• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

От суфийского просвещения до виртуального медресе: трансформации и вызовы исламским знаниям

Время чтения: 6 мин
818

В исследованиях институтов исламского просвещения часто игнорируется один очень важный аспект. В самом начале своего развития система знаний основывались на устной и рукописной традиции.

Общеизвестный факт, что Коран несколько десятилетий передавался как устный источник, который был письменно кодифицирован при третьем праведном халифе Османе в середине VII века.

Собственно после этого и начинается период развития письменной книжной традиции на арабском Востоке, где Коран играл центральную роль и считался «Матерью книг» (Умм ул-Китаб). Собственно именно на основе «Речи Бога» позже формировался эталон арабской грамматики.

Первым фундаментальным институтом исламских знаний был суфизм, который представлял собой не только «мистическое течение», но устоявшиеся традиции (институт) солидаризации учеников, вокруг своего наставника.

Несмотря на появление первых институтов образования в исламе в виде мектебов и медресе при мечетях примерно к Х в., суфизм уже до этого, как явление, возник раньше и цементировал традиции исламского образования через устойчивость взаимоотношений между наставником и его учениками.

Неразрывная связь между мюридом (последователем) и муршидом (наставником) способствовала постоянству в непрерывности традиции передачи знаний (силсиля).

В каждой этнокультурной традиции возникали свои понятия, которые были связаны с обозначением сложившейся системой взаимоотношений «учитель – ученик».

Эпоха перемен: в чем был успех и новизна медресе «Мухаммадия» при Баруди?

Традиционно почтительное отношение к носителю знания в целом сохранялась во всей исламской традиции, безотносительно к каким-либо течениям и не было связано исключительно с вхождением в то или иное суфийское сообщество.

Сакральное отношение к учителю оставалось значимой традицией не только в исламе, хотя в суфийской традиции приобретала особую роль и воплощалась в представление о благодати шейха (баракат), которая сохранялась даже после смерти наставника.

Важную роль в развитии суфийской традиции и исламского просвещения играл рукописный текст. Переписчики были учениками и учителями, наставниками и прилежными послушниками, способствовавшими распространению знаний, в том числе, представленных в рукописных тестах. Многие ученики развивали свои навыки благодаря переписи книг, и в первую очередь Корана, а также тафсиров, сборников хадисов и т.д.

Роль письменного передатчика была значима, а любая рукопись заканчивалась «таммой». Это заключительный текст, где переписчик оставлял собственное имя, сведения о первичной рукописи с которой совершено копирование текста, место и время переписки, а иногда и сведения о собственной принадлежности к мазхабу.

Значение рукописной традиции резко меняется, когда в XVI веке появляется типографская технология и начинает развиваться традиция печати. Изначально вообще был достаточно долгий период обсуждения среди мусульман стоит ли печатать Коран, в котором отражена «Речь Бога». В Персии в Османской империи типографская печать Корана долгое время была под запретом.

Важнейшую роль в формировании именно печатной Коранической традиции сыграли татары, которые в 1803 г. начали печатать тиражи Корана, ставшие особо популярными во всем исламском мире.

Именно «Казан басмасы» во многом сыграла значимую роль для всего исламского мира в унификации текста «Речи Бога», а его доступность для широких масс, в отличии от рукописной версии, стала повседневной.

Советы для мусульман: как выбирать книги для чтения и читать с пользой

Печатная революция приводила к тому, что широко распространялись книги, появлялись систематизированные учебники, которые могли играть, в том числе, роль «самоучителя». Доступ к знаниям расширялся, поскольку расширялось само пространство коммуникации.

Появлялись газеты и журналы (в том числе с фотоизображениями), переводы и перепечатки, расширялась пространство для дискуссий, полярных мнений и культурной плюрализации. Самые разнообразные сведения о научных открытиях и достижениях, культурных и религиозных традициях даже из дальних краев света становились широкодоступны.

Конечно, в подобных процессах были не только свои плюсы, но и минусы. Отчасти это был подрыв личного авторитета носителя знаний и устоявшейся религиозной традиции.

Доступ к новым знаниям и религиозным тестам способствовал появлению всевозможных интерпретаций, и цементировавшая всех традиция стала подвергаться эрозии. Религиозный текст, в том числе благодаря переводам и трактовкам, не просто стал доступен широким массам, даже простые люди могли его интерпретировать по своему усмотрению (хотя многие могли вообще не понимать его первоначальный смысл).

Показателен пример противоречий между кадимизмом и джадидизмом в татарском сообществе. Противоречия были связаны не только с религиозно идеологическими разночтениями, но в том числе, с появлением новой традиции в передаче знаний, которая не опиралась на личный религиозный авторитет традиционалиста (кадимиста). До этого шейх и рукописная традиция объединяла вокруг него небольшое количество последователей.

Однако количество просвещенных увеличилось, как и последователей новой системы образования – джадидов. Вместо шейха с его несколькими последователями появлялся учебный класс с множеством учеников, единые программы, коллективное повторение визуально изображенных букв на доске и звуковая традиция заучивания алфавита.

Роль традиционного авторитета в индивидуальной передаче знаний падала благодаря массовизации знания, которая стала очевидной благодаря джадидизму.

Традиционных переписчиков рукописей заменяли наборщики текста и бездушные печатные машины, которые не вчитывались в буквы, не погружались в глубину текста и суть его значения, а тем более не стремились к его переосмыслению. Печатный станок не мог обрести «авторитета» и, тем более, приобрести учеников.

У нас часто вспоминают атеистическую пропаганду советского периода как главное препятствие в сохранении религиозных знаний, но оставляют за скобками многие другие процессы. Важную роль играла традиционная социальная структура, которая цементировала татарское сообщество.

Традиционная сельская община объединяла вокруг себя семьи с многопоколенческим укладом, близкие родственники были связаны между собой, в том числе, трудовой солидаризацией внутри пространств единого хозяйства.

Советский процесс индустриализации, становление нового городского урбанизированного пространства так же влиял на характер передачи повседневных знаний, в первую очередь, религиозных канонов и этнических ценностей.

«Онлайн-медресе на русском языке – это уникальная образовательная площадка»

Старшее (прородительское) поколение оставалось связующим звеном в передаче знаний, но современные институты образования вроде детского садика и светской школы начинали играть более значимую роль в социализации последующих поколений.

Как в период СССР, а тем более в современных социальных трансформациях, уязвимым стала связь между поколениями, особенно между внуками и прородителями (бабушки и дедушки). Пространство межпоколенческих взаимодействий разрывается, многоэтажные постройки окончательно приходят на смену «частному семейному подворью», а в нуклеарных ячейках превалируют двухпоколенческие семьи.

Ускоренная модернизация и урбанизация кроме заметного улучшения материального обеспечения общества имеет обратный негативный эффект, в том числе, в разрыве традиций языковой социализации, передачи этнокультурных и религиозных знаний.

Достаточно вспомнить роль татарских абыстаев (бабушек), сыгравших особую роль в передаче религиозных знаний во второй половине ХХ века (после окончания ВОВ).

Именно они стали основной социальной группой, сосредоточившей сохранение и воспроизводство религиозных ценностей в советский период.

Продолжение следует...

Директор ЦИИ АН РТ Ринат Патеев 

Социальные комментарии Cackle