Реклама
В России

Объясните мне странное выражение "Традиционный Ислам"

13297

 

Люди, которые совершают теракты, называют себя мусульманами

В социальных сетях в последнее время пестрят комментарии недовольных пользователей, мол, кому пришло в голову перед словом Ислам ставить приставки традиционный, нетрадиционный, «и что это за традиции вообще могут быть в религии». Наверное, уж точно не журналистам, которые в своих материалах этот термин крутят-вертят, как хотят. Только вот понимаем ли, как перья в их руках вершат судьбы мировых религий?    

Обеспокоились этим вопросом и в ДУМ РТ - видимо, имелись на то причины – и собрали в своей «резиденции» что ни на есть акул пера, чтобы объяснить, что означает этот термин и с чем его едят. Тема ислама в последнее время не сходит со страниц нашей печати, экранов телевизоров и порталов Интернета. Что этому способствует, неважно, важно, что из-за неполного понимания нередко дается неправильная его интерпретация.

«Некоторые термин «традиционный ислам» понимают ошибочно, у других он вызывает сомнения, у третьих даже страх, - рассказывает и.о. муфтия Абдулла Адыгамов. – Пугает другое – когда люди думают, что его приверженцам достаточно оставлять в мечети садаку и не читать намаз». 

По его логичному объяснению, ислам никогда не был против традиций, а лишь ограничивал их определенными рамками. У арабов, например, еще во времена джахилии на никахе мужчина отдавал махр, но только отцу невесты. С приходом ислама махр не исчезает, а вводится коррекция – теперь это дар невесте от жениха.  

Рустам Батров считает, что термин традиционный – вынужденный. Даже Валиулла хазрат Якупов, по его словам, будучи одним из главных идеологов традиционного ислама использует разные термины – традиционный, мазхабический, пророческий.

«Несмотря на то, что ислам един для всех, взгляды мусульман, появившиеся в последние годы, начали отличаться от того, что у нас было, и возникла потребность обозначить словом то, что здесь существовало веками», - говорит он.

 

Не все татарское есть традиционное, и, по утверждению хазратов, неуместен знак равенства между этими словами. Р.Батров еще раз подчеркивает, что смысл религии не в том, чтобы скопировать все, что есть у татар и назвать это исламом. Для того, чтобы понять, что есть традиционный ислам, решили начать разговор издалека, уточнив, что это невозможно без понимания самой сути религии. 

«Ислам - это путь трансформации личности, превосхождение своего эгоцентризма, добро не ради себя любимого, а ради Бога. Ничего не ожидать взамен, искренне отдавая», - считает Рустам хазрат. 

Такое духовное становление личности, как было отмечено далее, происходит в рамках трех наук, которые формируют базис традиционного ислама: вероучение, каноническое право, мусульманская этика. Со временем опыт этих дисциплин был отточен, накоплен в виде соответствующих школ. Эти школы, которые прошли проверку временем и аккумулировали в себе все самое лучшее, и есть сама традиция. А традиционный мусульманин тот, кто следует этим толкам – матуридистской школе, ханафитскому мазхабу.

Естественно, напрашивается простой вопрос, чем школы, избранные нашими предками принципиально отличаются от других толков? «Абу Ханифа, когда разрабатывал вопросы вероучения, говорил, что все наши разногласия надо оставить на суд Бога, - отвечает Р. Батров.  Такое рассуждение возможно, когда есть двухсоставное определение веры. (по мнению исламских традиционных богословов,  вера в исламе - это произнесение языком исповедания религии и убеждение в сердце). Трехсоставное говорит, что деяния являются частью веры, то есть, если нет деяний ( если человек, к примеру,не совершает намаз или совершает грехи), то человек, по такому мнению, становится безбожником».

Идет агрессивная борьба - двухсоставное определение веры, по объяснению хазратов, является одним из пунктов, которые сегодня пытаются свести на нет. Они констатируют, что салафитская идеология целенаправленно навязывает трехсоставное определение веры. Вплоть до того, что подделывают татарские книги. Отказ от двухсоставного, по их словам, дает право судить, кто правильно оделся, кто нет, кто истинный муфтий, а кто не является таковым, кто правильный имам, а кто неправильный. Когда человек сам берет на себя роль судьи, это чревато терактами.

Люди, которые вершат теракты, называют себя мусульманами. «Но когда они убивают своих единоверцев, в голове должны же дать какое-то объяснение, найти себе оправдание, - продолжает хазрат. -  Это самооправдание сводится к тому, что они не считают свою жертву мусульманином в силу того, что основа их рассуждений - это трехсоставное определение веры. А в голове простое объяснение: он согрешил, у него неправильные деяния, значит он неверный, я расправляюсь с ним как хочу».

А отличительная черта ханафитского мазхаба – рациональность, из чего и проистекает идея национальных обычаев. Если народ в течение веков поддерживает какие-то традиции, значит, это не просто так, а следствие вдумчивого подхода. Истина, разливаясь по всему миру, неизбежно приобретает исторические формы разных местностей, эпох. «Эти традиции проистекают из практики реалий жизни. Глупо их отрицать», - заявляет Рустам хазрат.

Батров ответил на вопрос, почему салафитская традиция так нравится молодежи? Потому что приверженцам традиционного ислама, на его взгляд, буквально говоря, "до 40 лет можно только «приносить чай», не решаясь молвить лишнее словечко, тогда как представителям нетрадиционного – Коран и сунна в руки, расправь грудь иди и толкуй".

Сколько при этом насчитывается в Татарстане приверженцев так называемого нетрадиционного ислама, хазраты не решились огласить, ссылаясь на то, что статистику вести невозможно и отличить тоже. Журналисты же оказались не робкого десятка, смело называя цифру 3000.

Islam-Today

Реклама
Социальные комментарии Cackle
Home