• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Мечеть Сенного базара: сердце татарской Казани

Время чтения: 6 мин
1482

Фото: Ислам-тудей

Фото: Ислам-тудей

Мечеть «Нурулла» — одна из популярных казанских мечетей в центре города. Ее знают как «Сенную», «Базарную», «Юнусовскую», «Седьмую соборную». Об истории и непростой судьбе этого мусульманского храма рассказывает в своем блоге в ИГ «Реальное время» доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Марджани Лилия Габдрафикова.

«И Казан, нурлы Казан», — писал когда-то Габдулла Тукай. Лучезарной Казань делали всегда мечети с их устремленными к Всевышнему минаретами. По крайней мере, в глазах мусульман.

На сегодняшний день в Казани сохранилось всего 12 исторических мечетей, а было их гораздо больше. Печально, но некоторые здания были утрачены относительно недавно — в середине 1970-х. Обратимся к истории одной из самых интересных мечетей XIX века — «Сенной» или «Печән базары мәчете» (мечеть Сенного базара).

Сегодня на месте когда-то очень шумного и многолюдного Сенного базара, воспетого все тем же Габдуллой Тукаем и многими другими татарскими литераторами, проходит улица Московская да скучает советская скульптура в сквере «Труд».

Почему-то нет даже таблички о том, что когда-то здесь находилось сердце татарской Казани: торговали многие, а покупали еще больше, а те, у кого не было особого желания поддерживать эту микроэкономику, все равно крутились вокруг нее. 

Фото: Ислам-тудей

Фото: Ислам-тудей

— А как же мечеть? — скажут некоторые и будут совершенно правы. Примерно так же рассуждала в начале XIX века вдова богатого татарского купца Габида ханым Китаева. Она была владелицей нескольких лавок на Сенной площади и в 1816 г. решила построить за свой счет еще и мечеть тут же.

Вроде бы средства позволяли и закон не нарушала (место было отдаленное от церквей — основное строительное требование того времени), но не получилось. Чиновничьи препоны помешали планам вдовы, а в 1821 г. она умерла. Но ее идею сумели воплотить другие люди.

«Вышел как-то Габидулла на базар. Время намаза. Видит, народ поглощен торговлей, разговорами, на молитву не обращает внимания. «Как мне уговорить этих горожан читать молитвы?» — забеспокоился Габидулла. После этого он купил участок для базарной мечети», — так вспоминал о своем деде купец Габделькарим Юнусов.

Кем же были строители Сенной мечети?

Для этого обратимся к трудам историков Радика Салихова и Рамиля Хайрутдинова. Благодаря их многолетним архивным изысканиям мы можем воспроизвести историю этого здания и прихода весьма детально.

Казанский купец 1-й гильдии Габидулла Юнусов (1776—1842) был владельцем десятков торговых лавок на Сенном базаре, именно он и решил устранить «угол неверных» («кәфер почмагы») в этом районе.

После его смерти, продвижением этого вопроса занялись сыновья купца — Исхак и Ибрагим Юнусовы. Благодаря своему авторитету они сумели договориться и с чиновничеством, и с православным духовенством, и даже с единоверцами из соседнего прихода.

Примечательно, что решающим фактором в получении разрешения на строительство мечети стала организация братьями Юнусовыми Мусульманского приюта для мальчиков (1844).

После случившейся в 1830-е годы эпидемии холеры такие учреждения были особенно необходимы, поэтому социальные инициативы купечества приветствовались и поощрялись государством.

Почему бы таким купцам-благотворителям не разрешить организацию нового прихода и строительство мечети? Конечно, разрешили. Строительный план был утвержден в 1845 году.

