• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Единый ханафитский мазхаб, или как ислам распространялся в Поволжье

Время чтения: 6 мин
1315

С внедрением ислама среди булгар стало распространяться восточное просвещение. Уже в начале X в. в булгарских городах и поселениях, как писал Ибн Русте, существовали «мечети и начальные училища с муэдзинами и имамами»1.

В Булгарии жили и творили многие известные ученые и богословы. Внутри страны во всех крупных общинах имелись школы и медресе, а в больших городах развивалась система высшего духовного образования и система мусульманского правосудия, о чем с удивлением сообщали восточные авторы.

К сожалению, о характере булгарской богословской школы можно только догадываться, поскольку достаточных источников в нашем распоряжении нет. Однако не возникает сомнений в том, что на всей территории Булгарии господствовал не только единый ханафитский мазхаб, но и единая улама, которая трактовала некоторые вопросы права и ритуальной практики в соответствии с выработанными традициями, причем, несомненно, опиралась в этом на светскую власть.

Ханафитский мазхаб: был ли он традиционным для волжских булгар?

Потому именно эта традиция преподавалась в медресе и воспроизводилась, сохраняя преемственность и стабильность нормам мусульманского права на протяжении более чем двух веков.

Ортодоксальность погребального обряда булгар, возможно, связана с их представлениями о собственной «избранности» вследствие «пограничности» своего положения на краю обитаемой ойкумены и на северной границе исламского мира.

Булгары, проживавшие достаточно далеко от стран ислама, оказались в некоторой культурной изоляции, но смогли преодолеть ее. Ученый-энциклопедист ал-Бируни в своем труде отмечал, что булгары оторваны «от коренных стран ислама», тем не менее «не лишены сведений о халифате, халифах, а напротив, читают хутбу с их именами»2.  Однако само ощущение «оторванности» булгар, нахождение их во враждебном окружении не могло не отразиться на их общественном сознании.

Целым рядом арабо-персидских авторов отмечался факт, сообщающий о походах булгар на соседей как о «джихаде» (священной войне), во время которых «со всяким войском неверных; сколько бы его ни было, они сражаются и побеждают»3. О регулярных походах на северных язычников царя булгар и обложении их данью сообщает ал-Гарнати4. Эти сведения настолько традиционны и формальны, что создается впечатление об их булгарских корнях или, во всяком случае, их влиянии на эту традицию.

Не обошли эту тему и западноевропейские источники (Юлиан, Плано Карпини, Рубрук и т. д.). Наиболее яркая характеристика булгар содержится в труде Гильома де Рубрука: «Эти булгары – самые злейшие сарацины, крепче держащиеся закона Магометова, чем кто-нибудь другой»5.

Позднее она вошла в знаменитый географический трактат Роджера Бэкона «Великое сочинение» (60-е гг. ХIII в.)6 и стала важным элементом формирующихся западноевропейских представлений о странах и народах Востока, которые позднее были перенесены на население Золотой Орды.

Скорее всего, идеи мессианства и «священной войны» были популярны в среде булгар, особенно у военной знати. Культ святого рыцаря Али перерабатывался в тюркский героический эпос в мусульманском духе7. Вполне возможно, что сам приход неких святых и успешная проповедь ими ислама в Булгарии также служили основанием видеть свое предназначение в истории как воинствующих миссионеров этой религии.

Мотив «бремени истории», тяготеющий над их народом, формировал мнение булгар о себе как об общности, связанной не просто единой судьбой, но и борьбой предков за идеалы ислама.

Подчеркнутая приверженность к исламу и ненависть к язычеству, отмеченные восточными и западноевропейскими авторами, служили целям объединения мусульман перед лицом угрозы нашествия язычников.

Средневековая Булгария была самой северной страной исламской ойкумены, а ее культура стала развиваться в контексте мусульманской культуры. Есть сведения о развитии монументальной архитектуры, декоративно-прикладного искусства, музыки и литературы.

Внутри страны во всех крупных общинах были школы и медресе. Благодаря системе образования население обучалось грамоте и основам религии.

