• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Реалии «религиозного возрождения» в СССР в 1943-53 годах

4090

В последнее время широко распространилось мнение, что в годы Великой Отечественной войны произошло изменение политики Коммунистической партии и Советского правительства по отношению к религии. Стоит посмотреть, что в этом тезисе  миф, а что – правда.

Надо начать с того, что «мусульманский  фактор» учитывался оккупационными властями при планировании  своей политики в районах традиционного проживания последователей  ислама, прежде всего в Крыму и на Кавказе. Гитлеровцы оказывали подчеркнутое уважение к исламу, всячески подчеркивали, что  несут освобождение от «большевистского безбожного ига», обещали создать условия для возрождения ислама.

К концу 1941 года советское руководство окончательно поняло, что необходимо изменить отношение к религии.

В годы войны мусульманские организации СССР заняли ярко выраженную патриотическую позицию. Они стали организаторами сбора средств в помощь фронту, на строительство танковых колонн и  авиаэскадрилий.

15–17 мая 1942 года был проведен съезд  мусульманского духовенства в Уфе, в котором участвовали представители мусульман со всего Советского Союза. В «Обращении представителей мусульманского духовенства к верующим по поводу немецко-фашистской агрессии» муфтий Габдаррахман Расули в частности, сказал:

«Любовь к родине и защита ее есть долг религии. Помощь воину, идущему на фронт, вооружением равносильна участию в сражении. Даже мирный труд мужчин и женщин, занявших должность ушедших на фронт воинов, равносильны участию в бою».

Это обращение было переведено на языки мусульманских народов и распространялось властями в местах компактного проживания мусульман.

Летом 1943 г. группа мусульманских лидеров  Ишан БабаханАбдумаджитханов, Абдуразак Ишан МухамматАлымов, АкрахманТазиханов и мулла Садык Исламов обратились  в Верховный совет СССР с просьбой об образовании Духовного управления мусульман Средней Азии, мотивируя  свое предложение тем,  что «мусульманское духовенство прилагает все усилия к тому, чтобы скорее разгромить врага. Однако отсутствие единого духовного центра мусульман в Средней Азии не дает возможности мусульманскому духовенству оказывать более организованную помощь нашему правительству в его усилиях, как на фронте, так и в тылу.

С другой стороны, отсутствие духовного центра дает возможность проникновения в ряды служителей культа самозванцев, людей малосведущих в догматах религии ислама и незнакомых с Конституцией СССР».  Осенью 1943 года Советское правительство дало согласие на создание Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана в Ташкенте. Несколько позже, в июне 1944 года было создано Духовное управление мусульман Северного Кавказа.  В том же году было образовано Духовное управление мусульман Закавказья в Баку.Для специального контроля за ними в мае 1944 года по образцу созданного в 1943 году Совета по делам Православной церкви в качестве своеобразного дополнения к нему был создан Совет по делам религиозных культов при СНК СССР во главе с И.В. Полянским. Совет должен был заниматься делами всех религиозных культов, распространенных на территории СССР кроме православия. На него кроме всего прочего возлагалось «наблюдение за правильным и своевременным проведением в жизнь на всей территории СССР законов и постановлений Правительства СССР, относящимся к религиозным культам». На деле это означало, что все свои действия представители официальных религиозных объединений должны были согласовывать с СДРК и без его разрешения не проводилось ни одно официальное мероприятие.

При Совнаркомах союзных и автономных республик и при обл(край)исполкомах был создан аппарат уполномоченных СДРК. Одним из первых «дел» СДРК в отношении мусульманского культа стала организация паломничества в Мекку 6 (!)мусульман: 4 человек из Узбекской ССР, 1 человека из Таджикской ССР и 1 человека из Казахской ССР. Как отмечалось в докладной записке председателя СДРК Полянского под грифом «секретно» от 4 сентября 1944 года: «Этот факт будет знаменовать существующую в СССР свободу религий».

Так же для подтверждения «свободы религий» по инициативе Совета было удовлетворено ходатайство Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана о разрешении ему издавать на арабском шрифте в г. Ташкенте ежемесячный религиозный журнал и календарь. Тираж журнала составил  3000 экземпляров, тираж календаря –2000 экземпляров.

19 ноября 1944 года вышло постановление СНК СССР «О порядке открытия молитвенных зданий религиозных культов» В нем, в частности определялся порядок действий граждан в том случае если они добивались открытия того или иного культового здания: «Ходатайства верующих религиозных объединений …подписываются не менее чем 20 совершеннолетними гражданами из числа местных жителей, не лишенными по суду избирательных прав, и направляются: в союзной республике, не имеющей областного деления — в Совнарком союзной республики, в автономной республике — в Совнарком автономной республики, в областях, краях — в обл(край)исполком».

