• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Удивительная история о том, как досточтимая Халима стала молочной матерью Пророка (мир ему)

2430

Молочные матери Пророка Мухаммада (мир ему)

Молочные матери Пророка Мухаммада (мир ему)

Все хадисоведы и исследователи сиры были единодушны в том, что Севба первой после Амины давала свое грудное молоко Пророку (мир ему). Севба (или Сувайба) была наложницей Абу Ляхаба (дяди Пророка (мир ему)). Ученые в области сиры говорили, что младенец в течение семи дней сосал грудь своей матери, а затем также семь дней питался молоком Севбы. Согласно одному риваяту, Севба продолжала его кормить до того времени, когда эта обязанность перешла к досточтимой Халиме.

В те времена у жителей Мекки имелся обычай отдавать своих младенцев кому-нибудь из женщин для вскармливания грудью. Поскольку в Святой Мекке часто бывала очень жаркая погода, они отправляли своих детей в соседние селения с более прохладным воздухом и чистой водой. Каждый год весной и осенью в Мекку приходили женщины из соседних селений, они забирали у городских жительниц новорожденных детей для вскармливания их грудью и возвращались с ними в свои селения.

До того, как женщины племени Бану Са҆д начали приходить в Мекку, у курайшитов начался голод. Дошло до того, что матери не могли кормить грудью своих младенцев. От сильной засухи высохли все деревья и травы, люди оказались в плачевном состоянии.

Халима (вторая молочная мать Пророка (мир ему)) рассказывала:

«В том году я часто ходила по полям, собирала траву и благодарила Аллаха. А затем снова возвращалась домой. Иногда проходило три дня, а я ничего не ела. В таком состоянии я родила ребенка. С одной стороны - голод, с другой - трудности родов. Я и не знала, по какому поводу больше сокрушаться. В одну из ночей я была в поле и там заснула.

Во сне я увидела, как пришел какой-то человек и воду белее молока. Он окунул меня в эту воду и предложил попить, я досыта выпила. Потом он еще раз заставил меня выпить эту воду, которая была слаще меда. «Ты меня узнала?» - спросил он. Я ответила, что не узнала. «Я - твои восхваления и благодарности Аллаху, которые ты возносила в трудном положении. Эй, Халима, иди в Мекку, там найдешь много полезного. Там один луч света станет тебе товарищем. Этот сон никому не рассказывай».

Вскоре женщины из нашего племени стали собираться идти в Мекку, чтобы забрать там младенцев для вскармливания грудью. Мы тоже вместе с моим мужем Харисом ибн Абдульуззой и детьми присоединились к этому каравану. Время от времени мы останавливались на отдых. Когда один раз мы тронулись в путь после привала, послышался таинственный голос: «В этом году Аллах Всевышний прекратит нужду и голод благодатью младенца, родившегося у курайшитов. Да будет счастлива та, кто станет кормить его грудью. Эй, дочери Бану Са҆да, поторопитесь обрести это счастье».

Услышав этот голос, женщины нашего племени поехали быстрее. У меня был слабенький ослик, неспособный сделать ни шага. У меня была верблюдица, которая не давала ни капли молока. В итоге мы, падая и вставая, кое-как тащились за караваном. Мой супруг говорил: «Давайте поторопимся, догоним караван. Иначе они приедут раньше нас и заберут у курайшитов всех новорожденных детей для кормления грудью, а ты вернешься ни с чем». Но сколько бы я ни погоняла своего осла, догнать караван не смогла.

В понедельник мы приехали в Мекку. Женщины из нашего племени опередили меня и взяли у знатных и богатых семей Мекки младенцев для кормления грудью. Я начала обходить окрестные дома, но так  и не смогла никого найти. Я была сильно опечалена и пожалела о том, что приехала. В это мгновение показался один человек величественного  вида.

Он спросил: «Не осталось ли женщины, желающей стать молочной матерью?» Это был Абдул Мутталиб. Я тотчас подошла к этому человеку, выказала ему свое уважение. «Кто ты?» - спросил он у меня. «Я из племени Бану Са҆д, я Халима», - ответила я.

