• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

1788 г.: переломный момент в жизни мусульманской уммы России

4366

1788 г.: переломный момент в жизни мусульманской уммы России

1788 год явился переломным моментом в политике царского правительства. Прежние методы работы с нерусским населением не приносили видимого результата, и от них пришлось отказаться, а новые методы еще не были разработаны. Для повышения эффективности национальной и религиозной политики назрела необходимость в создании административного органа, который мог бы контролировать мусульман и проводить нужные правительству мероприятия.

В русле наметившегося в России конца XVIII в. стремления к религиозному равноправию был подготовлен проект новой структуры мусульманского управления — Оренбургского Магометанского Духовного собрания (ОМДС). 22 сентября 1788 г. выходит именной указ Екатерины II «Об определении мулл и прочих духовных чинов магометанского закона и об учреждении в Уфе Духовного собрания для заведования всеми духовными чинами того закона в России пребывающими». Этим указом учреждается ОМДС в городе Уфа, которое должно было контролировать деятельность мусульманского духовенства на всей территории России, кроме Крыма. Структура созданной организации была взята из системы Духовного управления мусульман Османской империи. Согласно Уставу, во главе организации стоял председатель или муфтий, его советниками и заместителями были три кадия. Члены ОМДС (кадии) выбирались, в основном, из татар Казанской губернии.

Создание Духовного управления мусульман было объективно необходимо как для мусульман, которые признавали лишь религиозную власть, так и для самодержавия, которое на протяжении столетий безуспешно пыталось контролировать это общество и управлять им. Татары через него в первую очередь пытались реализовывать идеи самостоятельности. Муфтият должен был стать органом, защищающим их права и координирующим действия, направленные на реализацию не только религиозных, но и политических целей мусульман.

Духовное управление мусульман подчинялось российскому правительству, c 1811 г. — Департаменту иностранных исповеданий Министерства внутренних дел Российской империи. Следовательно, муфтий Духовного собрания назначался правительством. Кадии, согласно уставу ОМДС, назначались министром внутренних дел по представлению муфтия. При создании Духовного управления мусульман правительство пыталось применить уже существующую структуру управ-ления религиозными институтами и учитывать существующие институты мусульманского духовенства Поволжья. Но при этом, конечно, российские законы не всегда учитывали особенности шариата по определению функций духовенства. Муфтият был создан российским правительством и выполнял задачи, поставленные им. Власти пытались формировать лояльное к российскому государству духовенство.

Главой учреждения был назначенный председатель или муфтий. Первый муфтий Мухамеджан Хусаинов занимал должность председателя муфтията в 1788–1824 гг. Он был одним из инициаторов создания Духовного управления и приложил немало усилий в реализации его основных целей. М. Хусаинов выступал за восстановление разрушенных культовых зданий, что было не совсем в интересах государства.

Поэтому, чтобы еще больше ограничить возможности муфтия, сенат в 1801 г. утвердил новый порядок работы ОМДС, где права председателя ОМДС были урезаны. Александр I издает указ об образовании Министерства духовных дел и народного просвещения, где было отмечено, что должность муфтия избираема мусульманской общиной (уммой). Это положение вошло в устав 1836 г. Департамента духовных дел и иностранных исповеданий, но не соблюдалось царским правительством вплоть до 1917 г. На посту председателя Духовного собрания им нужен был преданный самодержавию человек.

Деятельность главы российских мусульман была нацелена на выполнение основных направлений конфессиональной политики российского правительства, поэтому основная деятельность Духовного управления носила административный характер. Но, несмотря на это, муфтии стремились максимально использовать свое положение для улучшения состояния мусульманского сообщества.

Например, муфтий Хусаинов предложил проект реорганизации мусульманского образования. Он выступил с идеей создания мусульманского училища при Казанском университете и в Оренбурге. По проекту, наряду с религиозными науками, в этом высшем учебном заведении предусматривалось преподавание светских дисциплин: арифметики, географии и др., предполагалось ввести изучение персидского, арабского, турецкого и татарского языков. Муфтий считал, что знание русского языка для духовенства обязательно.

В 1787 г. благодаря усилиям муфтия М. Хусаинова выходит первое в России печатное издание Корана. Это послужило толчком для развития книгопечатания среди татар.

Вторым муфтием был назначен Габдессалим Габдрахимов (1824–1840), который пытался усилить роль муфтията, но религиозная политика, проводимая Николаем I, ограничивала эту возможность. Муфтий Габдрахимов инициировал строительство мусульманских культовых зданий и неоднократно обращался к своим соплеменникам с призывом к нравственному оздоровлению общества. Муфтий в рамках административной должности старался приобщить мусульманскую общину к получению светского образования. Его наставления были весьма популярны и широко использовались населением в качестве источника по изучению ислама.

С 1840 г. место председателя Оренбургского Магометанского духовного собрания занимает Габдулвахит Сулейманов (1840–1862). Наиболее значимыми в его деятельности стали разработка и издание в 1841 г. «Правил семейно-брачных отношений», которые были очень актуальны для мусульман, живущих в многоконфессиональном обществе. Эти правила охватывали весь спектр семейно-брачных отношений мусульман, где большая самостоятельность в их решении дана местному духовенству.

В связи с переменами в российском обществе в пореформенный период меняется и политика правительства по отношению к мусульманскому духовенству. Если первые три муфтия были активно задействованы в российской политике в Средней Азии и на Кавказе, то теперь главы Духовного собрания занимались проблемами, которые касались непосредственно Волго-Уральского региона. Раньше решающая роль при подборе кандидатур принадлежала оренбургскому генерал-губернатору. Теперь к вопросу выбора муфтия подключился Департамент духовных дел иностранных исповеданий Министерства внутренних дел, который и назначил нового муфтия Салимгарая Тевкелева, кадрового офицера, потомственного дворянина из династии золотоордынских ханов.

Выполняя свои основные функции в качестве муфтия он выступил против наметившегося в XIX в. отхода от выполнения мусульманами обязательных предписаний ислама, что, по его мнению, вело к нравственному упадку всего мусульманского общества. Но, как у чиновника, назначенного на этот пост царским правительством, сфера его обязанностей ограничивалась российским законодательством.

Ситуация вокруг ОМДС не изменялась практически до 1917 г. Муфтии Мухамедьяр Султанов (1886–1915), Мухаммад-Сафа Баязитов (1915–1917) верой и правдой служили имперской администрации, пытаясь при этом учитывать и интересы мусульман. Поддержка различных правительственных структур, нередко задевавших религиозные права мусульман, не способствовала авторитету ОМДС среди значительной части духовенства и мусульманской интеллигенции.

Рафик Мухаметшин. "История ислама в России"

 

Комментарии для сайта Cackle