Общество

Истории из жизни: как меняются люди после хаджа

1396

Как хадж меняет судьбы людей (Фото: Ahmad Gharabli /AFP/Getty Images)

Как хадж меняет судьбы людей (Фото: Ahmad Gharabli /AFP/Getty Images)

Всё меньше времени остаётся до момента, когда первая группа сядет в самолёт и отправится в Саудовскую Аравию, чтобы выполнить один из столпов ислама – хадж.

Пока те, кому Всевышний предопределил совершить паломничество к святым местам, проходят курсы, собирают необходимые вещи и просто духовно очищаются, мы предлагаем вам ознакомиться с историями некоторых людей, которые одни из первых в своих государствах совершили хадж в Мекку, и как после этого изменилась их земная жизнь.

Великобритания

В те времена, когда Британия имела ключевые политические и экономические интересы на Ближнем Востоке, Хедли Черчвард думал только об одном – получить довольство Всевышнего Создателя, отправляясь в Мекку. Позже имя Хедли Черчвард трансформировалось в Махмуда Мубарека. Этот человек стал первым в истории хаджием из Британии.

Родился Хедли в одной из самых респектабельных и известных семей Англии, которая владела вторым по старшинству (более 700 лет) домом в Британии. Он изучал искусство и в 1880-х гг. принял решение стать театральным художником. Стоит отметить, что работы Хедли сделали его довольно известным. Во время одной из своих поездок по Испании Черчвард впервые столкнулся с прекрасной исламской архитектурой, вследствие чего принял решение продолжить путешествие в Марокко, где его поразила чистота и кротость образа жизни мусульман.

После нескольких поездок в Марокко Хедли Черчвард объявил о неожиданном решении, которое шокировало всю его семью, – он произнес шахаду и принял ислам. Проучившись несколько лет в Аль-Азхаре, он стал проповедником и преподавателем Сиры. В Каире Махмуд Черчвард получил заказ на декорирование одной из местных мечетей. Позже, благодаря его непосредственному вмешательству, президент ЮАР Пауль Крюгер разрешил построить первую в стране мечеть.

В дальнейшем Черчвард женился на египтянке, дочери известного богослова шафиитского мазхаба из Аль-Азхара. После принятия ислама его не покидало чувство, что он не до конца проникся религией. Тогда Черчвард принимает решение отправиться в Мекку и совершить обряды хаджа.

В 1910 году обстоятельства заставили его доказать искренность своей веры, поскольку ни одному немусульманину не позволялось пересечь границы Мекки. Кадий Египта (верховный судья) подверг его трёхчасовому допросу, чтобы выяснить, насколько верующим он является.

После сдачи этого экзамена кадий выдал ему «религиозный паспорт» за подписью муфтия Османской империи и других учёных и имамов для устранения возможных бюрократических препятствий. Черчвард выдвинулся из Южной Африки в Мекку в 1910 году. Он перенёс довольно изнурительную поездку на пароходе через Бомбей. Там он договорился со старым судном для паломников во главе с капитаном-шотландцем и добрался до Красного моря.

В суданском порту Суакин он посетил офис Британского совета, где ему сообщили, что не разрешат высадиться на берегу Джидды. Однако ему всё же удалось добраться до Джидды, где он связался с официальными лицами Османской империи. Ему удалось наладить контакт со своим гидом по хаджу, и они отправились в священный город на двух ослах, при этом по пути увидели в небе комету Галлея.

Махмуд Черчвард стал первым британским мусульманином, увидевшим Каабу в 1910 году, и он стал первым британским гостем Всевышнего Аллаха.

От расизма к всепоглощающей любви один хадж

Многие мусульмане, которым посчастливилось совершить хадж, никогда более не становятся прежними и всегда отмечают, что это паломничество стало важным, переломным моментом их жизни. Так стало и с Малкольмом Х, или, как его иногда называют, Хаджи Малик Аль-Шабаззом.

Речь идёт о мусульманине, который постиг всю суть истинного ислама, совершив в апреле 1964 года свой первый хадж. Примечательно, что до этого наш герой являлся членом и активистом чернокожей религиозной организации «Нация ислама», которая проповедовала расистские взгляды.

После того, как он покинул «Нацию ислама» в марте 1964 года, он совершил хадж, который стал отправной точкой для полной трансформации сознания Малкольма. В качестве доказательства немного ниже мы приведём слова из письма самого Хаджи-Малика аш-Шабаза, которые он адресовал своим бывшим соратникам в Гарлеме. В письме речь идёт о том, что случилось с ним во время поездки и что побудило его изменить свои взгляды.

