• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Тошихико Идзуцу: японский ученик татарских устазов

Время чтения: 6 мин
801

Тошихико Идзуцу в годы общения с А. Ибрагимом и М.Бигиевым (Источник фото: tehrantimes.com).

Тошихико Идзуцу в годы общения с А. Ибрагимом и М.Бигиевым (Источник фото: tehrantimes.com).

Тошихико Идзуцу (1914-1993) – мусульманский ученый, автор первого перевода Корана с языка оригинала на японский язык, видный философ лингвистики и мистицизма, автор многочисленных трудов по исламу и другим религиям.

Идзуцу занимался не только наукой, но и преподавал в Институте культурных и лингвистических исследований Университета Кейо в Токио, Иранском институте философии в Тегеране (Иран) и Университете Макгилла в Монреале (Канада). Он свободно владел более чем 30 языками, включая арабский, татарский, турецкий, персидский, санскрит, пали, китайский, японский, русский и греческий.

Поскольку Идзуцу появился на свет в богатой семье, то в юношеские годы он смог поступить на экономический факультет Университета Кейо. Позже он перевелся на факультет английской литературы. Возможно, сказалось то, что, его отец был мастером дзен-буддизма, поэтому юноша с первых лет жизни был знаком с религиозными практиками и идеями. Жизнь в такой атмосфере сформировала его как гуманитария.

В годы учебы любознательный Идзуцу стал интересоваться религиозными системами, в том числе и исламом. Для более близкого знакомства с исламом он часто посещал общину мусульман в Токио, которую заложил выдающийся татарский религиозный и общественный деятель Абдрашит Ибрагимов (ум.1944).

Впечатленный проповедями Абдрашита хазрата Идзуцу проникся любовью к исламу и принял эту религию. В один из дней, когда он сообщил своему устазу о том, что принял ислам, Идзуцу спросил его, от чего теперь ему следует отказаться из того, что было в его прежней, немусульманской жизни. Абдрашит хазрат сказал своему ученику: «Когда ислам проникнет в тебя, все ненужное уйдет само по себе».

Абдрашит хазрат Ибрагим

Абдрашит хазрат Ибрагим

В те же годы Идзуцу активно изучал языки, в том числе татарский, турецкий, и, конечно же, арабский. Приступая к изучению арабского языка Идзуцу полагал, что в этом достойном деле его наставником также станет Абдрашит хазрат.

Однако в тот момент сложилась уникальная ситуация, связанная с тем, что благодаря усилиям Абдрашит хазрата и членов татарской диаспоры в Токио была возведена мечеть и дело шло к ее торжественному открытию, которое было запланировано на май месяц 1938 года. По этому знаменательному поводу Абдрашит хазрат пригласил в Японию своего давнего друга и соратника Мусу Джаруллаха Бигиева. Поэтому, когда Идзуцу обратился к своему устазу с просьбой помочь ему в изучении арабского языка, хазрат сказал, что стоит чуточку потерпеть, поскольку в Японию скоро прибудет его друг – выдающийся знаток арабского языка, лучше которого учителя по этому языку нет.

«Илхам ар-Рахман», или история одного тафсира
Преследования со стороны правящей в Индии колониальной администрации вынудили выдающихся деятелей мусульманской Индии покинуть родину и скитаться по миру в поисках прибежища...
09.11.2020
482

Таким образом, благодаря мудрому совету Абдрашита хазрата и удачному стечению обстоятельств Идзуцу было суждено стать одним из тех счастливчиков, которым довелось постичь арабский язык под опекой Мусы Бигиева. Бигиев давал уроки арабского языка опираясь на несколько источников, среди которых был Священный Коран, «Сахих» Муслима, образцы арабской поэзии, а также знаменитый грамматический трактат «аль-Китаб», написанный выдающегося знатока арабской филологии Сибавайхи (760-797). Причем, самого трактата у Бигиева с собой не было, поэтому он диктовал главы этой книги по памяти, а Идзуцу записывал. Через много лет, будучи в Сирии, Идзуцу нашел оригинал этой книги и, сверив свои записи с исходным текстом, убедился, что его конспекты полностью соответствовали оригиналу.

Обложка книги Т.Идзуцу «Бог и человек в Коране: Семантика коранического мировоззрения» (306 стр.; изд. 2002 г.)

Обложка книги Т.Идзуцу «Бог и человек в Коране: Семантика коранического мировоззрения» (306 стр.; изд. 2002 г.)

Уроки арабского, которые Идзуцу брал у Бигиева, не пропали даром. Поскольку Идзуцу был чрезвычайно талантлив в изучении иностранных языков, то он закончил читать Коран через месяц после того, как начал изучать арабский язык. Спустя двадцать лет, в 1958 году Идзуцу завершил первый прямой перевод Корана с арабского на японский язык. Его перевод до сих пор славится своей лингвистической точностью и широко используется в научных работах.

Идзуцу оставил после себя богатое научное наследие в различных отраслях гуманитарной науки. Ниже приведены названия лишь некоторых из его трудов:

  • «Язык и магия, Исследования магической функции речи» (Language and Magic, Studies in the Magical Function of Speech, 1956);
  • «Этико-религиозные концепции в Коране» (Ethico-Religious Concepts in the Quran, 1966, 2002); «Концепция и реальность существования» (The Concept and Reality of Existence, 1971);
  • «Концепция веры в исламском богословии» (Concept of Belief in Islamic Theology, 1980);
  • «Бог и человек в Коране: Семантика коранического мировоззрения» (God and Man in the Koran, 1980);
  • «Суфизм и Даосизм: сравнительное исследование ключевых философских концепций» (Sufism and Taoism: A Comparative Study of Key Philosophical Concepts, 1984);
  • «Творение и вневременной порядок вещей: Очерки исламской мистической философии» (Creation and the Timeless Order of Things: Essays in Islamic Mystical Philosophy, 1994).

Вот так, благодаря личной заинтересованности, Божьему наставлению и помощи двух выдающихся представителей татарской мусульманской религиозной мысли анналы исламской науки и мирового исламоведения пополнились трудами выдающегося сына японского народа – Тошихико Идзуцу.

Тошихико Идзуцу: японский ученик татарских устазов

В 2018 году на экраны вышел 130-ти минутный трехъязычный (англо-японско-персидский) документальный фильм «The Eastern» о жизни Тошихико Идзуцу, снятый иранским кинорежиссером и сценаристом Масудом Тахири.

 

Автор: Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle