• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Кунта-Хаджи Кишиев - незабвенный чеченский святой (вали Аллаха)

Время чтения: 15 мин
33459

«Нужно было показать людям, что среди чеченцев существовала удивительная личность. Его миролюбие, терпение, смирение напоминали идеи Л.Н. Толстого, М. Ганди. Кунта-Хаджи, не сделавший ни одного выстрела в сторону русских войск, был отправлен на вечную ссылку испытать долю каторжанина. В связи с этим у меня всегда возникает вопрос: "почему? - эксклюзивное интервью порталу Islam Today доктора философских наук, автора монографии "Шейх Кунта-Хаджи. Жизнь и учениеВахита Акаева.

                        Чеченский авлия (святой) в научной сфере

Islam Today: Вахит Хумидович, что побудило Вас к авторскому исследованию жизни шейха Кунты Хаджи? Я не думаю, что Вы случайно занялись этой темой.

Вахит Акаев: Мои родители, будучи достаточно молодыми, строго соблюдали исламские обряды, при этом выполняли дополнительные молитвы, в которых многократно обращались к Всевышнему, упоминались имена пророка Мухаммада, мусульманских святых, в том числе и чеченских устазов, авлия. Этот обряд, называемый зикром, и сегодня распространен среди чеченцев. Кроме того, во время похорон часто видел исполнение громкого, зрелищного кругового зикра. Его исполняли последователи вирда (тариката) шейха Кунта-Хаджи Кишиева, но отец мой в нем участие не принимал, ибо придерживался накшбандийского тариката. На мои вопросы, почему одни находятся в круговом зикре, а другие в нем не участвуют, он пояснял, что они придерживаются разных тарикатов. Так я узнавал о существовании среди чеченских мусульман внутренних религиозных особенностей, по которым они разделяются.  Так что имя Кунта-Хаджи мне известно с детства.   

К изучению его жизнедеятельности, религиозно-философских взглядов я приступил в 1987 году. Побудительным мотивом послужило выступление одного известного религиоведа на Всесоюзной конференции в г. Махачкала, заявлявшего, что шейх Кунта-Хаджи был «мракобесом, фанатиком и реакционером».

Такие оценки религиозных деятелей в советский период изобиловали в многочисленных атеистических брошюрах. На конференции я задал вопрос: «Как можно назвать Кунта-Хаджи мракобесом, фанатиком и реакционером, если он был противником войны на Кавказе, призывал людей к духовному совершенству, милосердию

Докладчик извинился, сказал, что не знаком с его деятельностью, а исходил из существующих идеологических штампов. Этот эпизод и стал поводом для целенаправленного изучения биографии Кунта-Хаджи,  и самое главное - учения.

В сентябре 1994 года я издал свою книгу о Кунта-Хаджи. Это было время резкого обострения взаимоотношений между Грозным и Москвой, дело шло к военному конфликту. Не было никак средств, издатель, взявший на себя затраты, напечатал ее на газетной бумаге. Оформление, полиграфия книги – были далеки от совершенства. 

Islam Today: Как была принята научная монография о шейхе, распространявшем тарикат кадирийа  среди чеченцев и ингушей?

Вахит Акаев: Изданная монография оказалась востребованной, была хорошо воспринята простыми людьми, специалистами, журналистами, ее читали. Мне задавали много вопросов. Были и замечания, но они касались биографии Кунта-Хаджи, а также сугубо религиозных аспектов.

Монография рецензировалась в местной прессе, научных журналах в Ростове и Москве. Ее стали широко цитировать. Это продолжается и сегодня. При работе над изданием я основывался на архивных документах, арабо-графическом тексте («Тарджамат макалати… Кунта-шейх» - «Речи и высказывания Кунта-Хаджи»), текст был издан в 1910 году на арабском языке в Буйнакске (в типографии Мавраева) и содержал этнографические сведении и критический анализ публикаций советского периода.

