• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Маскат – место соединения арабского мира и Индийского океана

Время чтения: 8 мин
418

Добро пожаловать в Маскат, столицу Омана! (Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Добро пожаловать в Маскат, столицу Омана! (Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

На базаре Маската, что является столицей Омана, на протяжении многих веков свободно смешиваются арабский язык, белуджийский, урду, хинди, а также разнообразные фрукты и цветы, такие как тамаринд, бейдхам (индийский миндаль), личи, хурма и гибискус с Индийского субконтинента, Восточной Азии и Персидского залива.

Магазины одежды демонстрируют витиеватые и красочные дизайны из Белуджистана и Танзании бок о бок с последними болливудскими новинками.

Мужчины, говорящие по-арабски, в длинных белых дишдашах и красочных восточноафриканских шапочках «кумма» прогуливаются по набережной моря, где расположилась мечеть, выложенная голубой плиткой.

Сразу за мечетью находится небольшой обнесённый стеной район под названием Сур аль-Лаватия, где говорят на языке, которого больше нигде на Земле нет, сочетающем в себе синдхи, персидский и арабский языки.

(Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

(Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Добро пожаловать в Маскат, столицу Омана, где арабский мир встречается с Индийским океаном. Благодаря векам оманского мореплавания, империи и торговли, Маскат сегодня представляет собой чарующий разнообразный портовый город, который больше смотрит на моря на востоке, севере и юге для вдохновения, чем на бесплодные равнины и скалистые горы Аравийского полуострова на западе.

Оман – это калейдоскоп миров Индийского океана, связанных с Синдом, Занзибаром, Белуджистаном, Ираном и Йеменом так же, как и с арабским миром, и он не боится в этом признаться.

В то время как в других арабских странах Персидского залива этническое разнообразие часто преуменьшается в пользу единой арабской идентичности, в Маскате многослойное наследие прошлого не просто является изюминкой местности, но и по сей день остаётся неоспоримой частью современной городской жизни.

Оман – это калейдоскоп миров Индийского океана (Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Оман – это калейдоскоп миров Индийского океана (Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Скрытый порт

Маскат был известен древним грекам как Криптус Портус, «скрытый порт», так как он защищён от моря высокими скалистыми горами. После короткого периода персидского правления Сасанидов внутренние районы перешли к Аббасидам. До Аббасидов большая часть Омана говорила на южноарабских языках, отличных от арабского. На многих из них, таких как мехри, до сих пор говорят на юге Омана.

Однако портовые города, такие как Маскат, сохраняли большую независимость от внутренних районов. Исторически Оман относился только к внутреннему региону, а Маскат служил названием как для города, так и для побережья вокруг него. Это изменилось в 1970 году, когда вся страна была переименована в Оман.

Маскат был известен древним грекам как «скрытый порт» (Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Маскат был известен древним грекам как «скрытый порт» (Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Маскат процветал благодаря своему прибрежному расположению, став центральным узлом торговых сетей, которые пересекали Индийский океан. Помимо распространения товаров, такие обширные сети также способствовали обмену знаниями, образованием и религией на огромных расстояниях.

Портовые города превратились в культурные центры, где торговцы селились за Индийским океаном и отправляли братьев, двоюродных братьев и друзей в отдалённые места для установления новых контактов и прочных связей.

Плывя под муссонными ветрами, торговцы из Омана пустили корни в Сурате, Занзибаре и Малакке, в то время как Маскат стал домом для торговцев из Южной Азии и Восточной Африки.

По суше или по морю?

Маскат, как и все портовые города, – это место, определяемое его водными связями (Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Маскат, как и все портовые города, – это место, определяемое его водными связями (Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Исторически путешествие по воде было быстрее и дешевле, чем по суше. Маскат, как и все портовые города, – это место, определяемое его водными связями.

Вплоть до XX века требовались недели чрезвычайно трудного и опасного путешествия по суше, чтобы добраться из Маската во внутренние районы Омана, а тем более в современную Саудовскую Аравию, миновав сотни миль беспощадной пустыни.

Водные маршруты, соединявшие Маскат на севере с Персией или на востоке с Индией, напротив, были проще, а места, куда они добирались, – богаче и интереснее.

Океанические культуры

(Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

(Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

В начале 1500-х годов характер торговых сетей в Индийском океане резко изменился. Португальские военные корабли, однако, вошли в Индийский океан с определённой миссией: монополизировать торговлю в Персидском заливе и Красном море, контролируя стратегические порты и предотвращая местную торговую деятельность, устанавливая контроль над каждым уголком региона.

По пути они захватили Маскат, где предали мечу мусульман и евреев, навязав вторую «инквизицию», напоминающую резню Реконкисты и изгнание нехристиан обратно в Иберию.

Побережье Маската было захвачено португальцами. Однако внутренние районы Омана оставались относительно изолированными.

После столетия португальского правления в Персидском заливе появилась династия Яариба и с помощью персов и белуджей изгнала колонизаторов. Они развязали войну через Индийский океан, атаковав португальские порты в Занзибаре, Момбасе и Гуджарате, в процессе создания морской империи Омана с Маскатом в центре.

С этого момента торговые связи города стали укрепляться, торговцы вернулись в Маскат. Здесь обосновались тысячи персов. Как и в других странах Персидского залива, этих персидских торговцев и их потомков называют Аджамами. Аджамы родом из южного Ирана, особенно из городов вокруг Шираза и портовых городов, таких как Бандар-Аббас.

(Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

(Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

В начале 1800-х годов Маскат находился под контролем Саида бин Султана, который в 1833 году основал Занзибар в качестве второй столицы Маската.

По сравнению с Маскатом, который впал в относительную нищету, когда англичане, французы и голландцы заменили португальцев в монополизации океанской торговли, Занзибар был богатой жемчужиной империи Омана.

Султан Омана продолжил и углубил португальскую колониальную политику, расширяя работорговлю и лишая коренное население сельскохозяйственных угодий.

В этот непростой период тысячи оманцев покинули берега Аравии и перебрались на побережье Африки. Они пришвартовались в Стоун-Тауне, главном городе Занзибара.

Многие со временем переселились во внутренние районы, распространившись по Восточной Африке – современной Танзании, Кении, Руанде, Бурунди и Конго – и работая торговцами.

Оманские мужчины со временем выучили суахили и перешли на арабский, женившись на местных женщинах и создав новую, смешанную культуру.

Слово «суахили» на самом деле является арабским словом и происходит от «Савахель», что значит «побережье». Таким образом, суахили – это язык побережья. Это гибридный торговый язык, возникший в результате взаимодействия арабских и персидских торговцев с местными жителями.

Оманский, арабский или другой?

(Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

(Фото: Дарья Сиротина, livejournal.com).

Сегодня Оман представляет собой настоящий сплав множества культур, мировоззрений и религий. Такое разнообразие отражается и в оманском арабском языке, который изобилует выражениями из персидского, суахили и урду.

На базаре Муската вы постоянно слышите «барабар», что означает «идеально!» (произошло от «равного» на урду, а до этого от персидского, где это означает «вместе»).

Помимо этого, такие слова, как умбар (хранилище), сида (прямо вперед), макумша (ложка), барасти (дом с финиковыми ветвями), вазунгу (белые люди) и многие другие говорят о сильном влиянии моря на местную культуру.

Напоминания об океанском прошлом всё ещё присутствуют здесь, часто возрождаясь по-новому. Маскат и сегодня определяется морем.

Автор: Ильмира Гафиятуллина

Реклама
Социальные комментарии Cackle