Сын Исхака Юнусова Габделькарим вспоминал: «Принялись братья за строительство мечети, заготовив для этого необходимые материалы, и первоначально обеспечили рытье котлована под фундамент. Однако, к великому сожалению, показалась вода. Сколь ни копали, вода все не исчезала. Наконец архитектор дал указание: «Нужно поставить плот по всей длине траншеи. Так и сделали. А на плот поставили гранитные камни. Отец рассказывал: «Сколько денег ухлопали на фундамент! На гранит клали кирпич, и фундамент подняли от земли на два аршина».

Фото: Ислам-тудей

Фото: Ислам-тудей

Архитектор А.К. Ломан не боялся технических трудностей. Впрочем, как и заказчики, купцы Юнусовы — дополнительных финансовых затрат. Строительство Сенной мечети завершилось к 1846 году.

Первым имамом новой мечети стал Сагдетдин бин Фазлулла бин Утяш. Он был уроженцем татарской деревни Мостяк Хвалынского уезда Саратовской губернии. Сагдетдин хазрат руководил приходом вплоть до своей смерти в 1862 году.

Также среди имамов Сенной мечети стоит отметить ахуна Хузиахмета Музафарова (супруг известной остазбики Магруй Музафарии, отец композитора Мансура Музафарова и поэтессы Махмуды Музафарии). Он был уроженцем дер.

Малые Кибяк Кози Казаклары Лаишевского уезда, пользовался большим уважением и руководил приходом 22 года. Интересно, что прихожане Сенной мечети выбрали его муллой в 1871 г. вопреки воле влиятельных попечителей — братьев Юнусовых.

Ибрагим бай Юнусов обладал непростым характером. В свое время у него испортились отношения и с муллой 1-й соборной мечети Шигабутдином Марджани. Очевидно, и в этом приходе случилась похожая история. Обычно попечители пытались устранить неугодного имама от должности разными способами. И, пожалуй, самой распространенной практикой было обвинение его в чтении никаха несовершеннолетней невесте. Хузиахмет-хазрат именно по этой причине оставил обязанности муллы «Сенной» мечети.

Своими реформаторскими инициативами в медресе при Сенной мечети запомнился другой мулла — Габдулла Апанаев (1861—1919). Представитель известной купеческой фамилии, выпускник лучших казанских медресе был избран вторым имамом «Сенной» мечети в 1890 году. В его медресе на Евангелистовской улице (совр. Татарстан) преподавал Ахметхади Максуди, а среди шакирдов были Гаяз Исхаки, Садри Максуди, Нажиб Думави и др. Но прогрессивного имама подозревали в мифическом «панисламизме», а после первой русской революции, в 1908 г. он был даже сослан в Вологодскую губернию. Его обвинили в организации незаконных учительских курсов.

Преемник Г. Апанаева мулла Мухамметаиб Алтынбаев был уроженцем деревни Четаево Касимовского уезда Рязанской губернии. Он отличался умеренными взглядами, считался противником нововведений, часто оказывался объектом критики татарской молодежи. Таиб-мулла, например, стал героем фельетона поэта Сагита Рамиева.

Как пишут Р. Салихов и Р. Хайрутдинов в книге «Исторические мечети Казани», в 1916 г. приход «Сенной» мечети объединял более 550 мусульман при 30 домовладениях (на улицах Московской и Сенной).

Мечеть содержалась на проценты с вклада в 12 тыс. руб. в Казанском отделении Волжско-Камского банка, а также на доход (640 руб. в год) от сдачи в аренду складских помещений. Это было своеобразное вакуфное имущество мечети, хотя оно и не имело юридического оформления. Как правило, такое имущество оформлялось на частных лиц.

Азан над Сенным базаром продолжал призывать к молитве и мусульман-социалистов, и мусульман-нэпманов... Сенная мечеть была закрыта постановлением президиума ТатЦИКа от 16 ноября 1929 г.

В постсоветское время Сенная мечеть возродилась под названием «Нурулла», позднее было возвращено старое название «Сенная» («Печән базары мәчете»).

Лилия Габдрафикова

Социальные комментарии Cackle