• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Каюм Насыри: как случилось, что его почитали в Стамбуле, но не знали в Казани?

Время чтения: 7 мин
806

Фото: Ислам-тудей

Фото: Ислам-тудей

Знаменитый в Стамбуле, но преданный забвению в Казани

Сегодня мы отмечаем 199 лет со дня рождения Каюма Насыри (1825–1902) – великого татарского просветителя, этнографа, издателя, литератора, человека с разносторонними знаниями и интересами. Полное имя ученого Габдулкаюм Габдуннасырович Насыров. Он родился 14 февраля (2 февраля по старому стилю) в деревне Верхние Ширданы Свияжского уезда Казанской губернии (ныне село Малые Ширданы Зеленодольского района Республики Татарстан).

Маленький Каюм начальное образование получил у своего отца Габдуннасыра бин Хусаина. В последующем одаренный юноша решил продолжить свое обучение. Когда ему исполнилось 16 лет, он отправился в Казань в медресе имама мечети 5-ой махалли Казани (ныне эта мечеть известна как Галеевская), Ахмеда бин Сагита бин Ахмата бин Юсуфа аш-Ширдани. Известно, что Каюм Насыри желал учиться в знаменитом Кшкарском медресе, но по каким-то причинам этого сделать не удалось.

Позже Каюм Насыри стал посещать лекции Казанского университета в качестве вольнослушателя. После окончания учебы в медресе (1841–1855) его пригласили работать в качестве учителя татарского языка в Казанское духовное училище, а в последующем преподавателем в Казанскую духовную семинарию, которая готовила будущих православный священников. Параллельно Каюм Насыри стал обучать на дому татарских детей русскому языку.

14 февраля – день рождения Каюма Насыри

Фото: автор Р.С. Хуснутдинова/ museum.ru

Фото: автор Р.С. Хуснутдинова/ museum.ru

В то время татарская и русская общины города жили довольно изолировано и обособленно друг от друга. Знание русского языка среди татар в то время не поощрялось, лишь торговые дела или отдельные законы Российской империи вынуждали некоторые группы татар учить язык и сдавать по нему экзамены. Каюм Насыри, тот человек, который пытался навести мосты между татарским и русским миром. Именно поэтому в татарской среде его прозвали «Урыс Каюм» («русский Каюм»), что по меркам того времени считалось оскорбительным.

Сегодня в этой статье мне хотелось бы рассмотреть один интересный факт связанный с Каюмом Насыри и попытаться выяснить его причину. А факт заключается в том, что при своей жизни Каюм Насыри практически не был известен среди татар-современников, однако о нем знали в высших слоях Стамбула. Как так получилось? Попытаемся разобраться в этом вопросе.

Так Фатих Карими (1870-1937), известный татарский писатель, журналист, издатель и общественный деятель, проживший некоторое время в Стамбуле, оставил интересное воспоминание о Каюме Насыри. Оно было опубликовано, его дядей Ризаэтдином Фахретдином в статье «Габдулкаюм Насыри» в 21 номере журнала «Шура» от 1912 года (статья была посвящена 10-летию смерти ученого).

В своих «Воспоминаниях о Каюме Насыри» Фатих Карими пишет: «Когда я находился в Стамбуле, то слышал, что Ахмад Мидхат (известный османский писатель, журналист и политик) среди видных российских ученых-мусульман несколько раз упоминал Атауллу ахунда Баязитова, Каюма Насыйрова, Исмаила Гаспринского. Из уст шейха Джамаладдина Афгани (знаменитый мусульманский богослов) тоже несколько раз пришлось слышать те же самые имена.

Впрочем, находясь в России, я тоже много раз слышал эти имена. Но все же в России в качестве видных ученых-мусульман упоминались другие имена, прежде всего связанные с медресе Кшкара, Тюнтара, Мачкары, Чистополя, Казани. Но стамбульские ученые и писатели этих имен совсем не упоминали. Поэтому те три имени вызвали у меня отдельный интерес.

Из них я знал кое-что только об Исмаиле Гаспринском, остальные два имени мне ни о чем не говорили. По этой причине, вернувшись в Россию, я посчитал своим долгом посетить их и удостоиться возможностью пообщаться».

Фото: Р.С. Хуснутдинова/ museum.ru

Фото: Р.С. Хуснутдинова/ museum.ru

Когда в 1897 году Фатих Карими вместе со своим приятелем Хасаном Булатовым оказались в Казани и решили навестить Каюма Насыри, то нашли его живущим в забвении и в плачевном состоянии.

