• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Муфтий Татарстана: «Всем угодить разом в принципе невозможно»

Время чтения: 19 мин
1309

На «Миллиард.Татар» опубликовано расширенное интервью муфтия Татарстана Камиля хазрата Самигуллина – о том, почему соборную мечеть перенесли в Адмиралтейскую слободу, что будет с ее обликом и когда ее построят.

«Не надо думать, что строительство одной соборной мечети – это раз и навсегда»

- Не так давно было определено окончательное место строительства соборной мечети в Казани. Хотелось бы уточнить, какова аргументация за территорию Адмиралтейской слободы?

- Во-первых, для строительства соборной мечети нужна большая территория. На данный момент в Адмиралтейской слободе под нее уже есть 16 Га, а с планами последующего намыва должно стать еще больше. Возможно, дойдет до 20 Га.

Помимо этого, строительство мечети здесь станет своего рода исправлением исторической несправедливости. Известно, что татарам долгое время нельзя было селиться и обживаться у воды. Первое татарское поселение на берегу реки появилось только в советское время – это Кызыл-Байрак в Верхнеуслонском районе.

В результате сегодня вдоль рек мы не видим мечетей, но зато есть храмы. То есть Соборная мечеть будет встречать гостей, прибывающих в город на всех видах транспорта, и заранее обозначать, что Казань – это исламский центр России. Поэтому можно сказать, что ее строительство в этом месте будет иметь символическое значение.

Третий и, пожалуй, самый главный аргумент заключается в вердикте специалистов, которые детально объяснили все риски и сложности возведения мечети на территории бывшего парка «Кырлай». Их вывод: строить на этом участке сложно. Со специалистами мы спорить не можем, можем только довериться их мнению, поскольку сами компетенций для вынесения и оспаривания таких решений не имеем.

Пусть это останется на их совести. В конце концов, все по воле Аллаха – если Он что-то пожелает, это непременно произойдёт. Все, что Он не пожелает, не случится никогда, ни при каких обстоятельствах.

В итоге из предложенных альтернатив Адмиралтейская слобода кажется мне самым подходящим местом, особенно с учетом планов по развитию этой территории и ее будущей застройки.

Тем более, что территорию «Кырлая» все равно удалось отстоять для исламской инфраструктуры – на совещании с мэром Ильсуром Раисовичем мы предложили здесь застроить парк 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией и попросили возвести на этой локации хотя бы небольшую мечеть в память об этом важном событии, а не многоэтажную застройку. Все-таки мусульмане вместе с высокими гостями уже прочитали там намаз, заложили камень. ИншаАллах, все получится. 

О конкретной концепции парка пока говорить рано, есть только решение о нем. Но самое главное для меня, чтобы в этом месте было пространство, где можно будет прочитать намаз, а парк останется на пользу всем жителям города.

Еще один важный момент: вокруг соборной мечети столько споров, будто она будет последней в Казани. Кто такое сказал? Не надо думать, что строительство одной соборной мечети – это раз и навсегда. Тем более она будет не такой уж и большой как кажется, на самом деле. Сколько соборных мечетей было построено в Казани до революции? Их даже нумеровали по мере открытия. Первая соборная мечеть, которая появилась в Казани – «Марджани». Затем в силу потребности открылась вторая - Апанаевская, третья соборная – Бурнаевская, четвертая – «Зэнгэр», пятая – Галеевская и так далее. Поэтому если сейчас в городе появится новая соборная мечеть, это не значит, что она последняя. Аллаһ язган булса, потом будет еще одна. В другом месте - более удачном и удобном для тех оппонентов, которые сейчас выступают против Адмиралтейской слободы. Всем угодить разом в принципе невозможно.  

Вспомните, сколько было критики, когда открывали Чашу. Сейчас, наверняка, все эти люди делают на ее фоне селфи. И все довольны, как будто она всегда была на этом месте.

- Почему городу нужна соборная мечеть? Среди тех, кто выступал против, звучала мысль, что в Казани и без того более 80 мечетей.

- Если исходить из этого принципа, то в Казани есть и много других объектов, которые я лично не посещаю. Есть, например, много видов спорта, которыми я лично не занимаюсь. Есть много мест в городе, которые мне не интересны. Это разве значит, что я должен выйти и громко заявить, что они не нужны? Просто потому что я ими не пользуюсь?

