• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Эксперты: террористы используют 25-й кадр и накачивают своих жертв наркотиками

Время чтения: 11 мин
3941

«В природе не существует таких понятий, как «добро» и «зло». Добрые и злые поступки творит сам человек» - эту мысль нужно донести до каждого человека, вне зависимости от его религиозных убеждений, национальной и гражданственной принадлежности. Ведь терроризм не имеет лица и национальности, экстремизм проявляется не только в религиозной сфере жизни, но и в каждом поступке, в каждой сфере деятельности.

Только ленивый не знает о том, что первопричиной попадания в радикальные организации является именно проблема религиозной безграмотности населения, особую роль в ликвидации которой играют светские и религиозные образовательные учреждения.

Как бороться с религиозным невежеством, где грань между патриотизмом и экстремизмом, кто такие экстремисты – жертвы вербовки или преступники, как эффективно противостоять вербовке и что говорить об этом антитеррористическое законодательство – это лишь малая часть вопросов которые были подняты в рамках прошедшего круглого стола «Стоп: экстремизм», проведенного в рамках республиканского месячника «Нет – экстремизму». Активное участие в дискуссии приняли имамы, Духовное управление мусульман Республики Татарстан, сотрудники религиозных учебных заведений и преподаватели светских вузов, психологи и журналисты. В роли модератора форума выступил директор Издательского дома «Хузур» Ришат Хамидуллин.

«Просвещенную часть религиозного сообщества еще можно спасти»

- Проблема экстремизма и терроризма – одна из самых актуальный сегодня, это ни для кого не секрет. Задача исламских религиозных деятелей и гуманитарного сообщества в том, чтобы понять корни этого феномена, который представляет угрозу будущему нашей страны и всего человечества. Здесь можно найти много разных подходов, - обратился к участникам круглого стола первый заместитель муфтия, председателя ДУМ РТ Рустам хазрат Батров.

– Здесь есть и геополитические, и психологические, и политические, и богословские факторы. Сводить все к проблеме религии было бы не верно: религия выступает как внешний способ выражения глубинных идей. Будучи движимым собственными мотивами, внешне выглядит, что человека в радикализм привела его религиозная идентичность. Это иллюзия, которую необходимо разрушить.

Яркий пример этому – разрушенный памятник Будды в Афганистане. Как результат – весь ислам заклеймили как религию, не терпящую инакомыслия. Каким же образом тогда эти статуи дошли до наших дней? Если бы ислам пропагандировал агрессивное отношение к другому мировоззрению, к иной культуре, то эти памятники давно были бы стерты с лица земли. Однако там жили мусульманские ученые, богословы.

Такое восприятие происходит из-за отсутствия знаний, из-за невежества большей части населения. В этом ключе крайне важным становится не просто обмен опытом на уровне проведения массовых мероприятий, встреч, круглый столов и конференций. Важно уделить здесь внимание уровню образования и повысить национальную и религиозную грамотность людей.

- Анализируя проблему наличия радикальных движений, нужно в первую очередь определить ключевые понятия, в каком богословском правовом пространстве нужно организовать эту работу по борьбе с экстремизмом и терроризмом? Где эта правовая среда, это пространство? Вот этот вопрос для нас до сих пор открыт, -посетовал Рафик Мухаметшин, ректор Российского Исламского института.

– Работа в области религиозного образования, борьба против радикальных организаций должна опираться на какие-то инструменты. Мы должны изучать мировой опыт. Всю нашу предстоящую работу надо разделить на две части. 

В первую очередь, есть те религиозные организации, Духовные управления, в уставе которых четко записано, что сегодня они придерживаются определенного мазхаба определенной акыйды. То есть Духовное управление должно определить для себя это пространство. С другой стороны, есть проблема мусульманской духовной молодежи, которая не вписывается в эти традиции. Для них нужно создать отдельную площадку, в рамках которой и надо вести работу. Нужно и важно придерживаться мазхабической традиции. Это не значит, что необходимо набрасываться на тех, кто вне мазхаба. С этими людьми тоже надо работать, вести разъяснительные беседы. Для всего этого надо иметь четкий инструмент, которого, к сожалению, у нас сегодня не имеется. Проблема понимания, где наши границы, есть.

По словам Рафика Мухаметшина, религиозное мировосприятие не сводится только к чтению намаза и где он держит в это время свои руки. Как только человек встал на намаз, он выстраивает свои мировоззренческие установки, устанавливает вокруг себя другую, уже мусульманскую субкультуру. Он пытается привлечь с других культур, с тех, которые ему близки. Вот эта попытка сформировать другие культуры приводит к тому, что традиционные духовные ценности переживают кризис.