Вот что об этом пишет Карими: «Прежде всего, стало ясно, что этот человек, имя которого можно было услышать из уст стамбульских ученых и писателей, среди казанцев практически неизвестен. Когда я спрашивал: «Где живет издатель Каюм Насыри?», большинство отвечало: «Мы не знаем». Те, кто знали, немного подумав, переспрашивали: «Ты имеешь в виду того слепого Каюма? Он, кажется, живет на той улице».

Наконец, пройдя Сенной базар, мы оказались на Екатерининской улице (ныне ул. Тукая) и зашли в один из домов слева. Оказалось, что Каюм эфенди Насыров живет во дворе, в одном из флигелей данного дома. Это был очень маленький деревянный дом».

Полностью воспоминание Фатиха Карими о Каюме Насыри тут приводить не будем, его вы можете прочитать здесь.

Думаю, тайна такой известности Каюма Насыри в высших кругах Стамбула кроется в одной русской женщине, которую звали Ольга Лебедева (Olga de Lebedeff, в девичестве Борщова).

В последующем в Османской империи она стала известна под псевдонимами «мадам Гульнар» или «Гульнар ханум». Дело в том, что именно Каюм Насыри стал тем человеком, который сыграл ключевую роль в ее жизни, заложив в ней интерес в Востоку.

Фото: Seva_blsv/ elements.envato.com

Фото: Seva_blsv/ elements.envato.com

О ее юности мало что известно, ранее считалось, что она была родом из Казанской губернии. Однако судя по последним исследованиям она родилась в 1852 году в Санкт-Петербурге, в семье полковника Сергея Михайловича Борщова. Ее вторым мужем стал казанский городской голова Александр Александрович Лебедев.

Именно во время пребывания в Казани у нее появился интерес к татарам и к их культуре. Позже ее наставником стал Каюм Насыри, а интерес расширился: теперь ей были интересны ислам, мусульмане и мусульманский Восток в целом. У Каюма Насыри она изучала персидский, арабский, турецкий и книжный татарский языки.

Именно благодаря татарскому просветителю у нее постоянно рос интерес к Востоку. В результате их общения она перевела книгу «Кабус Намэ» с татарского на русский, изданную в 1886 году. До этого на татарский язык с персидского ее перевел Каюм Насыри.

Фото: Ислам-тудей

Фото: Ислам-тудей

Ее интерес к Востоку привел к поездке в Стамбул в 1881 году с планом перевода русских произведений на турецкий. Первоначально ее подозревали в шпионаже, запретив публикацию переводов на турецкий. В 1889 году на восьмом Конгрессе востоковедов в Стокгольме она познакомилась с турецким писателем Ахмадом Мидхатом (тем самым, о котором в своих воспоминаниях упоминает Фатих Карими), что стало переломным моментом.

Благодаря ему в отношении Лебедевой в Османской империи произошли изменения, и были опубликованы ее переводы. Ее труды оценил султан Абдул-Хамид II, наградивший ее орденом Милосердия II степени и грамотой за заслуги в востоковедении.

Фото: Givaga/ elements.envato.com

Фото: Givaga/ elements.envato.com

Именно в этот период она стала популярной в Османской империи, а ее труды и статьи стали печататься под псевдонимами «мадам Гульнар» и «Гульнар ханум». Газета «Сервет-и Фюнун» опубликовала положительную статью о Лебедевой, и в 1890-1893 годах она перевела и издала произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого, а также статьи Аятуллы Баязитова. Ее труды пользовались интересом в аристократических кругах, где ценилось ее стремление изучать ислам, мусульманское искусство и традиции.

Лебедева организовывала литературные вечера в своем стамбульском отеле, где присутствовали известные турецкие деятели культуры, такие как поэтесса Нигяр Ханум и писательница-романист Фатма Алие. Ольга Лебедева в своих беседах конечно же не могла обходить стороной Каюма Насыри, человека которому она была обязана многим.

Таким образом он стал известен в высших кругах Османской империи, однако был предан забвению у себя на родине. Если Каюм Насыри был мостом между русским миром и татарским в Казани, то благодаря ему Ольга Лебедева стала мостом между Османской и Российской империями в Стамбуле, и оба пытались найти точки соприкосновения между Западом и Востоком.

Автор: Дамир Гайнутдинов

Социальные комментарии Cackle