Мы видим потребность огромного количества людей в Соборной мечети. Они вынуждены читать намаз на улице и в летний зной, и под дождем. Мы Республиканский ифтар столько лет вынуждены были проводить на стадионе, а теперь – в выставочном центре! Этот ифтар подтверждает, что среди мусульман Татарстана есть запрос на то, чтобы собираться вместе на одной площадке. И один только этот ифтар собирает более 10 тысяч человек. Хотя мы каждый год слышим критику, что билетов на всех желающих не хватает. То есть даже вместимость 10 тысяч человек – это не так много, на самом деле.

- А сколько максимум человек собиралось на республиканский ифтар?

- На стадионе максимально собирали 15 тысяч человек. При этом мы ведь могли бы и расширять количество участников.

- А на «Казань Экспо»?

-  Там было 11 тысяч. Сейчас мы думаем над тем, чтобы в следующем году – на 12-й республиканский ифтар – пригласить 12 тысяч участников. Хотя, конечно, возможно, что мы и перестанем наращивать количество, а будем больше работать над качеством.  

- То есть, если появится соборная мечеть, все эти события могут проходить там?

- Конечно. Например, гостей «Kazan Forum» и Всероссийского съезда татарских религиозных деятелей, которые ежегодно проходят в Казани параллельно, негде собрать вместе на пятничную молитву. Нам негде разместить 1200 имамов со всей страны, и мы вынуждены раскидывать их по разным мечетям.

- А «Кул-Шариф»?

- Он не вмещает такое количество людей. И учитывайте, что туда на намаз ходят и рядовые прихожане. Мы же не можем им сказать: «Сегодня пятничный намаз проводится только для гостей».

- К слову, какая там максимальная вместимость?

- Главный зал – около тысячи, но на праздничный намаз собираются и до 4 тысяч верующих, с учетом первых этажей, улицы и так далее.  То есть очевидно, что потребность в Соборной мечети высокая. А мнения – разные, потому что сами люди – разные. Наша республика и столица – многонациональная и многоконфессиональная. Есть огромное количество мусульман, которые хотят собраться вместе, в особенности на праздничный намаз.

- Сколько сейчас мечетей в Казани?

- В Казани 87 зарегистрированных приходов и 77 действующих мечетей, где можно почитать пятничную молитву…

- Приходов больше, получается?

- Дело в разных критериях подсчета. Если мы, например, зададим тот же вопрос чиновнику, то он просто посмотрит на данные Минюста. И скажет, что в Казани 87 приходов. Но, например, “Ак мэчет” на Меховщиков – это мечеть или нет? Она зарегистрирована, но намаз там пока не читается. А «Кул Шариф» – мечеть или нет? Мы скажем, что, конечно же мечеть: намаз там читают. Но она не относится к юрисдикции Духовного управления мусульман РТ, она - часть музейного комплекса Казанского Кремля. В казанском аэропорту мечеть или нет? Намазы там читаются, но это не отдельно стоящее здание, и у него нет минарета. Поэтому мы и имеем разные цифры по реально функционирующим мечетям и зарегистрированным приходам. Кстати, строительство мечетей также начинают с регистрации прихода в Минюсте. То есть приход может юридически существовать, но мечеть его пока только еще строится, может даже на начальной стадии.

- А есть какая-то статистика по тому, сколько человек в Казани ходят на пятничную молитву и на праздничные намазы?

- Можно посчитать только примерно, но в пятничный намаз мечети заполняются и переполняются. В 2019 году, когда начались споры о том, нужна ли городу соборная мечеть, мы опросили имамов казанских мечетей и приблизительно подсчитали, что джума и гает-намазы в столице посещают более 33 000 казанцев. Поэтому говорить, что Соборная мечеть в Казани не нужна в то время, когда мусульмане прямо заявляют об обратном, – это некорректно и несправедливо.

«Хотелось бы, чтобы посещение соборной мечети было неким праздником, а не повседневной рутиной»

- Теперь самый больной вопрос в строительстве Соборной мечети в Адмиралтейской слободе – это транспортная доступность.

- Город – большой, и где бы не построить Соборную мечеть, все равно кому-то добираться будет далеко или неудобно. Поэтому, Аллаһка шөкер, в разных уголках Казани в шаговой доступности работают мечети. А Соборная мечеть – это про особый случай. По случаю пятницы или гаета. Хотелось бы, чтобы джума и посещение Соборной мечети для каждой татарской семьи были неким праздником, радостным событием, а не повседневной рутиной. То есть отец семейства должен брать своих сыновей и внуков и вместе ехать на пятничную молитву, одевшись в красивые одежды, в приподнятом настроении, в молитвах... В хадисах, к слову, говорится о том, что чем дальше находится мечеть, тем больше награды для молящихся.

