Лейла Алмазова: «Западные ученые считают татар интересным и малоизученным феноменом»

3570
2

На вопросы читателей Islam-today.ru ответила доцент кафедры регионоведения и исламоведения Института международных отношений, истории и востоковедения Казанского федерального университета, член оргкомитета ежегодного Международного форума "Ислам в мультикультурном мире" Лейла Ильдусовна Алмазова.

- Лейла Ильдусовна, чем отличался форум «Ислам в мультикультурном мире» в этом году?

- Мероприятие этого года, действительно, отличалось от предыдущих. Мы сократили количество участников до 60, и не было секций, идущих параллельно, - таким образом, любой желающий мог прослушать интересующий его доклад, не боясь что-то пропустить. Кроме того, предоставилась возможность обсудить многие актуальные вопросы, возникшие в мусульманской общественности с большей глубиной и с вовлечением более обширной аудитории.Раньше форум затрагивал практически все вопросы современного исламоведения, начиная с коранистики и хадисоведения и до истории ислама в России, например. В этом году мы сфокусировались на мусульманских движениях, причем именно в современном мире. И даже секции, например по суфизму, раскрывали роль именно современного суфизма в различных странах. Кроме того, значительно расширилась география форума: в этом году было 15 именитых зарубежных докладчиков, из них 8 – представители дальнего зарубежья.

- Не чувствовалось ли на форуме нехватки богословской точки зрения, ведь в этом году на мероприятии практически не было представителей мусульманского духовенства?

- На одной из секций выступал первый заместитель муфтия РТ Рустам хазрат Батров, на другой – декан теологического факультета РИИ Саид хазрат Шагавиев, так что будет неверно говорить, что богословская точка зрения совсем не была представлена. С другой стороны форум этого года, действительно, был сконцентрирован на академическом исламоведении. Я думаю, в Казани сложилось очень удачное разделение сфер деятельности: Российский исламский институт по тому же гранту от Министерства образования РФ провел свою конференцию, где большинство ученых были из восточных стран и являлись также богословами. Соответственно, в университете конференция была более светской, академической направленности, а приглашенные ученые в основном были из западных стран.

Я считаю подобное разделение верным, поскольку часто, когда богословы и светские ученые выступают на одой площадке, они словно говорят на разных языках и абсолютно не понимают друг друга. Некоторым людям удается совмещать религиозные и академические познания, именно таких ученых мы и стараемся приглашать на наши мероприятия.

- Сейчас все больше западных ученых изучают ислам в России в целом и в Татарстане в частности. Как, по-вашему, с чем связан их исследовательский интерес?

- Я знакома со многими западными учеными, которые изучают татар и татарский ислам, и им также часто задают вопрос о том, что же заставило их заниматься выбранной темой. Ответ оказался очень прост, и все они говорят о том, что им интересно изучать то, что еще никто до них не изучал. И если российская среда на Западе считается уже достаточно изученной темой, то татары там пока представляются интересным и малоизученным феноменом. И я могу сказать, что подчас иностранцы более эффективно преподносят изученный материал, поскольку западная наука более концептуальна, а в российской все еще превалирует описательный характер.

 

- Кафедра регионоведения и исламоведения – достаточно новое структурное подразделение в университете, что там сейчас изучают?

- Наша кафедра действительно еще очень молода. Среди специалистов могу выделить Рената Беккина – одного из крупнейших в России специалистов по исламской экономике, Азата Ахунова, который защитил диссертацию по теме «Исламизация Поволжья», а сейчас он занимается взаимоотношениями между властью и религиозными структурами. Также на нашей кафедре работает уже упомянутый мною Саид хазрат Шагавеев, который занимается трудами Марджани, а также изучает современные мусульманские движения как за рубежом, так и в нашей стране. Я же занимаюсь, с одной стороны, текстами начала 20 века на старо-татарском языке, а также наследием философа Зыяэтдина Камали, который был без преувеличения удивительной личностью и открывал в исламе многие грани, которые многим до сих пор не очевидны, а также писал о философских смыслах разных видов поклонения Всевышнему. Также я занимаюсь исследованиями современных течений в исламе, недавно я написала доклад об особенностях местного, скажем так, суфизма – «Суфийские песнопения в мечети «Шамиль», а перед этим я изучала общины в Уфе, Нижнекамске, и, конечно, здесь, в Казани.

 

- Сейчас все больше ученых обращаются именно к тематике исламских течений, в чем заключается такая популярность и актуальность этой темы?

- Не секрет, что современное мусульманское общество сталкивается с проблемой радикализации. И государство, и общество заинтересованы в том, чтобы сделать жизнь мусульман более гармоничной в рамках как нашей страны, так и мирового сообщества в целом. Вообще, стоит отметить, что появление радикальных настроений – это на сегодняшний день проблема всех религий, не только ислама. Отчасти это связано с процессом глобализации, который смывает идентичности, и люди, пытаясь сохранить духовное начало, подчас становятся подвержены влиянию фундаменталистских течений.

В целом, ученое сообщество сейчас беспокоит ужесточение религиозной политики государств по отношению к исламу и мусульманам. Порой государства в процессе борьбы с радикалами настолько «закручивают гайки», что в итоге это приводит, к сожалению, лишь еще к большей радикализации взглядов. Я убеждена, что развитие диалога и плюрализма мнений в большей степени бы привело к гармонизации общества. Разумеется, наряду с этим необходимо строго пресекать любые противоправные и насильственные действия со стороны какой бы то ни было организации, к какой бы религии она себя ни причисляла.

 

- Каково это быть женщиной-ученым, женщиной-исламоведом?

- Вы знаете, прежде всего отмечу, что нигде я еще не чувствовала к себе такого трепетного отношения, как среди мусульман – в мечетях и духовных управлениях, где мне часто приходится появляться в связи с моими исследованиями. Такое положительное отношение со стороны верующих мусульман, безусловно, облегчает мой труд как исследователя. А что касается академическойисламоведческой среды, то, действительно, там также преобладают мужчины. Я настолько привыкла работать с мужчинами, что их подход стал мне ближе и понятнее, мне кажется, что в мужском коллективе все более четко организовано.Я признаю, что мужчины лучшие исследователи по сравнению с женщинами, поскольку прекрасная половина всегда будет отвлекаться на дом и семью, тогда как мужчина имеет возможность с головой погрузиться в работу. Вообще, мужчины в любой профессиональной сфере лучше себя проявляют – от поваров до ученых, и так и должно быть, и это естественно.

Беседовала Нурия Гибадуллина

Социальные комментарии Cackle
Home