- За Кораном и сунной у этого человека нет никаких богословских традиционных ценностей. Здесь не надо упрощать проблему.

Именно поэтому так важно заниматься просвещением, особенно среди молодежи, которая пытается отвергнуть все традиции, называя их пережитком старины. Особую роль здесь играет наличие знаний о представителях иных культур, последователях других религиозных верований. В этом направлении не так давно в Казанской православной духовной семинарии была создана абсолютно новая кафедра – кафедра исламоведения, заведующим которой стал отец Иоанн Васильев.

- Проблема исламского экстремизма это проблема не только мусульман, а всеобщая проблема. Здесь крайне важен вопрос межрелигиозного диалога. Именно поэтому мы приняли решение создать в нашей школе кафедру исламоведения. Теперь все наши студенты с первого курса изучают арабский и персидский языки, что позволит им хотя бы читать тексты. Проект это не миссионерский, а образовательный. Наша цель – межрелигиозный диалог. Мы хотим обезопасить нашу молодежь от заражения экстремистскими идеями.

Стоит отметить, что уже около двух лет проходят совместные мероприятия при участии мусульманской и православной молодежи и священнослужителей, проводятся дискуссии и встречи, которые являют собой яркий пример межконфессионального диалога и позволяют налаживать тесные связи.

Отдельным пластом стоит вопрос с антитеррористическим законодательством, которое, несмотря на свою серьезность, имеет некоторые противоречия и недоработки.

- В законе о политических партиях отмечается, что нельзя создавать партии по национальному, расовому, религиозному признаку. То есть религиозная политика неприемлема. Но ведь Коран включает в себя все: и социальную жизнь, и личную, и политик, - отметила Лейла Алмазова, доцент КФУ, преподаватель Института международных отношений, истории и востоковедения.

"Без патриотического воспитания мы обречены на поражение перед экстремистами

- Надо проблему очертить в целом. Когда мы используем термин «религиозной безграмотности», мы обозначаем лишь часть. На самом деле мы сегодня в обществе наблюдаем и этнографическую безграмотность: люди плохо представляют, как этнически устроено наше общество. Религиозная безграмотность – это лишь часть некоего вакуума населения о том, как устроено наше общество, наша страна, какие существуют народы и вероисповедания, - оценил ситуацию Ирек Шарипов, директор Дома дружбы народов, депутат Госсовета РТ. – Когда мы говорим о способах донесения информации, прежде нужно определиться, какую информацию мы хотим донести до населения. Надо давать какие-то базовые знания, которыми должны обладать все.

Три года назад был запущен проект по ликвидации этнографический безграмотности. Первоначально это были уроки толерантности, сейчас – уроки дружбы и согласия.

- По сути это уроки этнографии. Этнографической грамотностью должны владеть все, поэтому мы придумали схему, когда 100% семиклассников в течение года посещают Дом дружбы, где в течение двух часов им рассказывают об устройстве государства РФ, Республики Татарстан, знакомим с религиозным и национальным составом, что является правильным и неправильным. Это простые вещи, но их никто не доносит.

Для большего охвата и объективности нужно с другими институтами общества надо определить главные ценности, которые нужно донести до людей.

- Наши коллеги, работающие в области религии, суживают ракурс своей деятельности. Вспомните, у татар имамом всегда был самый грамотный, самый знающий, самый успешный человек. Роль имама должна быть шире, нежели просто чтение вагазов.

Эту идею поддержал и Фарид хазрат Салман, руководитель Центра изучения Корана и Пречистой Сунны.

- Месяц назад муфтий Камиль хазрат читал проповедь об обязательности наличия головного убора, а 75-80% прихожан сидели без головного убора. Муфтий призывал, чтобы мусульмане придерживались Сунны Пророка (мир ему и благословения). Когда я пришел через неделю, ситуация осталась прежней. Здесь речь идет о внимании паствы к пропаганде традиционных религиозных ценностей. В то же время экстремисты правят балом в интернете. Эта ситуация характерна для мечетей разных регионов России. Какую же ситуацию мы наблюдаем?! В пятницу, после жомга намаз молодежь кучкуется, делятся своими проблемами, получают советы друг у друга.