- Но ведь туда еще надо доехать.

- На самом деле, это довольно близко. Если посмотреть на карту Казани, включая поселки Залесный и Петровский, то территориально Адмиралтейская слобода – это практически центр. Тем более территория позволит развивать инфраструктуру. Ежедневные намазы мы можем совершать в 77 мечетях, которые находятся в шаговой доступности.

- Я сейчас представил себе мусульманина, который живет на Дубравной. Хотя, там, конечно, есть куда пойти.

- Везде есть куда пойти.

- В целом, да.

- Поэтому большая мечеть подразумевает, что мы идем туда или в пятницу, или на праздничный намаз, или на республиканский ифтар, например. Соборная мечеть – событийная. Мне сейчас вспомнилась мечеть, которая открылась в Астане. Ее построили в поле, мы долго до нее ехали. Но это на столько огромное здание, что его было видно издалека, никакая застройка не перекрывала.

Доехав, мы припарковались и еще долго шли пешком по территории до самой мечети - по красивейшему парку с фонтанами, лестницами и фонарями, из громкоговорителей слышали суры из Куръана... Это сразу придавало месту состояние сакральности, а у нас было ощущение праздника.

- А какие требования с точки зрения религии есть к соборной мечети?

- Вообще, к любой мечети есть минимальные требования. Все зависит от того, с какой целью и для кого ее строить – для мусульман, чтобы они молились, или для туристов, чтобы они любовались архитектурой, делали на ее фоне селфи и посещали как музей, и так далее…  Я убежден, что красота и туристическая привлекательность – вторичны, что приоритет должен оставаться за удобством для верующих, чтобы они могли комфортно молиться, совершить омовение, спокойно припарковаться, целесообразно эксплуатировать здание и содержать его в дальнейшем.

В целом, для мечети базово необходимо наличие минарета, михраба, минбара и места для омовения. Также мечеть должна смотреть в сторону Каабы. Остальное – желательно. Например, развитие инфраструктуры или площадь для проведения дженаза-намаза, где люди могут проститься с ушедшими из жизни братьями по вере.

Площадь и красивая праздничная локация для проведения никахов или имянаречения. Залы для проведения научно-богословских собраний… Еще вакуфные площади, магазины или кафе, чтобы мечеть могла сама себя финансово содержать. Все это надо предусматривать.

- Если резюмировать, нет такого требования, чтобы в городе была только одна соборная мечеть – главная?

- Приведу пример из российской практики: соборная мечеть в Махачкале. Сначала она была рассчитана на 7 тысяч человек. Когда ее строили в 1995 году, местные аксакалы спрашивали: «Зачем? Где вы наберете столько людей?». В 2003 году ее начали перестраивать, чтобы расширить до 14 тысяч человек. Возникла такая потребность.

В дальнейшем эта потребность выросла еще больше. По дороге в Каспийск, прямо в поле выделили большой участок и начали строить мечеть теперь уже на 50 тысяч человек. Сейчас это здание практически достроено, и там уже облагородили территорию: сделали парковую зону, дорогу, которая выходит на море. Эта мечеть находится не в центре, но она сама стала центром. Возле нее уже понастроили жилые дома, и их цена заметно выросла, поскольку появилась хорошая инфраструктура.

При этом та первая соборная мечеть на 14 тысяч человек в Махачкале функционирует тоже, но теперь появилась новая. Может быть, нас ждет что-то подобное. Если на то будет воля Аллаха, то мы и к парку [Кырлай] вернемся еще когда-нибудь…  Мы не знаем, знает лишь Он. Все может быть.

«Спорить об облике мечети можно бесконечно, а строительство так и не начнется»

- А уже есть «добро» по маленькой мечети на территории Кырлая?

- Пока все находится в процессе обсуждения. Нет четкого понимания, но самое главное – у властей есть желание разбить в этом месте парк 1100-летия. И будет очень обидно, если кто-то застроит эту территорию многоэтажками. Поэтому мы и обратились с просьбой построить на этом месте какое-то молитвенное пространство или небольшую мечеть. В целом, в мэрии отнеслись положительно.

