• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

А. Курсави и современники

Время чтения: 6 мин
4227

В своей фундаментальной книге “Мустафадель-ахбар фи ахвали Казан ва Булгар” («Правдивые сведения о событиях, происходивших Казани и Булгаре»), Шигабутдин Марджани, опираясь на редкие источники и материалы, описывает историю татарского народа с древнейших времен до XIX столетия, приводит биографические данные о тысячах выдающихся религиозных деятелях и ученых, дает сведения о крупных учебных заведениях-медресе.

Большое место в своем сочинении Ш.Марджани уделяет личности и взглядам замечательного мыслителя-богослова   Абуннасира Курсави  (1776-1812). Известно, что Марджани с большим уважением и почтением относился к этому ученому, считая его своим духовным наставником и учителем.

Islam-today продолжает публикацию отрывка из книги. 

Здесь будет уместно привести статью меллы Габдулхабира ибн Габдельваххаба аль-Муслими, который с похвалой отзывается о книге меллы Абуннасира «Афтияк тафсир». Статья начинается известным изречением:

«Порой даже бездушное перо  отражает на бумаге несколько слов способных озарить действительность».

А затем автор прослеживает жизненный путь Курсави: «Абуннасир Габдуннасир ибн Ибрагим аль-Курсави эфенди родился в 1185 (1771) году по хиджре. С юного возраста мальчик рост смышленым, его перо имело свойство создавать чарующие взор цветники и тем самым прославило имя автора и его родное село Корса, расположенное в Заказанье, дальние дали. Курсави отличался от своих сверстников способностями в науках, пытливостью и стремлением дойти до сущности предмета, горячим желанием осветить темные стороны действительности и широтой взглядов. За ним укрепилась слава человека, стойкого в вере, безграничных умственных способностей, преданного различным наукам, проницательного исследователя и мастера ораторского искусства. Он обладал даром обоснования и разъяснения событий прошлого, способностью предвидеть будущее. Его отличали  внимательное и ровное отношение, как к младшим, так и старшим по возрасту людям, а также  выдержка и достоинство, с которыми он держался в обществе. Начальное образование он получил в Казани, обучаясь у ряда известных и уважаемых улемов, и в расцвете сил и способностей направился продолжить учебу в Мавараэннахре. Там он обучался у выдающихся ученых и великих шейхов, достиг больших высот в науках и превзошел своих товарищей по учебе…

Уровень его образованности – результат его прилежания в учебе и больших усилий к овладению знаниями. Его усилия, помноженные на щедрость Аллаха Та’аля, позволили Курсави превзойти в науках своих учителей и наставников. Об этих его способностях было хорошо известно всем людям, с которыми он был знаком из низших слоев общества, а также власть предержащим.

Он был страстным поборником справедливости и чести, при этом не обращал никакого внимания на слова своих хулителей и врагов…

Его устремленность к поиску истины и старание увенчались успехом. С помощью милостивого и милосердного Аллаха Та’аля и опираясь на незыблемые каноны Ислама, он подобно Халилельррахману (один из эпитетов пророка Ибрагима (мир ему) прим. переводчика) достиг высого уровня борца за веру. В итоге его гневное выступление против существовавших традиций, словно землетрясение пошатнуло основу духовного миропорядка и вызвали озлобление среди фанатиков Мавараэннахра. Известно, что в эпоху подражательства шло активное наступление на просвещенность и науку, общество отдалялось от знаний, образование укрывалось ширмой.

