• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Распад Золотой Орды и отчаянная борьба Идегея

Время чтения: 4 мин
1382

В 1359 г. Орда вступила в полосу перманентного, все углубляющегося кризиса. Двадцать лет ее раздирали междоусобные войны, мятежи и дворцовые перевороты. Окончательный распад Улуса Джучи предотвратил хан Токтамыш, который в 1380 г. благодаря поддержке восточной знати сумел объединить страну и вернуть ей былую мощь. Но серия неудачных войн за гегемонию в Центральной Азии между Ордой и империей Тимура окончились страшным разгромом Дашт-и Кыпчака.

Страна лежала в развалинах. Большинство ее городов было разрушено, ремесло пришло в упадок, расстроились торговля и денежное обращение. Длительные войны и страшные эпидемии буквально выкосили население. Усиление междоусобных войн и борьба с соседями вызвали к жизни активизацию религиозного фактора.

В этих условиях начался новый этап исламизации Улуса Джучи, связанный уже с именем улу карачи-бека (или беклярибека) Идегея – поистине легендарной фигурой. Достаточно сказать, что он был щедро наделен умом и незаурядными способностями крупного государственного деятеля и, хотя от рождения не был знатен и богат, сумел подняться до самых вершин власти в Орде и стать одним из главнейших политических деятелей Восточной Европы и Центральной Азии на рубеже XIV–XV вв.

Именно он, использовав разногласия среди кланов кочевой и столичной знати, сумел нейтрализовать центробежные процессы в Улусе Джучи и сделал попытку стабилизировать внутреннее и внешнее положение страны. Ему удалось на некоторое время не только консолидировать всю страну и нанести целый ряд чувствительных поражений своим соседям, но и активизировать торговлю, упорядочить законы и налогообложение, усилить военную мощь.

Как формировался литературный золотоордынский язык – поволжский тюрки

Идегей, по словам восточного автора, установил в государстве «тонкие обычаи (туре) и великий закон (йасак), и люди из привольности попали в стеснение» 1, то есть активно внедрял ислам. Каталонский посланник Руи Гонсалес де Клавихо писал ко двору Тамерлана о том, что «этот Едигей обращал и обращает татар в магометанскую веру, еще недавно они ни во что не верили, пока не приняли веру Магомета» 2.

Ему вторит другой европеец, живший в начале XV в. в Северном Причерноморье, итальянский купец и дипломат И. Барбаро. Описывая религиозную ситуацию в Улусе Джучи, он отмечает: «Магометанская вера стала обычным явлением среди татар уже около ста десяти лет тому назад. Правда, раньше только немногие из них были магометанами, а вообще каждый мог свободно придерживаться той веры, которая ему нравилась. Поэтому были и такие, которые поклонялись деревянным или тряпичным истуканам и возили их на своих телегах. Принуждение же принять магометанскую веру относится ко времени Идегея, военачальника татарского хана...» 3.

Еще более убедительно свидетельствуют о повсеместной победе ислама в среде кочевого населения Улуса Джучи археологические данные: с рубежа XIV–XV вв. курганный языческий обряд погребения в степях Евразии исчезает, а ему на смену приходят грунтовые мусульманские погребения, над которыми нередко сооружали мавзолеи 4.

Разумеется, прежде всего, это касалось степного населения, поскольку городские жители не только в традиционных мусульманских регионах (Булгарии, Хорезме), но и в Нижнем Поволжье уже с начала XIV в. были в значительной степени исламизированы. Тем не менее даже активная консолидация населения с помощью религии не спасла Улуса Джучи. Отчаянная борьба Идегея закончилась драматически. Уже при его жизни закономерный распад Орды стал реальностью, а ее былое могущество осталось лишь в памяти потомков.

Важнейшим из консолидирующих и интегрирующих факторов в Улусе Джучи стал ислам. Постепенно под его влиянием, благодаря бурному становлению государства Джучидов (монгольская клановая система, татарская знать), развитию городов и городской культуры, формируется новая имперская надэтничная культура, которая с начала XIV в. включается в исламскую цивилизацию. Элементы традиционной тюркской культуры вытесняются при этом на периферию общественного сознания либо перерабатываются в исламском духе.
_______________________

1. Тизенгаузен В. Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II… С. 133–134.
2.Руи Гонсалес де Клавихо. Дневник путешествия в Самарканд ко двору Тимура (1403–1406). М., 1990. С. 159.
3. Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в. Л., 1971. С. 140.
4. Федоров-Давыдов Г. А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов… С. 9 и далее; См. также: Гарустович Г. Н. Могильник Сараджин I (к вопросу об исламизации Джучиева Улуса) // Новое в средневековой археологии Евразии. Самара, 1993. С. 86–90; Гарустович Г. Н., Ракушин А. И., Яминов А. Ф. Средневековые кочевники Поволжья... С. 257–259.

"История ислама в России" под общей редакцией Р.М. Мухаметшина

Социальные комментарии Cackle