- В некоторых мусульманских странах пятничная молитва читается только в соборной мечети. У нас такого не будет?

- Конечно, хорошо, когда верующие собираются на джума вместе в одном месте. Но тут надо помнить, что в нашем мазхабе есть разрешение на то, чтобы проводить пятничные намазы в составе одного имама и ещё трёх молящихся.
При этом, разумеется, верующим хочется ходить в пятницу в большую мечеть. Раньше это особенно ярко проявлялось в деревнях, потому что на пятничном намазе люди общались друг с другом, узнавали последние новости, принимали какие-то коллективные решения. Для того времени мечеть была центром социальной жизни.

И сегодня тоже, если в какую-то мечеть на праздничный намаз ожидают Раиса республики, рядовые прихожане и местные чиновники, ученые и другие известные люди стремятся попасть именно в эту мечеть. Это вполне естественно.

- Один из последних эскизных проектов мечети – это стилизация под Каабу. Этот вариант вызвал бурную реакцию, а на ваш взгляд, насколько он приемлем? И какие требования со стороны архитектуры сейчас выдвигаются ДУМ РТ?

- Проект будет дорабатываться.

- Но он все-таки принят за основу?

- Решено, что будет собрана комиссия для доработки. Представителей ДУМ РТ тоже обещали привлечь. Наши хазраты и аксакалы напомнили архитекторам о том, что в эскизе не хватает татарской идентичности, национального колорита. Все-таки наша Соборная мечеть, какой бы архитектуры она не была, должна ассоциироваться у людей с Казанью и отражать татарскую культуру. Архитектура может быть совершенно неожиданной, но элементы татарского колорита должны присутствовать. Другой вопрос – а что такое татарская мечеть? Это широко открытый вопрос, требующий обсуждения и изучения. Возьмем, к примеру, татарский макам в азане или в стиле рецитации Корана. Если татарский обыватель услышит татарский макам, он сразу узнает родные мелизмы, почувствует татарский колорит, этот макам затронет глубину его души. Условно, он, скорее всего, вспомнит, что «у нас в детстве так дедушки или бабушки читали».

- А какая она – татарская мечеть? Те каменные мечети, которые были построены еще при Российской Империи, – у них одна архитектура, да и архитекторы в большинстве случаев не были татарами. В 90-е стали вообще иначе строить.

- Вы правильно отметили, что архитекторами почти всех исторических мечетей в Казани были обладатели немецких или русских фамилий. Абсолютно, по-настоящему татарских мечетей у нас остались только две. Вернее, их фундаменты – в Биляре и Ханская мечеть в Болгаре. Только глядя на них, мы можем понять, какие опоры строили наши предки для мечетей, какие углы, какой была крыша... То есть, нам примерно известны технические характеристики.

Но был любопытный случай. В проект одной строящейся мечети в Казани мы включили копию малого минарета болгарской мечети, а архитектор нас стала убеждать, что это – не татарская архитектура. Но как же она не татарская, если это точная копия болгарского минарета? То есть этот вопрос открыт для дискуссий и обсуждений. Сейчас мы судим о «татарскости» мечетей лишь интуитивно: если татарин, глядя на мечеть, увидел в ней что-то родное, то это и есть показатель.

- То есть, в этом и может заключаться наша особенность – в том, что у нас было и есть многообразие архитектуры. Если мы поедем в Турцию, например, то там везде один стиль.

- Да, но он очень узнаваемый.

- А про татарскую мечеть есть представление, что это - дом и минарет.

- Скорее всего, такая архитектура была вынужденной мерой в свое время. Говоря по-татарски, «юклыктан» так строили. Существовал запрет на строительство каменных мечетей, не было возможности строить белокаменную, крепкую, добротную мечеть. Поэтому обычные дома превращали в мечети – чтобы ее не было видно издалека. Я, кстати, даже слышал, будто минареты делали съемными на случай, если потребуется срочно снять.
Со временем возможность для более-менее свободного строительства появилась, но татарских архитекторов не было, мечети остались похожими на деревенские дома, просто теперь они были выполнены из камня. А сейчас у нас есть возможность проявить себя так, как мы хотим.

- А «Кул Шариф» – это татарский стиль?

- Думаю, это больше османский стиль, который реализован на татарский манер.

- Если говорить об архитектурном стиле соборной мечети, вы бы сами какой ее видели?

