• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Центральная Азия: загадка, которую нужно разгадать

4859

Туркестан. (Источник фото: yandex.ru)

Туркестан. (Источник фото: yandex.ru)

Кубинский историк д-р. Сунамис Фабело Консепсьон поделилась исследованием под названием «Влияние Центральной Азии на реконфигурацию Евразии». Факт сам по себе примечательный хотя бы потому, что мол где Куба и где Центральная Азия. Но что более важно – перед нами взгляд с другой стороны планеты, из рамок иной культуры на историю одного из ключевых регионов мира.

Сунамис Фабело Консепсьон имеет степень доктора исторических наук (2018, Гаванский Университет). В настоящее время она является научным сотрудником Центра исследований международной политики (CIPI). Ей принадлежат исследования и консультации по вопросам Евразийской проблематике и вопросам политической коммуникации.

Затронутая тема, - Центральная Азия, - лично для мня, была интересна всегда. Например, в ходе моих исследований, касающихся истории татарской общественной мысли, я раз за разом выхожу на центральноазиатскую тему. Отмечу, что это только в географической литературе регион называется Центральной Азией. На деле это Туркестан, т.е. Страна тюрков – один из древнейших центров тюркской культуры. И территориально он гораздо больше упомянутого географического понятия. Подойдя к нему с позиции научного интереса понимаешь, что Туркестан неисчерпаем во всех отношениях. Его прошлое завораживает, его настоящее обнадеживает, его будущее грандиозно.

Думаю, неслучайно д-р. Сунамис обратила внимание на процессы, которые происходили и происходят в этой части мира. Поэтому возьмусь хотя бы вкратце рассказать своими словами о видении и идеях кубинской исследовательницы, которые у нее сформировались в ходе изучения Центрально-Азиатского региона.

Д-р Сунамис, несомненно, права, когда утверждает, что Центральная Азия – это регион, который исторически рассматривается как мост между цивилизациями. Действительно, в прошлом этот мост соединял всю Евразию от океана до океана: далекий Китай, сказочная Индия, бесконечная Великая кипчакская Степь, неописуемо красивые фьорды Скандинавии, Атлантическое побережье Европы, Ближний Восток, Северная Африка – все эти и многие другие регионы мира испытали на себе влияние Туркестана.

В советскую эпоху та часть Туркестана, которая оказалась в границах СССР, на десятки лет «выпала» из своего исторического предназначения. Однако распад СССР, осуществленный тремя главами его «славянских» республик, - этих несчастных государстворазрушителей, - положил конец изоляции региона.

Действительно: нет худа без добра. Началось строительство национальных тюркских государств, возвращение людей к своим персидским, тюркским, арабским и мусульманским корням, а также процесс реконфигурации Евразии, который отражается в таких проектах, как Евразийский экономический союз, возглавляемый Россией, или китайский мегапроект «Инициатива Пояса и Пути».

Великий шелковый путь чуть более 2000 лет тому назад протянул великолепный мост от Китая до Европы, до самых испанских королевств пятнадцатого века. Караваны купцов, воинов и мудрецов мигрировали с востока на запад и наоборот, заселяя степи и города. Уже в ту пору центральноазиатский регион играл важную роль в строительстве и обустройстве тогдашнего мира.

Действительно, Туркестан – это древнейшие города, возникшие, в том числе, благодаря караванам, идущим по Шелковому пути. Те, кто знал правдивую историю, лишь усмехались, когда читали книжки по истории СССР, где исходной точкой назывались какие угодно поселки первобытных людей, затерянные в болотах и лесах умеренных широт, но только не процветающие центры торговли и культуры в тогда еще Советской Средней Азии.

Сунамис отмечает, что история центральноазиатского региона была тесно связана с симбиозом двух фундаментальных вопросов: с одной стороны, это легендарный маршрут, обмен между очень разными мирами. С другой стороны, все виды деятельности были обусловлены весьма специфической природной средой, климатом и географией местности, которая во многом определяла каждый момент ее исторического развития.

Также мимо ее внимания не прошел тот факт, что «в целом Центральная Азия является одним из наименее четко очерченных регионов в мире. Его богатая историко-культурная динамика, такая как мосты, перекрестки и пространство для обмена опытом между различными цивилизациями, делает его трудноопределимой областью». Правильно подмечено. И причиной этой «нечеткости» - тюркский фактор, о котором я уже упомянул выше.

Пытаясь объяснить эту особенность, Сунамис обращается к мнению профессора Себастьяна Страйда, который, в свою очередь, поясняет, что «единственное определение, с которым согласны большинство специалистов, является “негативным”: “Центральная Азия охватывает все, что не является ни Китаем, ни Индией, ни Юго-Восточной Азией, ни Европой, ни Восточной средой"...это последнее определение очень выразительно, так как, несмотря на то, что предполагает его название, “Центральная” Азия никогда не является центром чего-либо».

В общем, как я понимаю, кубинцы не смогли разгадать эту загадку. Поэтому, озадаченная Сунамис продолжает подыскивать определение, которое звучит совсем уж не по-научному, а скорее напоминает художественный текст: «Ничейная-ничейная-земля между “цивилизациями", которую атласы мира отражают, в общем-то, только на картах всей Евразии. На региональных картах, напротив, он обычно выглядит секционированным, заполняя угол, который завершает карты, сосредоточенные на крупных странах или цивилизациях: китайском, Индийском, русском или ближневосточном мирах…».

Из сказанного выше, становится очевидным, что для уважаемой Сунамис Центральная Азия является загадкой, которую нужно разгадать. Получится ли сделать это? И к каким выводам придет кубинский историк?

Продолжение: Центральная Азия: загадка, которую нужно разгадать. Часть 2

Айдар Хайрутдинов

Комментарии для сайта Cackle