"Радостная весть для тебя, эй, Халима! В тебе есть два качества: праведность и мягкий нрав. От этих двух качеств зависят почет и уважение в этом мире и в ахирате. Эй, Халима! У меня есть внук, оставшийся без отца. Его имя Мухаммад (мир ему)", - сказал Абдул Мутталиб.

Я посоветовалась с мужем, меня одолевали сомнения, но все же я решилась взять этого младенца. Я сказала: «Принесите мне этого ребенка, я посмотрю на него». Абдул Муталлиб очень обрадовался моим словам, совершил земной поклон в знак благодарности Аллаху, а затем произнес: «Йа иляхи! Одари своей милостью Мухаммада и Халиму».

Позже он отвел меня в дом к Амине-хатун. Там меня встретила женщина со светлым ликом, подобная луне в четырнадцатую ночь лунного месяца. Она взяла меня за руку и отвела в комнату, где находился Мухаммад (мир ему). 

Он лежал, завернутый в пеленку из белой шерстяной ткани. От него исходил запах, подобный мускусу. Голова его была прикрыта кусочком зеленого шелка. Я увидела его сияющее как солнце лицо. На его челе сиял божественный луч (нур иляхи). Я тотчас полюбила его всем сердцем и душой.

Чувствовалось, как по всем порам моего тела стекается молоко в грудь. Я положила руку на его благословенную грудь. Он проснулся, посмотрел на меня и улыбнулся. Со мной словно что-то случилось. Раньше я никогда не видела никого, обладающего таким прекрасным ликом. Из его благословенных глаз исходило чудесное сияние, доходящее до небес. Я тут же прикрыла его лицо, затем взяла его на руки и дала ему правую грудь. Он начал сосать. Потом я дала ему левую грудь, но он ее не принял».

Ибн Аббас (р.а.) говорил: «Посланник Аллаха (мир ему)  уже тогда соблюдал справедливость, ведь левую грудь сосал ее собственный сын, и он не хотел отнимать то, что положено другому».

Халима поведала: «Я всегда берегла правую грудь для Расулюллаха, а левую давала своему сыну. Каждый раз после кормления я хотела вытереть Расулюллаху губы, но всегда оказывалось, что кто-то из мира сокровенного уже вытер их. До тех пор, пока этот султан двух миров не отрывал губы от моей груди, мой сын не приближался.


Когда Мухаммад (мир ему) в первый раз начал сосать мою грудь, я посмотрела на его благословенное лицо. Я не могла сдерживать себя от безмерной радости. Мне хотелось как можно скорее отнести его к моему супругу, не терпелось показать ему прекрасный лик этого младенца.

Амина-хатун обратилась ко мне: «Халима, не покидай пределы Мекки без моего разрешения. Я увидела столько всего, что касается этого ребенка». Она рассказала мне о многих удивительных событиях и дала мне много наставлений.

После я рассталась с Аминой и пришла к мужу, который потерял сознание, едва увидев Мухаммада (мир ему)  у меня на руках. Придя в себя, он совершил земной поклон в знак благодарности Всевышнему, а затем произнес: «Эй, Халима! До сегодняшнего дня я не видел человека с таким прекрасным лицом».

С того дня в нашем доме стали происходить удивительные события, появилось много благодати. К примеру, у нас была верблюдица, которая была настолько слаба, что не давала ни капли молока, несмотря на все наши старания. Той ночью она дала столько молока, что этим молоком я наполнила всю имеющуюся в доме посуду».

Халима еще три или семь дней оставалась в Мекке. Каждый день она приходила к Амине и рассказывала ей о происходящих событиях. Амина-хатун также вспоминала удивительные события, очевидицей которых стала сама, рассказывала эти истории Халиме и просила ее беречь ребенка.

Халима говорила: «В один из дней я пришла к Амине и попрощалась с ней. Она щедро одарила меня и еще раз дала много наставлений. Мы решили вернуться в наши исконные земли вместе с племенем Бану Са̓д. Я села верхом на осла и положила перед собой Мухаммада (мир ему). Мой ослик, который до этого с трудом переставлял ноги, зашагал так быстро, даже показалось, что вот-вот вытянет шею и начнет танцевать».

Продолжение следует...

Из книги "Истории пророков"

Комментарии для сайта Cackle