• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

"Если не поддерживать свою культуру, то скоро её можно будет найти только в музее"

Время чтения: 7 мин
7203

Бывает обувь удобная, практичная да ещё и глаз радует. Это татарские кожаные ичиги и чувяки. Они ценились ещё русскими князьями и азиатскими ханами. Можно найти их и сегодня. В этом – заслуга энтузиастов, радеющих за сохранение татарской культуры. Мы поговорили с одним из них – Рустемом Емелеевым, мастером по пошиву изделий из татарской кожаной мозаики.

 Рустем Рафгатович, как давно Вы занимаетесь узорной кожей и как к этому пришли – через семью?

С 1992 года я занимаюсь сапожным делом, хорошо его знаю. В семье у нас никто не имел отношения к кожаной мозаике, просто эта техника мне всегда нравилась. Около двух лет назад я обратился к мастеру, который в своё время работал в Арске на фабрике национальной обуви. Он подсказал тонкости этого дела. И вот, если быть точным, уже 1 год 7 месяцев я занят кожаными узорами.

 Откуда вы берёте инструменты? Кто их изготавливает?

Инструменты, например, станки можно заказать у частников по нужным размерам. Однако, не все инструменты доступны. Например, веретено для вышивальщиц почти миниатюрное, и за такую «мелочёвку» никто не хочет браться ни в Арске, ни в Казани, ни где-то ещё в Татарстане. Мне удалось найти аж в Челябинске.

 У Вас есть какой-то стандарт узора?

Для каждой пары мы стараемся придумать какой-то новый рисунок, чтобы не было повторов. Сначала я обращался к художникам, но это оказалось очень недешево. Теперь рисую сам. У меня есть несколько книг по истории татарской мозаики, также использую старинные фотографии.

Потом, когда уже готов рисунок, он наносится на модель, вырезается, делается пробник. Если он понравился, приступаешь к пошиву полной пары.

 Сколько шьётся пара туфелек?

Чувяки можно сделать за пять дней. А сапожки, где много вышивки, шьются где-то 2 недели, потом они растягиваются, сшиваются, затягиваются. Так что, заказ сапог мы берём на месяц.

Это процесс небыстрый, ручной. Опять-таки вышивальщица может заболеть, её не заменишь, так как «другая рука» будет обязательно чувствоваться. Разные люди – разная вышивка.

 Это настолько индивидуальная работа?

Да, каждая вышивальщица кладёт шов по-своему. Если начатую работу передать другой, то она будет вышивать по-другому, и в глаза будет сразу бросаться, что швы разные.

К подобной работе тоже нужна склонность. Здесь важны усидчивость, терпение, аккуратность. Я за всё время работы обучил уже 40 вышивальщиц. В среднем на обучение уходит 10 дней. А того, кто когда-то вышивал хотя бы крестиком, можно обучить вообще за неделю.

После обучения не все продолжают работать, т.к. это нелёгкий труд. Некоторые приходят, не понимая этого, рассчитывают денег заработать. А потом оказывается, что начинают болеть спина, глаза и руки. Любого можно научить, но остаются не все.

Но кто остаётся, тот, значит, нашёл дело, которое даёт ему моральное удовлетворение. Так как изготовил деталь, и тут же увидел – вот она красота! Неслучайно Эйнштейн сказал: «Хочешь сразу видеть плоды своего труда, иди в сапожники».

 Исчезает ли из нашей культурной жизни узорная кожа?

К сожалению, такая нерадостная перспектива есть.

Это тем печальнее, что уже в древности русские князья ходили в казанской обуви. На стыке XIX–XX веков эта обувь была известна во всей Российской империи и за границей. Да и после революции она не потерялась. До 90-х годов в Арске полным ходом работала фабрика по пошиву национальной обуви. Нашу татарскую обувь развозили за границу чуть ли не поездами. Она очень хорошо покупалась во Франции, Германии, Японии, причём совсем необязательно татарами. Эта обувь считалась эксклюзивной и привлекала тех, кто не хотел ширпотреба.

Потом – перестройка, развал Союза, разрыв связей между бывшими республиками. Пошли большие убытки, система реализации порушилась, и, в итоге, фабрика закрылась.

Но интересно, что оставшиеся не у дел рабочие, вышивальщицы, сапожники сказали – мы будем продолжать это дело! Они в частном порядке стали заниматься тем, чем могли и умели. По сути, они и сохранили эту культуру в течение последних 20 лет. Если бы не они, то ещё неизвестно, можно ли было бы найти где-то эти изделия, хотя бы в штучном экземпляре.