Ранее выстраивалась очередь к имаму, чтобы спросить у него совета, обратиться за помощью. Все это говорит о недостаточности работы с паствой. Книг у нас много, но вот сам механизм работы не налажен, отсутствует дисциплина как среди прихожан, так и среди имамов. К тому же 800 наших имамов не имеют специального религиозного образования. Это даже хорошо, ведь то религиозное образование, которое мы имеем сейчас, является миксом. Сам по себе татарский ислам – уникальный феномен, он есть, но его обезличивают, его не изучают и не знают. Это выражается в манере одежды, в лексике.

Разбирая механизмы воздействия радикалистов на человека, Фарид хазрат привел отношение экстремистов к понятию «патриотизм».

- Экстремисты говорят, что в исламе нет патриотизма. А ведь в хадисах Мухаммада (мир ему и благословение) есть слова о том, что любовь к Родине – часть веры. Поэтому воспитание и укрепление патриотических чувств – самый большой удар по экстремизму. Пока не будет реального патриотического воспитания, даже, может быть, насаждения, экстремизм будет брать верх. В исламе патриотизм есть и он даже больше, чем выражен.

Образ «вечно скорбящей мусульманской вдовы»

- Проблема, касающаяся религиозного экстремизма, не внутрирелигиозная, а общественная. Экстремизм – это в чистом виде идеология, не имеющая отношения к вере. То, как это разделять, нужно доводить до массового сознания. Сейчас мы с вами можем наблюдать вытеснение морали из светского общества, что приводит к эстетизации восприятия реальности, - прокомментировала происходящее заведующая кафедрой журналистики Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ Светлана Шайхитдинова. – Необходимо думать о том, как люди воспринимают, общими тезисами здесь не обойтись.

Почему более восприимчивой является молодежь? Общество сделалось очень отчужденным от человека. Особо остро это чувствуют молодые люди, которые нуждаются в вере, в поддержке и помощи. Здесь особую роль играют средства массовой информации. Если углубиться в историю, то мы вспомним, что журналистика сама по себе неотрывна от человека и должна следовать принципу «не навреди». Демонстрация в роликах взрывов под музыку, использование документальных кадров вкупе с идеологическим содержанием доставляет молодежи удовлетворение от того, что они видят законченную профессиональную форму. Молодой зритель, у которого нет опыта пережитой смерти, воспринимает это как простую картинку.

Говоря о создаваемых видеороликах, которые распространяет ИГИЛ (запрещенная на территории РФ организация), стоит отметить, что зачастую они используют 25-й кадр, который действует не на всех, но все же действует. Особенно полюбился приверженцам радикальных организаций образ «вечно скорбящей вдовы». Речь идет насильственном, путем применения медикаментов, поддержания угнетенного состояния.

- Проблему религиозной безграмотности я отношу к четвертому типу – к экстремистам-инфантилам. Это люди, которые не обладают определенными знаниями, а мечта получить все это магическим способом их одолевает, что приводит к тому, что ими манипулируют, - разъяснил Рамиль Гарифуллин, доцент кафедры педагогики, психологии и дефектологии ЧОУ ВО «Академия социального образования». – Есть еще экстремисты-экзистенциалы, которые ищут смысл жизни, которые открыты к религии и ходят на границы жизни и смерти. На втором месте стоят экстремисты-психопаты, которые хронически страдают депрессивными синдромами, маниакальными состояниями. Для них религия становится психотерапией, имеющей вторичное значение.

Есть еще террористы-суицидники, которые хотят уйти из этого мира. Об этом прекрасно знают и манипуляторы. Пятый тип – зомби.

- Здесь зомбирование идет с помощью наркотиков. Это "исламская" психиатрия, когда людей с помощью определенного содержания психотропных веществ подсаживают на чаи, супы. Отсюда возникает феномен «вечно страдающей вдовы». Любая нормальная вдова, которая похоронила своего мужа-мусульманина, обычно восстанавливается через 3 месяца. Если ее накачивают психотропными веществами, то она страдает вечно депрессивным синдромом и всегда готова совершить террористический акт на основании мести. Известен факт, что некоторые террористки были наркоманками...

Есть еще тип солидарников, которые идут на это в силу солидарности с теми, кто в ином мире. Они считают, что обязаны попасть туда вслед за своими братьями. Террористы-эксплуатируемые поддаются манипуляции на основании того, что должны отработать свой «долг».

Это лишь малая часть вопросов, которые еще предстоит обсудить экспертам в рамках месячника "Нет - экстремизму". Планируется, что еще одна подобная встреча пройдет в конце сентября. А по итогам этого круглого стола будет принята резолюция, которая станет рекомендацией к действию не только для духовных лиц, но и для молодого поколения и их родителей.

Ильмира Гафиятуллина, Казань

Социальные комментарии Cackle