• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Взгляды Шигабутдина Марджани на идеи суфизма

4390

Взгляды Шигабутдина Марджани на идеи суфизма

Взгляды Шигабутдина Марджани на идеи суфизма

Текущий год проходит под знаком выдающегося религиозного и общественного деятеля, ученого и философа, историка и этнографа Шигабутдина Марджани (1818-1889).
В 1915 году во время подготовки к 100-летию мыслителя в Казани была издана книга, посвященная великому ученому. В нее вошли сочинения Ш.Марджани, воспоминания о нем. Среди авторов этого фундаментального труда был Шагар Шараф – крупный ученый и журналист. Именно ему выпала честь написать наиболее полную и достоверную биографию  богослова. Islam-today продолжает публикацию глав из этой книги.

В этом очерке мы уже писали о том, что Марджани  в ранней юности был увлечен творчеством. До отъезда ему даже удалось написать две-три небольших брошюры. Мы также отмечали о том, как у него рано проявилась тяга к истории, и следуя этому он не давал покоя своему деду, интересуясь у него жизнеописанием крупных ученых того времени и  о том, как он занимался изучением текстов на надгробных камнях.

А теперь настал черед обратиться к его творчеству в период пребывания в Бухаре. Судя по списку книг, которые Марджани изучал и конспектировал, а также его записям, он придавал большое значение вопросам родословной улемов и их месте, которую они занимали в обществе. В его рукописях и  сборниках можно обнаружить бесчисленное множество сведений о тех или иных выдающихся личностях. Можно определенно сказать, что если при работе над какой-либо книгой ему встречалось имя ученого, то Марджани здесь же давал подробные сведения о его предках, взглядах и достижениях, указывал дату его рождения и смерти. Он переписал множество сведений касающихся истории из книг, написанных на арабском и персидском языках. Перед возвращением на родину он собрал шакирдов и устроил коллективное переписывание книги «Аль-джавахирель-мазийя фи табакатель-Ханафийя».

(«Драгоценности, освещающие степень образованности ученых ханафитов»). По нашим наблюдениям в Бухаре он собрал огромный объем сведений для своего фундаментального сочинения «Вафиятель-асляф» («Верность предкам»),  впоследствии он как-то заметил, что именно там он приступил к работе над этой книгой. Возможно в тот же период он начал уделять пристальное внимание истории древних тюрков и татар.  Об этом свидетельствуют его многочисленные записи по данной проблематике, почерпнутые из арабских и персидских источников. В своей книге «Мустафадель-ахбар» он отмечает: «Известную книгу Ибн Фадлана я нашел и переписал в мою бытность в Бухаре».

Он собирает множество материалов по истории ханов Бухары и Хивы. Интересные сведения о них, достойные его внимания, очевидно, он начал собирать, прибыв в Бухару. В конце одного письма, написанного на персидском языке, Марджани отмечает: «Это послание было написано в 1221/1806 году эмиром Бухары Амиром Хайдаром ибн Магсумом везирю Османской империи Юсуфу паше. Его я обнаружил и переписал в начале своего пребывания в Бухаре на полях одной из книг, которую взял временно почитать». Досадно только то, что часть послания, в котором упомянуты важнейшие исторические события, была порвана. Марджани также упоминает, что большая часть материалов к его книге «Горфатель-хавакин лимагрифатель-хавакин» была собрана в Бухаре.

Кроме того им в Бухаре созданы такие  труды как «Ат-тарикатель-мусля валь-гакидатель-хусна» («Достойный путь к прекрасному вероубеждению»), «Агляме абна-ид-дахр би ахвали ахли Мавараэннахр» («Выдающиеся  ученые сыны эпохи Мавараэннахра»), «Шархи мукаддиматир-рисалятиш-шамсия» ( «Комментарий к введению книги шамсия»).
В период обучения в Бухаре он имел привычку во время внимательного чтения книг записывать на ее полях, возникшие у него мысли и ассоциации. Множество подобных заметок мы обнаружили в книгах «Гакаиде Насафи» и «Мела Джаляль», которые Марджани читал в Бухаре. Большинство этих заметок затем были им просмотрены, а также доработаны и дополнены по возвращении в Казань. 