Сохранились сведения о развитии наук и знаний – астрономии и астрологии, медицины и алхимии, богословия и права, географии. Существовала своя историографическая традиция – «Таварих-и Булгар» (История Булгарии) Йакуба ибн Нугмана.

В Булгарии жили и творили многие крупные ученые и богословы: среди них писатели, богословы и философы Сулейман ибн Дауд ас-Саксини ас-Сувари, Абу-ль-ал Хамид ибн Идрис ал-Булгари, Бурханаддин Ибрагим ибн Йусуф ал-Булгари, ал-Ханафи Бурханаддин Ибрагим ибн Хызр ал-Булгари, ходжа Ахмед ал-Булгари, фармаколог Таджаддин ибн Йунус аль-Булгари и др. От эпохи Булгарии сохранился литературный памятник – поэма Кул Гали «Кысса-и Йусуф» («Сказание о Йусуфе», 1233)8.

Многие биографии выходцев из Булгарии, ставших на Востоке знаменитыми учеными, демонстрируют включенность булгар в исламский культурный мир, показывают, что, несмотря на расстояния, между странами Востока и Средним Поволжьем шел непрерывный информационный обмен9.

Став мусульманской страной, восприняв культуру, Булгария вошла в исламскую цивилизацию. С этого момента связи ее со странами Переднего и Ближнего Востока стали постоянным фактом истории.

На эти обширные и активные контакты указывают материальные свидетельства в виде многочисленных археологических находок, среди которых фрагменты серебряной, бронзовой, хорасанской поливной посуды, стеклянных и каменных бус и других украшений, предметы роскоши и бытовые изделия10.

Кроме того, в культуре булгар с X в. появляются предметы, фиксирующие арабские надписи с кораническими формулами11.

Булгария действительно находилась далеко от основных исламских культурных центров. И указание на это расстояние стало на Востоке, видимо, обычным присловьем.

Например, знаменитый философ, проповедник и путешественник Насир-и Хосров, желая подчеркнуть могущество Аллаха, пишет:

“С трудом достигается крик твой из комнаты до сеней,
А его голос легко доносится из Балха до Булгара”12.

Перефразируя этот отрывок стиха, можно сказать, что как ни велики были расстояния от стран ислама до Булгарии, ислам и его культура легко распространялись в Поволжье, создавая здесь замечательный ареал тюркской мусульманской культуры.

_________________

1. Хвольсон Д. А. Известия о хазарах, буртасах, мадъярах, славянах и русских… С. 23.
 2. Бируни А. Памятники минувших поколений // Избранные произведения. Ташкент, 1957. С. 55.
3. Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе... С. 31; Бартольд В. В. Введение к изданию «Худуд ал-алам»… С. 545.
4. Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131–1153 гг.)… С. 30, 31.
5. Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука. М., 1967. С. 119.
6. Матузова В. И. Английские средневековые источники. М., 1979. С. 215.
7. Измайлов И. Л. Вооружение и военное дело населения Волжской Булгарии X – начала XIII вв. Магадан, 1997. С. 138–149.
8. Давлетшин Г. М. Волжская Булгария: Духовная культура. Казань, 1990. С. 172–176; Таджаддин ал-Булгари. Большой тирйак (Большое противоядие) / пер., предисловие, коммент. А. Б. Халидова. Казань, 1997. 52 с.
9. Давлетшин Г. М. Волжская Булгария…. С. 111–142.
10. Даркевич В. П. Художественный металл Востока VIII–XIII вв… 199 с.
11. Казаков Е. П. Знаки и письмо ранней Волжской Болгарии по археологическим данным // Сов. археология. 1985. № 4. С. 183–184.
12. Семенов А. А. Таджикские ученые XI в. н. э. о булгарах, хазарах, русах, славянах и варягах // Доклады АН Таджикской ССР. 1953. Вып. VII. С. 17.

"История ислама в России" под общей редакцией Р.М. Мухаметшина

 

Социальные комментарии Cackle