• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Как в Германии борются с экстремизмом, и полезен ли этот опыт для России?

Время чтения: 5 мин
1948

В рамках ежегодного месячника по противодействию идеологии экстремизма и терроризма на базе Центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан состоялся круглый стол, в ходе которого эксперты смогли более подробно ознакомиться с самыми успешными отечественными и зарубежными практиками профилактики проявления деструктивных идеологий.

После приветствия, директор ЦИИ АН РТ Ринат Патеев поделился впечатлениями от участия в российско-германском семинаре для специалистов по работе с молодежью «Профилактика радикализма в молодежной среде». Мероприятие прошло с 16 по 12 сентября в городах Дюссельдорф и Гамбург. По его информации в Германии активно работает горячая линия, которая стартовала в 2012 году и нацелена на оказание консультативной помощи, в первую очередь лицам, которые стремятся помочь своим близким попавшим в радикальные группы. За это время было получено более 4 тысяч звонков – достаточно большой массив сообщений, хотя значительная часть из них не подтвердилась. Это связано с тем, что один из членов семьи начинает активно проповедовать ислам, а родственники, как правило, не разбираясь в ситуации, сразу начинают бить тревогу, поскольку для них это в новинку.

- К работе с радикальной средой и родственниками, в первую очередь, подключены социальные работники, при этом значительная их часть имеет и психологическое образование, - подчеркнул директор ЦИИ АН РТ Ринат Патеев. – Они приступают сначала к работе с родственниками. Как правило, исходя из практики, предпосылки для радикализации закладываются в самой семье, во внутренних взаимоотношениях между её членами.

- В Германии существуют не только отдельные структуры в государственных органах, но и целая сеть неправительственных организаций, работающих с радикальной средой в целях снижения рисков. Стоит отдать должное, что говоря о деструктивных организациях, наши зарубежные коллеги предпочитают использовать такие термины «религиозно мотивированный экстремизм», а у нас все чаще применяется понятие «псевдоисламский радикализм, экстремизм и т.д.».

- У немецких коллег менее активные связи с религиозной средой, с духовными деятелями, чем у российских специалистов занимающихся сходными проблемами. Это обусловлено целым рядом факторов, в числе и с тем, что значительная часть радикализированных сообществ – это представители мигрантской среды с которыми зачастую нет активных контактов. В России мусульмане, как правило, это коренные жители и это несколько иная ситуация. При этом в Германии реализуются более жесткие принципы секуляризации. Если речь идет о взаимодействии религиозных структур и государственных органов, всегда есть определённые опасения в том, что они будут обвинены в попытках вмешаться в дела церкви. Как результат – нет чёткой системы постоянного взаимодействия. В подобных светских моделях есть как плюсы, так и минусы.

Немецкий опыт, с которым удалось познакомиться во время поездки в Германию, является одним из передовых в мире, и там есть чему поучиться. Сами немецкие подходы во многом совпадают с российскими, а в отдельных направлениях отечественные методики даже более эффективные. Тем не менее, потенциал международного сотрудничества в этом направлении еще не раскрыт до конца, - резюмировал директор ЦИИ АН РТ Ринат Патеев.

Говоря об отечественных практиках противодействия идеологии экстремизма и терроризма, руководитель аппарата Антитеррористической комиссии в Республике Татарстан Ильдар Галиев более детально рассказал об отличиях радикализма и насильственного экстремизма, обращая внимание на то, как подготовка информационного продукта (в том числе и комиксов) позволяет создать барьер и предотвратить заражение деструктивной идеологией.

- Безусловно, нельзя списывать со счетов и регулярный мониторинг молодёжной среды, который позволяет выделить зоны риска для проведения комплексной профилактической работы.

Стоит принять к сведению и опыт тамбовских коллег, которые анализируют предрасположенность человека к экстремизму, к противоправному поведению, что, в свою очередь, позволяет организовать индивидуальную профилактическую работу. В отдельных регионах России есть практика составления паспорта социального здоровья, благодаря которому можно применить адресные меры по налаживанию психологического и социального состояния ребёнка.

Отдельно стоит обратить внимание и на генетическую последовательность. Речь идёт о конфликте с окружающей средой, которое нагнетает состояние страха и приводит к отвращению и презрению ко всему окружающему миру. Появляется гнев, который выливается в террористических актах, которые дают его участнику лживое ощущение радости и удовольствия.

- Существуют различные подходы к мониторингу и коррекции, однако требуется единая методология, которая помогла бы реализовать системную работу на территории всей страны. Также необходимо создать на базе федеральных образовательных площадок научно-практические лаборатории для совершенствования диагностического инструментария для коррекции психологического состояния и поведения, подумать над внедрением в образовательные программы стандартов по подготовке психологов и специализированных кадров, которые бы вели работу по профилактике противоправной деятельности в образовательной сфере и молодёжной среде, - отметил руководитель республиканского АТК Ильдар Галиев.

Ренат Музаферов, сотрудник Ресурсного центра по развитию исламского и исламоведческого образования К(П)ФУ, ознакомил участников круглого стола со спецификой деятельности центра «Диалог» - комплексной и индивидуальной работой с приверженцами различных деструктивных групп, а также членами их семей. Кроме того, спикер обозначил спектр тем, по которым ведутся образовательные мероприятия в рамках исполнения плана подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама, а именно «профилактика семейных конфликтов в мусульманских семьях», «детско-родительские отношения с учетом исламской этики» и т.д.

Ильмира Гафиятуллина

Социальные комментарии Cackle