В бытность в Бухаре Марджани занимался изучением суфизма и вопросами своего духовного развития. Первым делом он сблизился с сыном выдающегося шейха Халифы Ниязкули (широко известного под именем «Ишан Туркмени») шейхом Губайдуллой (умер в 1269 году по хиджре/1852 году по милади). Он прославился своей деятельностью на посту руководителя  и преподавателя медресе  имени своего отца «Ишана Халифы Ниязкули» в качестве идеолога ишанизма и мюридов. Марджани перед отъездом из Бухары познакомился с самым известным шейхом того времени Сахибзадой (Шейх Габдулкадир ибн Нияз Ахмад аль-Фаруки аль-Хинди). По свидетельству Марджани это была выдающаяся личность, знаменитый суфий и искренне преданный вере человек. В 1271/1855 году на его похороны и обряд дженаза пришли почти все население Бухары.  Известно, что Марджани был участником меджлисов этих шейхов, удостоился «иджазы» (свидетельства, которое давало право вести преподавательскую деятельность) и «хатте иршад» (специальное свидетельство о том, что это лицо достигло совершенство в духовном развитии и имеет  полное право воспитывать и обучать своих последователей в качестве ишана). В связи с этим Садретдин хазрат рассказывал: «Марджани следовал определенным правилам: он не робел ни перед какой опасностью и не испытывал замешательства, доходил до сути всех проблем, не любил критически высказываться по тому или иному вопросу в угоду кому-нибудь, стремился к совершенству во всем. Я помню его почтительное отношение к ишану Сахибзаде. Он каждое утро отправлялся на намаз к ишану и оставался у него до восхода солнца. Так продолжалось два месяца. Ежедневно он читал Коран и советовал мне тоже большую часть дня проводить за чтением Священного Корана и я не припомню, чтобы он дома читал или рассматривал какие-либо иные книги. Провожая Марджани, этот ишан вручил ему «иршад», специальный посох и хирку (одеяние)».

  Марджани в своих книгах превозносил суфизм и уважительно отзывался о суфиях, восхвалял идеи суфизма в вопросах обуздания нафса, высоко оценивал взгляды некоторых ишанов и их верность суфизму, отмечая их преимущества в познании и приближении к Аллаху, по сравнению с взглядами мусульманских правоведов  и богословов.

Участвуя в торжествах и меджлисах, Марджани, обращаясь к своим шакирдам, с похвалой отзывался об ишанах, однако вместе с тем в его словах не чувствовался намек призывающий следовать суфизму, а уж тем более он не распространялся о том, как занимался суфизмом или о том, как увлекся его идеями. Зато из его уст часто можно было слышать призыв: «Как можно чаще и больше читайте Коран, чтобы вникнуть в Его суть, старайтесь понять Книгу, так как полезнее Корана ничего нет. Все становится ясно, когда читаешь вдумчиво, проникая в смысл Его».

Один из его шакирдов мела Гимран ибн Сагид аль-Багиши явился к Марджани и заявил, что решил вступить в тарикат, связать свою деятельность с суфизмом и просил своего устада наставить его на путь истинный. Марджани заявил ему: «Самый верный путь – Коран. Старайтесь читать ежедневно не менее одного джуза (одна тридцатая часть Корана), пытайтесь понять смысл. Для того, чтобы достичь совершенства в этом, следует обратиться  к текстам толкования смыслов Книги. Именно тогда вам будет открыт путь истинный».

Islam-Today

  Подробнее с книгой о Марджани можно ознакомиться на портале www.darul-kutub.com.

Комментарии для сайта Cackle
Яндекс.Метрика