По представлению Совета,  в начале декабря 1944 года были  открыты  6 мечетей в Узбекской ССР и одна мечеть в городе Омске. Как говорилось в представлении Совета: «Всего по Узбекской ССР имеется 8 действующих, зарегистрированных с разрешения СНК Узбекской ССР мечетей». Если вдуматься в эти цифры –во всем Узбекистане 8 зарегистрированных мечетей! Вот такой была  «свобода совести» по-коммунистически.

Главной задачей вновь организованного органа стала постановка под контроль всех религиозных общин и борьба с незарегистрированными общинами.  Во многих республиках число незарегистрированных объединений превышало количество зарегистрированных в 2–3 раза. Эта проблема обсуждалась в качестве одной из основных на первом всесоюзном совещании уполномоченных Совета, состоявшемся в июле 1945 года.  Особое  внимание уполномоченных обращалось  на обязательную регистрацию руководителей религиозных объединений.

Люди, пережившие и перестрадавшие  в военное лихолетье тянулись к религии, как к единственной надежной духовной опоре, в корне  отличавшейся от коммунистической идеологии. Так, например, в Казани в праздничном намазе по случаю Курбан-барйама 15 октября 1945 года приняли участие около 24 тысяч человек, половину из которых составляла молодежь. Единственная функционирующая тогда  казанская мечети Марджани не могла вместить всех желающих принять участие в коллективной молитве, и многие верующие молились на прилегающих к ней улицах. В молитве и последующем обряде жертвоприношения  приняли участие даже военнослужащие и демобилизованные, которые  объясняли свой поступок тем, что на фронте они дали религиозный обет -назар: если останутся живыми, то обязательно принесут жертву - курбан, благодаря Аллаха за свое спасение от смерти.

В празднике участвовало много детей и женщин. Для них был специально проведен  намаз  17 октября  в мечети Марджани. В этот день почти во всех деревнях республики также были проведены богослужения в частных домах и на кладбищах. А в деревне КляшевоТетюшского района один из обрядов жертвоприношения исполнил председатель колхоза!

Естественно, что немногочисленные уцелевшие в ходе реализации коммунистической политики по отношению к религии служители мусульманского культа не могли удовлетворить возрастающих запросов верующих и это привело к появлению «бродячих» или незарегистрированных мулл, а так же возникновению подпольных медресе, в которых мусульман обучали азам ислама и  чтению Корана.

Власти решили перехватить инициативу, и еще 10 октября 1945 года распоряжением СНК СССР было утверждено предложение СДРК об открытии двух мусульманских медресе в городах Ташкент и Бухара с числом учащихся соответственно 30 и 60 человек.  В соответствии с постановлением Узбекской ССР от 29 ноября 1945 года вновь стало работать медресе «Мир Араб». С 1946 года в нем началась подготовка духовенства для республик Средней Азии, Казахстана, Северного Кавказа и автономных республик РСФСР, в которых проживало мусульманское население.

В конце 1945 года Совет подвел итог работе по учету действовавших на территории СССР религиозных объединений.По его данным в СССР на тот момент  было 500 религиозных объединений мусульман. 

Период с 1943 г. по 1953 г. может быть охарактеризован как время ограниченного религиозного возрождения в Советском Союзе, но уже с  1948 года курс государства в отношениях с религиозными организациями начинает изменяться. Среди партийных и государственных работников все больше и больше стало распространяться мнение о ненужности и даже вредности работы СДРК и Совета по делам православной церкви. Местные органы власти все больше игнорировали   даже куцее советское законодательство  о религиозных культах, оказывая все большее и большее  административное давление на религиозные объединения всех направлений. Курировавший деятельность  Советов К.Е.  Ворошилов  рекомендовал сдержанно относиться к регистрации новых обществ, строительству культовых зданий. «Открытие новых мечетей, — говорил Ворошилов, - способствует разгоранию пламени из тлеющей головешки». Резко возражал он и против образования всесоюзных центров у мусульман, иудеев, старообрядцев. Как следствие, начиная с 1949 года, число зарегистрированных религиозных объединений стало неуклонно сокращаться. Приостанавливалась регистрация новых объединений.

После утверждения у власти Н.С. Хрущева линия на улучшение отношений между государством и религиозными объединениями была признана вредной для социалистического  общества и партии. Эта позиция  нашла  свое отражение в постановлении ЦК КПСС «О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах по ее улучшению» от 7 июля 1954 года, в котором выражалась тревога по поводу «оживления религии», ее «приспособления» к современным условиям, «расширения и укрепления влияния на население», содержались призывы к активной борьбе с «религиозными предрассудками и суевериями»,  к «разоблачению реакционной сущности и вреда религии».

…Так что хрущевская «оттепель» верующих никак не «согрела».

Ильдар Мухамеджанов

Комментарии для сайта Cackle