«Я никогда не видел такого искреннего гостеприимства, никогда не чувствовал такого огромного духа истинного братства, как здесь, в этой древней Святой Земле, доме Авраама, Мухаммада (мир ему) и всех других пророков Писания. В течение прошлой недели я был полностью молчалив и очарован милостью людей всех цветов вокруг меня».

«Настоящее благословение, которое мне дано, - это посещение Священного города Мекки. Я сделал семь оборотов вокруг Каабы во главе с молодым лидером команды по имени Мухаммад, я пил воду из источника Зам-Зам. Я пробежал семь раз между холмами Аль-Сафа и аль-Марва. Я молился в Древней долине Мины и на горе Арафат».

«Там были десятки тысяч паломников со всего мира. Они были разных цветов: от голубоглазых блондинов до чернокожих африканцев. Но мы все вместе участвовали в одном ритуале, проявляли дух единства и братства. Мне казалось, исходя из моего опыта в Америке, что это никогда не может произойти между белыми и небелыми».

«Америка должна понять ислам, потому что это единственная религия, которая стирает из общества расовые разногласия. В ходе моих путешествий по мусульманскому миру я встречался, разговаривал и даже ел с людьми, которых в Америке считали бы белыми, но поведение, свойственное белым, было искоренено из их сердец исламской религией. Я никогда раньше не видел такого искреннего и подлинного братства между людьми, вне зависимости от цвета их кожи».

«Вы можете удивиться, что я говорю такие слова. Действительно, то, что я увидел и пережил в этом паломничестве, побудило меня переосмыслить многое из того, в чём я был уверен ранее, отказаться от многих своих взглядов. Это было не слишком трудно для меня.

Несмотря на твердость моих прежних убеждений, я всегда был человеком, который стремится смотреть фактам в лицо и принимать жизнь такой, какая она есть на самом деле, воспринимая всё новое как бесценный опыт и знания, обогащающие меня. Я всегда старался смотреть на мир открытыми глазами. Это необходимо для гибкости, которая должна идти рука об руку с поиском истины».

«В течение последних одиннадцати дней здесь, в мусульманском мире, я ел из одной тарелки, пил из одного стакана, спал на одном ковре, поклонялся тому же Богу, что и все мои собратья мусульмане. И среди них есть те, чьи глаза были голубые, волосы невесомые, чья кожа белее той, какую я видел ранее. В словах и делах белых мусульман я чувствовал ту же искренность, что и среди чёрных африканских мусульман Нигерии, Судана и Ганы».

«Мы были действительно равны между собой, мы были братья, потому что их вера в Единого Бога убрала «белизну» из их умов, из их поведения, из их отношения к другим».

«Я могу заключить из своего опыта, что если бы белые американцы приняли единство Бога, то, возможно, они приняли бы единство всего человечества, а затем перестали бы судить, судить и вредить другим из-за различий в цвете кожи».

«Никогда ещё окружающие меня люди не ценили меня так высоко. Я никогда не чувствовал себя более скромным и недостойным. Кто поверит вам, если вы скажете ему, что американский негр осыпан здесь благословениями? Несколько дней назад человек, которого в Америке назвали бы белым, дипломат Организации Объединенных Наций, посол, получивший приглашение от королей, уступил мне свой номер в гостинице, свою кровать. Я не мог даже мечтать о том, что мне когда-нибудь окажут такие почести, которые в Америке будут оказаны королю, а не негру».

«Вся моя благодарность Богу, Господу миров».

Во время хаджа Малькольм X прошёл через многие испытания, которые оказали на него положительное влияние. Щедрость и открытость местных жителей, которые приветствовали его в своих странах, впечатлили его больше всего. Он видел настоящее братство, братство людей, принадлежащих к разным расам и национальностям. Все это побудило его отказаться от расизма:

«Я не расист... В прошлом я позволял себе без разбора обвинять всех белых людей, всю белую расу, и мои слова причиняли вред некоторым людям, которые, возможно, не заслуживали такого обращения. Но, получив религиозные знания во время моего недавнего паломничества в священный город Мекку, я больше не подписываюсь под обвинениями против какой-либо из рас.

Отныне я стремлюсь жить жизнью праведного мусульманина, который чтит Сунну. Я хочу повторить, что я не расист и не разделяю расистских убеждений. Могу со всей искренностью сказать, что желаю только свободы, справедливости и равенства, жизни, свободы и счастья всем людям!»

Ильмира Гафиятуллина

Социальные комментарии Cackle
Home