Для меня было принципиально важно на реальных фактах и сведениях раскрыть нравственно-гуманистическое воззрение Кунта-Хаджи, дать интерпретацию времени, завоевательной политики и судьбы горцев. В период жестокой русско-кавказской войны Кунта-Хаджи не совершил ни одно противоправное действо. В этих условиях, следуя истинным традициям суфиев, он своим образом жизни, мировоззрением, нравственностью поступков утверждал высокие человеческие качества, призывал свой народ к единству, миру и согласию. Учил терпению, взаимной помощи, милосердию во имя сохранения нации.

                    «Того, кому Аллах желает добра, Он наставляет в религии». Пророк  Мухаммад (с.а.с.)

 Islam Today: С Вашей точки зрения, какое влияние оказал на традиционный Ислам тарикат  кадирийа (зикризм) в Чечне?

Вахит Акаев: Бытующий в Чечне ислам называют традиционным, и он представлен двумя тарикатами: накшбандия и кадирия. Последние 150 лет внутриисламкая ситуация была такой. Но с середины 90-х годов прошлого века в Чечне появляются сторонники ваххабизма ‒ открытые противники местного традиционного ислама. Часто в литературе под зикристами в Чечне понимают последователей тариката кадирийа, который в конце русско-кавказской войны распространял Кунта-Хаджи.

Отождествление начинается с царских времен, но в строго научном плане оно неверно. Это особый вопрос, требующий специального анализа. Конкретно, отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что позиции последователей кадирийского вирда (тариката) Кунта-Хаджи сегодня в Чечне прочны.

Последователи кадирийского вирда в основном и составляют социальную базу власти, противостоят идеологии и практике «ваххабитов», не приемлют религиозный экстремизм, занимают ключевые позиции в Духовном управлении мусульман Чеченской Республики.

Islam Today: Вами собран ценный материал, воссоздающий определенный исторический период, связанный с Кунтой-Хаджи, духовным наставником вайнахов с той эпохи. Какие-то институты поддерживали Вас в поисках научного первоисточника и в издании книги?

Вахит Акаев: Ни один политический институт мне в моих исследованиях помощи не оказывал. Я работал самостоятельно, тратил свои средства на командировки. После сбора документальной базы книгу писал накануне развала СССР. Осетинские коллеги мне помогли найти корпус архивных документов в госархиве Северной Осетии, копии некоторых арабо-графических текстов, в котором зафиксированы высказывания Кунты-Хаджи получил при помощи директора Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН доктора исторических наук А.И. Османова, ныне член-корр. РАН, а также прекрасного востоковеда, доктора исторических наук А.Р. Шихсаидова, арабиста Н. Нурмагомедова из этого же научного учреждения. Арабские тексты о Кунте-Хаджи на чеченский язык переводили мулла Х.-Х. Батукаев из с. Пригородное и житель Грозного Э. Бено. Мне приходилось опрашивать людей, собирая по крупицам информацию о Кунте-Хаджи. И таких было немало.

Накопленный эмпирический материал нужно было систематизировать, выстроить собственную концепцию, позволяющую реконструировать образ чеченского суфия жесткого ХIХ века. Нужно было изложить суть его нравственно-гуманистических, религиозно-философских воззрений. Этим я занимался накануне распада СССР, в период политического кризиса в стране, «ельцинско-дудаевского безвременья».

Часто возникал вопрос, а нужно ли этим заниматься, завершать работу об одном из духовных лидеров чеченского народа, противнике насилия и кровопролития. Свинцовые тучи, которые сгущались над Чечней, принуждали к ее завершению. Нужно было показать людям, что среди чеченцев существовала удивительная личность. Его миролюбие, терпение, смирение напоминали идеи Л.Н. Толстого, М. Ганди. В век насилия они были позабыты, варварски растоптаны. Но им следовали просветленные умы, нравственные личности. Они присутствовали в людях, согревали их души, давали надежду на лучшее будущее. К ним и сегодня миллионы людей восприимчивы.     

