Россия и Иран: вероятное будущее двустороннего сотрудничества. Часть 2

281

В последние десятилетия Москва неуклонно расширяла и совершенствовала свои отношения с Ираном.

В последние десятилетия Москва неуклонно расширяла и совершенствовала свои отношения с Ираном.

Начало: Россия и Иран: вероятное будущее двустороннего сотрудничества

Однако в сотрудничестве между Россией с Ираном имеются и определенные сложности. Например, существует несколько факторов, которые свидетельствуют о неготовности, а возможно и невозможности для Ирана предоставить России постоянные права на базирование в стране и порты на побережье.

Прежде всего, подобное запрещается Конституцией Ирана, принятой в 1979 г. 146-я статья Основного документа страны гласит: «Запрещено размещение каких-либо иностранных военных баз на территории страны даже в мирных целях». Во-вторых, Исламская республика Иран в своей внешней политике всегда делала акцент на своей независимости от великих держав.

Поэтому Иран не может разрешить России военное присутствие в ее портах, поскольку это подорвет авторитет страны как одного из немногих независимых государств. Однако полностью исключать возможность перехода российско-иранских отношений на иной уровень нельзя и не следует. Ирану тяжело дается его независимость.

Страна, фактически, является изгоем, она шатается под тяжелым бременем введенных США санкций и находится на грани военного нападения со стороны США, их западных союзников или стран-прихвостней Вашингтона на Ближнем Востоке. Поэтому официальный Иран может решить отказаться от некоторых нюансов своей независимости в пользу физического военного присутствия России на ее территории.

Это позволило бы Ирану заполучить серьезный сдерживающий фактор против агрессивных намерений США. Тем более, что Иран воочию убедился в эффективности введения российских военных в Сирию, поскольку именно этот фактор не позволил США начать полномасштабную военную операцию против режима Асада. Однако Ирану следует понимать, что Россия вряд ли присоединится к нему и станет защищать своего южного союзника в случае, если США все-таки начнут войну против Ирана.

В целом, в свете сказанного выше, в регионе складывается еще одно военно-политическое уравнение со многими неизвестными последствиями. Вне зависимости от того, удастся ли России реализовать свое давнее стремление к получению военно-морских баз на иранском берегу Залива, уже понятно, что чересчур агрессивная политика Вашингтона в отношении Тегерана дала России возможности для укрепления и дальнейшего развития своего влияния на Иран и на регион в целом.

Следует также учитывать, что, если в последние десятилетия Вашингтон не приобрел каких-либо каналов связи с Тегераном, то все эти годы Москва неуклонно расширяла и совершенствовала не только свои отношения с Ираном, но и с государствами региона Персидского залива в целом, а также с арабским миром вообще.

Поэтому, когда арабские аналитики, пусть и враждебно расстроенные по отношению к Ирану, говорят о Президенте РФ как «великом примирителе», то в этом нет преувеличения. Более того, возможно даже, что печальная ситуация с ДРСМД была инициирована американцами сознательно, с целью вовлечь Россию в новый этап безудержной гонки вооружений.

Как минимум, это может заставить Россию начать экономить и, как следствие, отказаться от владения дорогостоящими внешними военными базами. Как максимум, новая гонка вооружений может воскресить сценарий развала СССР. Известно ведь, что СССР, который в экономическом плане выглядел лилипутом по сравнению с США, не выдержал такого напряжения и исчез с карты мира, лопнув как мыльный пузырь.

Возможно, что гонка вооружений приведет к подобному финалу и Россию, учитывая ее современное экономическое состояние, внешнеполитические предпочтения и иные особенности национального менталитета и способа хозяйствования.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle
Home