Курсави, при помощи своего дара предвидения смог подобрать ключи к волшебному замку, который запирал кладезь просвещения. Он смог дать объяснение наукам, заключенным в этом наследии, и раскрыл людям глаза на  красоту и великолепие бесценных жемчужин и щедро раздарил цветы, которые были до сих пор для них недосягаемы. Он всесторонне растолковал смыслы понятий, относящихся к мусульманскому праву и вере, дал исчерпывающие объяснения идеям наших праведных ученых-предшественников. Продолжая славные духовные традиции  дедов, он на исконном нашем родном татарском языке написал множество книг и тафсиров. А когда солнце его  учености достигло своего зенита, он возвратился в родные пенаты и организовал в селе Корса медресе, где воспитывал и обучал шакирдов, писал книги. В возрасте сорока лет он отправился в хадж. Добрался до Константинополя и направлялся в Ускудар и тут до его чистой души донеслись звуки мелодии, в которой слышались слова о том, что «райские сады сотнями взоров ожидают тебя с нетерпеньем», и в тот же миг он захворал. Его душа встрепенулась и покинула этот бренный мир в 1227 (1812) году…

Автором сей повести является бедняк, уповающий на милость Всевышнего, Габдулхабир ибн Габдельваххаб аль-Муслими. 1276 (1859) год.

Здесь также приведем отрывок из фетвы кучки бухарских невежд и врагов Курсави, которые до сих пор пытаются очернить имя ученого, обратив внимание читателя на стиль этого документа, не входящего ни в какие рамки, дающего резко отрицательную оценку и пышущего злобой:

«…Путь, по которому идет он (А.Курсави) неприемлем для мусульман. Следование по этому пути, на котором настаивает он, ведет к отрицанию самой сущности нашей веры, отрицанию единства Аллаха Та’аля и его достоинств. Следование, предлагаемой им веры может привести к отступлению от основ нашей религии. Например, в одном из его сочинений под названием «Книга об основах фикха» он утверждает: «Должно осуждаться личное возвеличивание и самолюбование». Согласно его мнению, каждый, кто будет обвинен в куфре, безбожии, невежестве и нежелании во время намаза руководствоваться под началом имама, а также в раздувании конфликта, и ущербности его веры, то он непременно должен быть подвергнут заточению с последующей казнью. Среди тех шестнадцати лиц, совершивших эти смертные грехи, которые должны понести наказание значатся: 1) эмир Хайдар, 2) ходжа Гатаулла, 3) кадий Гиният, 4) муфти Абуннасир хаджи, 5) кадий Мирза Фазил, 6) кадий Миргабдулла – муфти Джуйбар, 7) кадий Турсунбаки и другие».

Ш.Марджани приводит также фетву улемов Бухары, которую они направили в адрес улемов Болгара.

«Выдающимся мусульманским улемам Казани и Каргалинской слободы.

В 1223 (1808) году один их ногаев мелла Абеннасир был доставлен в резиденцию падишаха славного града Бухары и перед лицом знатных улемов и уважаемых правоведов произнес покаяние по поводу своих ошибочных взлядов. До сих пор он отрицал наличие у Аллаха Та’аля  закономерных достоинств и признавал, что риваяты предшествуют разуму…Вместе с тем в своем выступлении он признал, что его сочинения безосновательны и преследуют корыстные цели. Подписанты: Шейхульислам махдум Гатаулла ходжа, муфтий кадий Мирза Шамсутдин ходжа, муфтий Мирза Габдуррахман Аглям».

Далее Ш.Марджани делает вывод: «Мелла Абеннасир был намного выше, чем улемы, жившие в те времена в той стране. Он признавал Всевышнего и Его достоинства. Он также был принципиален во многих вопросах веры и те нападки, которые были по отношению к нему со стороны некоторых улемов Мавараэннахра и Болгар носили предвзятый характер. Правда была на его стороне. В истинном смысле он был настоящий ученый и просветитель.

Твердый в своих убеждениях и едкий на язык, он заслужил неприятие в лице многих ученых своих современников, которые превратились в его непримиримых противников. Вот они то и стали распространять в народной среде слухи о нем, что он якобы является «кафиром» и «вероотступником».

Однако я убежден, если бы он не горячась и спокойно, в более мягкой форме и сдержанно отстаивал свои взгляды, то наладил взаимоотношения с людьми, многие бы восприняли его идеи и руководствовались бы им».

Islam-Today

Социальные комментарии Cackle