал последним в деятельности CCIF, которая действовала с 2003 года. В ноябре текущего года организация заявила о самоликвидации. Полагаю, не обошлось без давления сверху, поскольку глаза колет правда о том, какие круги французского общества действительно являются расистскими и ксенофобскими.

фотофакт: оскверненная мечеть во Франции (Источник фото: www.thelocal.fr)

фотофакт: оскверненная мечеть во Франции (Источник фото: www.thelocal.fr)

Итак, из статьи профессора Массада следует, что 2019 стал моментом решительного и твердого перехода французского государства в режим ультра-безопасности и избирательно-ограничительных подходов к основным свободам. Новый курс оправдывается необходимостью соблюдать верховенство права. Массад пишет: «Сегодня этот расизм разворачивается раскованно, как во Франции, так и во всем мире. Он может все и дискриминировать, и унижать, и убивать... трудно найти место, где не выражается исламофобия».

Профессор предупреждает, что «нормализация ненавистнических высказываний против мусульман не только узаконивает институционализированную дискриминацию, которой подвергаются французские мусульмане, но и провоцирует насилие против них внутри и за пределами Франции».

Словосочетание «институционализированная дискриминация», как я понимаю, означает политику, поддерживаемую государством. Что и требовалось доказать, говоря о скатывании Франции в режим узаконенного апартеида.

Продолжение следует...

Реклама
Социальные комментарии Cackle