 Спасибо им! Но время диктует новые формы. Вы не думаете, как можно «осовременить» татарскую национальную обувь?

Да, наша классическая узорная обувь, возможно, не во всех случаях однозначно подходит. Понятно, что, будь она современнее, на неё и спрос поднялся бы. Поэтому есть мысли по её совершенствованию – это использование определённых колодок, каблуков и пр. Т.е. это были бы современные модели, но с нашим национальным орнаментом.

Я показывал имеющиеся уже наработки потенциальным покупателям разных возрастов – от молодежи до старшего поколения. Всем нравится. Вопрос, как водится, упирается в средства для расширения производства. Ведь это не тот бизнес, когда возможно быстро и часто прокручивать свободные финансы.

– Может, оттого, что Ваша продукция сувенирная, рассчитанная больше на туристов?

Нет, она не совсем сувенирная. Ведь это обувь, сумки и т.д. Всё это носят, используют, а не просто где-то хранят «на память». Сказать, что это 100-процентный сувенир нельзя.

Хотя, конечно, подобные изделия специфичны, имеют национальный колорит. Кто понимает их оригинальность, приходят к нам и делают новые заказы. Ведь, к примеру, обувь обязательно привлекает внимание и, если к ней удачно подобрать гардероб, то ваш образ будет неповторимым.

Но наши изделия дороже китайского ширпотреба, т.к. трудоёмки и шьются из натуральной кожи. Когда я называю цену, люди сразу успокаиваются – такие сапоги оказываются ненужными. Поэтому, зачастую их приобретают туристы. Иностранцы понимают, что это ручная кропотливая работа и, по сути, товар такого разряда должен стоить ещё дороже.

У них на рынке тоже есть обувь, сшитая вручную. Мне приходилось держать такую – итальянскую. И скажу я вам, непонятно, за что люди платят по 100 тысяч – почти топорная работа, никакой вышивки, никакой «изюминки».

 Что ещё, кроме стоимости, может останавливать наших покупателей?

Во-первых, стереотип, что это «бабушкина» обувь. Этот стереотип довольно живуч. Правда, среди молодёжи есть те, кто понимает, что этнический стиль в одежде и обуви сейчас очень актуален. Наша обувь как раз сюда и вписывается. Кроме того, кожа всегда практична и удобна при носке.

Во-вторых, вот что. Не знаю почему, но зачастую татары стесняются татарского. Меня это не престаёт удивлять. Носят чьё угодно, только не своё национальное. Такое ощущение, как будто не понимают ценности своей культуры. Взять к примеру, выставки, куда я периодически езжу со своими изделиями. Туда приходят татары и очень часто их культурный интерес ограничиваются какой-нибудь куклой в национальном платье. Посадят её в сервант и радуются – татарочка! Может, это от советского времени осталось, когда нас держали за людей второго сорта?

 Что-то надо менять в головах у людей. Как же это сделать?

Татарам надо понимать, что если они не будут поддерживать сами свою культуру, то её можно будет найти только в музее.

Например, сабантуй. Посмотрите, как одеты люди, пришедшие на него: не поймешь, кто в чем, не поймёшь где татары, где не татары. Максимум – мусульманки в платочках, мужчины в тюбетейках. Есть, правда, среди мужчин единицы – в жилетках или татарских сапогах.

А почему бы нашим людям не приходить в национальной одежде? Чтобы не только на сцене плясали бы наряженные артисты. Чтобы приехавшие гости видели бы – вот татары, вот их одежда, обувь, национальность в конце концов. И руководителям тогда – почёт за то, что возрождают народные традиции, раз поддерживают изготовление и распространение всех этих вещей.

В том, чтобы люди любили и сохраняли свою культуру, без поддержки правительства не обойтись. В этой поддержке должна быть экономическая составляющая, чтобы традиционные производства могли бы оставаться на плаву и развиваться дальше. Это будет реальным продвижением татарской культуры, а не концертно-выставочным.

Если каждый – от министра до студента – не будет, как может, поддерживать нашу культуру, то рано или поздно она умрет. Останутся от неё только записи в книгах да пара чувяков в музее.

Беседовала Гузель Ибрагимова

Интересное интервью? Пожалуйста, сделайте репост на Facebook!

Социальные комментарии Cackle