- Я архитектуру любой мечети оцениваю не как обыватель, а как имам, который ходит по земле и на плечи которого ложатся заботы по дальнейшей ее эксплуатации. Архитекторы рисуют и уходят, а имаму потом с этим зданием работать. Поэтому для меня гораздо важнее функционал мечети, нежели облик и ее туристическая привлекательность. Например, у мечетей с куполами в нашей местности часто возникают проблемы с конденсатом, а некоторые мечети сложно очищать от снега.

Если все же говорить о моих личных ожиданиях, то мне Соборная мечеть представлялась как нечто схожее с Ханской мечетью в Болгаре. Но сколько людей, столько и мнений. Концепция о том, что «Кул Шариф» - это наша история, а новая соборная мечеть должна олицетворять современность, мне кажется вполне логичной.

Но спорить об облике мечети можно бесконечно, а строительство так и не начнется. Споры длятся уже слишком долго и сильно тормозят процесс. Еще раз подчеркиваю, что угодить всем не получится, всегда кто-то будет недоволен. Время покажет. И иншаАллах, это же не последняя наша Соборная мечеть в Казани.

- А вам лично какие мечети больше всего нравятся в архитектурном плане? 

- Самое сильное впечатление, конечно, на меня производят старинные мечети. Например, люблю мечеть в селе Береске Атнинского района, мечеть Марджани, Галеевскую. Все они - такие теплые, намоленные, родные, наши... В них больше нура, одно удовольствие в них молиться.

Современные мечети, к сожалению, не всегда строят с учетом опыта татарских религиозных специалистов. Люди не всегда понимают, например, тонкостей и традиций украшения мечетей – именно татарских. Иногда приходишь в новую мечеть, смотришь, а каллиграфию сделал какой-то художник без знаний специфики или ее вообще из интернета скачали, хотя у нас есть свои, казанские каллиграфы. Это, конечно, неприятно.

Почему-то считают, что имамы не могут быть полезными в архитектуре или каких-то других областях. Но у нас есть такие пероклассные специалисты! Например, когда встал вопрос развития исламского банкинга, некоторые стали спрашивать: «А что, муллы будут помогать нам делать этот продукт?». Тем временем, на сегодняшний день мы вместе «Ак Барс банком» уже запустили пять халяльных продуктов и сейчас запускается шестой. Наши казанские исламские специалисты создали халяльный индекс акций. Чтобы вы понимали, в России всего восемь специалистов, которые имеют международную сертификацию AAOIFI по бухгалтерскому учету и аудиту для исламских финансовых учреждений. И шестеро из них – в Татарстане. Или если посмотреть на наших специалистов-хафизов по 10 кыраатам (стилям чтения) Корана: в республике таких четверо. У нас работают ценные кадры.

- Но если продолжить тему архитектуры, как вы относитесь к мечетям, которые строят в стиле хайтек?

- Как я уже сказал, вопрос о том, какая она татарская мечеть, остается открытым. Есть ощущение, что ее образ еще не сформирован. А чтобы сформировать, архитекторы должны, опираясь на наше прошлое наследие, экспериментировать. Если этот поиск образа не начать, то мечети в стиле «дом с минаретом» так и продолжаться строиться. Но тут важно именно совмещать историю с современностью. Хайтек-мечети без привязки к национальному колориту не станут примерами национальной архитектуры.

Споры о Соборной мечети показали, что вопрос об облике татарской мечети требует исследований. И это вопрос не одной научной конференции и не одного только мусульманского или архитектурного сообщества. Наработки должны быть обязательно совместными.

- Возвращаясь к соборной мечети: есть ли понимание, какое время займет формирование архитектурного стиля, разработка проекта? Не затянется ли вопрос, как это было, например, в Челнах? 

- В Челнах все-таки другой вопрос, поэтому я и говорю о том, что всегда будут недовольные. И именно споры затягивают весь процесс и вынуждают длительно обсуждать. С 2018 года обсуждаем: сначала - нужна или нет мечеть, потом - где построить, потом – как назвать, теперь – архитектура...  Про тот же «Кул Шариф» до сих пор меня спрашивают: «Почему она построена по турецкому проекту?». А что надо было сделать? Дом с минаретом поставить? Каким должен быть проект, чтобы все были довольны?

- Послушаете одних, тогда другие будут недовольны.

- Именно поэтому пора уже оставить все споры и начинать строительство. Надо помочь тем, кто в этом задействован, а не только критиковать.

