• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Как синий паспорт Нансена помог некоторым татарам найти новую родину

Время чтения: 5 мин
551

Члены Нарвского Магометанского прихода. Нарва, 1937–1940 гг. Сидят слева направо: Гафур Баев, Самигулла Сарипов (мой отец, председатель общества), Мустафа Хаердинов (самый богатый татарин Нарвы), Имай Мифтахетдинов. Стоят слева направо: Абулкуддус Имаметдинов, Зиннатулла Сарипов (мой дед), неизвестный. (Из семейного архива Тимура Сарипова)

Члены Нарвского Магометанского прихода. Нарва, 1937–1940 гг. Сидят слева направо: Гафур Баев, Самигулла Сарипов (мой отец, председатель общества), Мустафа Хаердинов (самый богатый татарин Нарвы), Имай Мифтахетдинов. Стоят слева направо: Абулкуддус Имаметдинов, Зиннатулла Сарипов (мой дед), неизвестный. (Из семейного архива Тимура Сарипова)

Предлагаем вашему вниманию интервью с Тимуром Сариповым – одним из известных представителей татарской общины в Эстонии, чьи предки переселись сюда в начале 1920-х годов. В свое время он возглавлял такие татарские национальные общества как «Idel» и «Yõldõz». Тимур эфенди активно интересуется историей своей общины, чтобы сохранить достоверную информацию для будущих поколений.

– Тимур эфенди, вы являетесь татарином в третьем поколении, который живет на земле Эстонии. Пожалуйста расскажите немного об истории вашей семьи и об истории татар в Эстонии. Известно ли, когда здесь впервые появились татары? Когда и почему ваши предки решили сюда переселиться? Откуда они переехали и в каком городе обосновались?

– Мои предки приехали в Эстонию 1924 году из татарского села Куй Суы (Овечий Овраг), который ныне находится в Краснооктябрьском районе Нижегородской области. В Эстонии они обосновались в городе Нарва. Это были сложные времена, когда Россия начала закрывать свои границы. Им удалось выехать лишь благодаря синему паспорту Нансена.

Нансен очень хорошо относился к народным меньшинствам в России и старался им всячески помогать. Он попросил Ленина отпустить тех, кто хотел бы покинуть страну, обеспечил их деньгами и продуктами. (В те годы в Поволжье начался страшный голод). Мои предки воспользовались этой возможностью и в январе 1924 года пересекли границу.

Реклама магазина Мустафы Хаердинова (Хайретдин) в эстонской газете. Он также совмещал должность имама в татарской общине Нарвы. (Из личного архива Гайнутдинова Д.М.)

Реклама магазина Мустафы Хаердинова (Хайретдин) в эстонской газете. Он также совмещал должность имама в татарской общине Нарвы. (Из личного архива Гайнутдинова Д.М.)

Когда они приехали в Нарву, то здесь уже существовала татарская община. 15 сентября 1928 года нарвские татары создали свое религиозно-культурное общество «Нарвский магометанский приход». Среди важных представителей нарвской общины татар, которые финансово поддерживали функционирование общества были Хусаин Фаткуллин, Мустафа Хаертдинов, Закир Фатхулла Шахмай, Закир Байбуров и Зариф Алиходжин (дед моей супруги). Всего их было примерно 80 человек. К ним еще присоединились татары из Тарту и других городов Эстонии.

Говорить о том, что татары в Нарве были бедными, не приходится. В основной своей массе это были предприимчивые и по меркам того времени неплохо обеспеченные люди. Бизнес большинства из них был связан с текстилем. Они покупали разные ткани, отвозили их в Петербург, шили из них костюмы, пальто и другую одежду, а затем привозили обратно в Нарву и продавали.

– А почему отвозили в именно в Петербург?

– Потому что сшить там было дешевле раза в 3-4. В 1929 году татарская община Нарвы купила себе дом для прихода. У общины не было своего постоянного имама. Поэтому к ним часто из Финляндии приезжал имам финской татарской общины Вали-Ахмет Хаким хазрат. А для обучения детей из Германии приглашали Алимджана Идриси. Он обучал детей татарскому, арабскому и основам ислама. Практически большинство членов общины, кроме родного языка еще владели русским, эстонским, а также умели читать Коран на арабском.

Мечеть Нарвского Магометанского прихода. 1930-е гг. (Из семейного архива Тимура Сарипова)

Мечеть Нарвского Магометанского прихода. 1930-е гг. (Из семейного архива Тимура Сарипова)

– Ваши родители часть своей жизни прожили в независимой Первой Эстонской республике. Что они рассказывали об этом времени? Вспоминали ли с тоской или наоборот? Как вообще татарской общине жилось в это время?

– Они рассказывали, что в период Первой Эстонской республики Нарва была прекрасным городом. В то время среди татар были свои богачи, например, Фатих Закеров и Мустафа Хаертдинов, имевшие даже свои виллы в куротном городке Нарва-Йыэсуу рядом Нарвой, на берегу Балтийского моря.

В этот период татары купили землю у городской администрации рядом с Сивертским кладбищем (Siivertsi kalmistu) для обустройства отдельного мусульманского кладбища. Кстати, что интересно, татарское кладбище находилось рядом с еврейским, в других городах Эстонии также татарские кладбища соседствовали с еврейскими.

– Это татарское кладбище в Нарве сохранилось?

– Нет, сохранились лишь ворота. У нас в городе Котла-Ярве живет очень активный имам – Ринат хазрат. Он обещал этим заняться, очистить и обустроить бывшую территорию кладбища. Известно, что после войны там осталось 25 могил. Родственники не смогли их оттуда вывести.

– А памятники на этих могилах сохранились?

– К сожалению, нет. Они были разрушены во время бомбардировок. Вообще эта территория сейчас заросла деревьями и кустарником, она требует ухода и внимания. В городе у общины еще был свой большой молельный дом (мечеть). Когда советские войска освобождали Нарву, то во время бомбардировок, большая часть города сгорела, в том числе и наш молельный дом. Сейчас эта земля принадлежит городскому муниципалитету и там располагается детский садик. Хотелось бы на месте татарского мусульманского кладбища и на месте мечети установить мемориальные памятники. Очень надеюсь, что в будущем это удастся сделать для сохранения памяти наших предков и для упокоения их душ.

Продолжение следует...

На страже культуры, религии и языка: татары финского Тампере отметили 80-летие своего общества

Автор: Дамир Гайнутдинов

Социальные комментарии Cackle