«В парке тоже надо сделать мечеть, пусть пока и скромную»

- Когда будет закладка первого камня новой соборной мечети в Казани?

- Мы ее сделали год назад! (улыбается)

- Снова придется делать, получается? Кстати, я живу в районе «Кырлая», и там вообще нет мечетей.

- Поэтому я и говорю о том, что в парке тоже надо сделать мечеть, пусть пока и скромную. Возможно, со временем что-то поменяется, и построим большую.

- Сейчас в соцсетях обсуждается, что самая старая мечеть Татарстана – билярская, 10-й век. И молодежь говорит о том, что надо, наверное, как-то эту мечеть оживить, проводить в ней молитвы… То же с самое с Ханской мечетью в Болгаре. Что вы думаете об этом?

- Что касается Болгара, то Ханская мечеть – это объект, охраняемый ЮНЕСКО. Ее нельзя восстанавливать, иначе это будет новодел. Охраняемый статус памятников исторического наследия не позволяет делать с ними все, что угодно. Тут, по аналогии, вспоминается наша поездка в Рязанскую область, в Касимов, где нам показывали старинные мечети. Вот вам классический сценарий - это вымершая деревня, ни одного жителя уже нет, а только мечеть стоит.

Конечно, мечеть и в Биляре, наверное, можно было бы восстановить, но мечеть все-таки должна жить! Очень много средств и трудозатрат уйдет на реконструкцию, на дальнейшее содержание, на привлечение имама… Но что от того, если мечеть так и не станет мечетью, а просто будет стоять красивым зданием? Для кого оно будет служить? Это сложный вопрос.

Мне кажется, что более целесообразно, когда используются имеющиеся у нас проекты исторических мечетей, их технические характеристики, архитектура и узоры, модернизировать их и переносить на современные мечети. Про эти проекты мы точно можем сказать, что они - 100% татарские. Ведь никто не сомневается, что, например, болгарский малый минарет – самый настоящий татарский.

- То есть, в целом, полет творчества – это хорошо, но надо и практические моменты учитывать?

- Конечно, поэтому прекрасен тот проект, который «жизненный». Такой, чтобы люди через года говорили «рэхмэт» тем, кто построил эту мечеть. Все в ней должно делаться в первую очередь для удобства верующего человека, а не так, что ты вошел в мечеть и не знаешь, куда дальше идти. Логистика должна быть понятной.

- А какие еще крупные мечети предполагаются к строительству в Татарстане?

- В районе Агропромпарка есть гектар земли, там зарегистрирована мечеть «Абу Ханифа», но строительство пока не начато. В Мирном достраивается небольшая мечеть, обсуждался проект мечети на комплексе «Курган», в ДРКБ сейчас заложили камень, в Пестрецах достраивается соборная мечеть, а также в Лаишевском районе.

- Но крупнейшая из строящихся сейчас – это, наверное, Челны?

- Думаю, да.

- А как обстоит ситуация с проектом и строительством соборной мечети Жэмигъ в Челнах в целом? Для города это очень важная история.

- Значит теперь вы можете сравнить и заметить, что в Казани мечети строятся гораздо быстрее, чем в Челнах. В целом, мечеть – это показатель духовного развития и самоорганизации общества в одном конкретно взятом городе или поселении. Вспомним мусульманские страны, например, город Абу-даби. Страна стала благосостоятельной и здесь сразу начали строить красивые мечети, чтобы показать всему миру, как они относятся к своей религии, как они ее уважают и любят. То же самое мы видим в Стамбуле. Еще в Грозном, в Махачкале и так далее. Челнинцы и казанцы должны радоваться, когда строится большая, качественная мечеть. Она должна быть лучше, чем дом любого человека.

- Камиль хазрат, спасибо вам за разговор, это очень важная тема.

- Да, вопрос строительства Соборной мечети непростой и одновременно радостный, перспективный для развития татарской уммы. Главное, чтобы все те оппоненты, которые сегодня по-своему ратуют за судьбу мечети, такое же активное участие принимали в ее жизни и после открытия. Она не должна превратиться в музей для туристов, а должна жить полнокровной жизнью, должна стать центром притяжения для верующих. Вот что самое важное. Алла бирса, так и будет, потому что мусульмане республики очень ждут ее.

Оригинал публикации: milliard.tatar

Социальные комментарии Cackle