Islam Today: Не могли бы уточнить, труды Кунты Хаджи, его рукописи сохранились?

Вахит Акаев: Сам Кунта-Хаджи религиозных трактатов не писал. Его учениками, последователями собраны высказывания, разъяснения шейха, они оформлены как рукописные тексты, которые до сих пор ходят по рукам, а некоторые были изданы в типографиях Дагестана (Буйнакске и Порт-Петровске).

                    Его подвиги лежат не на поле брани, а в сфере духовной

Islam Today: Вахит Хумидович, в монографиие о Кунте Хаджи Вы выступаете как биограф, историограф, религиовед. По Вашей оценке, какие черты национального предводителя ‒ Кунты Хаджи, проповедовавшего мир в разгар русско-кавказской войны в ХIХ веке Вы бы отметили?

Вахит Акаев: Для «героического» ХIХ века Кунта Хаджи личность нетипичная. Он не полководец у него не было полков, солдат и генералов, участвовавших в каких-то баталиях. Он - далеко не Шамиль, призывавший горцев (дагестанцев, чеченцев, черкессов) к газавату. Шамиль - борец за свободу народа, еще при жизни ‒ легендарная личность. О Кунте Хаджи мало кто знал. Но он, несомненно, выдающаяся личность. Его подвиги лежат не на поле брани, а в сфере духовной, мистической практики самопознания, самосовершенствования.

Обеспокоенный судьбой своего народа, осознающий, что продолжение войны приведет к физическому истреблению чеченцев, он обращается к ним с призывом прекратить сопротивление. Тем самым он выступает против Шамиля. Он призывает к терпению, имеющему границу, меру. Терпеть до тех пор, пока царская власть не будет требовать забыть обычаи, традиции, язык народа.

Кунта-Хаджи как гуманист, противник кровопролития, миротворец оказался между Шамилем, призывавшим к газавату, и царской властью, не желавшей никого мира с горцами. Шамиль оказался в почетной ссылке с удобствами среднероссийского помещика. Кунта-Хаджи, не сделавший ни одного выстрела в сторону русских войск, был отправлен на вечную ссылку, испытать долю каторжанина. В связи с этим у меня всегда возникает вопрос: почему?

Только сегодня осознаешь всю глубину, испытанной им трагедии и великий смысл высказанных идей: живи своим трудом, не присваивай труд чужого, работай на земле, она тебе прокормит, будь милосерден, помогай сиротам, откажись от клеветы, очищай сердце от злобы, не убивай насекомого, совершенствуйся духовно

                    Великомученик при жизни - авлия после смерти

Islam Today: В Чечне его именем назван Российский исламский университет (Грозный), что говорит о почитании имени Кунты Хаджи. На сайте РИУ им. Кунты Хаджи размещена удивительная история (предание) о невероятных приключениях в тюрьме, Кунта Кишиев попросту исчезал из их охраняемой камеры.

Интерес к духовному предводителю мусульман прошлых веков не спадает в Чеченской республике, исследования тоже ведутся? 

Вахит Акаев: До сих пор отдельными авторами предпринимались попытки изучить наследие Кунта-Хаджи. Появляются отдельные брошюры, сборники, в которых чаще всего пересказывается содержание моей книги. Нередко бывает и так, что даже в диссертациях, монографиях берут целые куски из моей книги и «забывают» сослаться на автора. Мне не жалко, пусть пишут. В прессе сообщалось, что общественная организация «Путь ислама» готовит  на арабском языке книгу, посвященную Кунте-Хаджи. В связи с этим ставится задача детального сбора документов, информации о Кунте-Хаджи. Как говорится, в добрый путь! Но я бы хотел, чтобы написали интеллектуальную, нравственно-поучительную, духовно возвышающую читателя книгу. 

Islam Today: Что-то сохранилось от Кунта Хаджи в Чечне?

Вахит Акаев: Сохранились память о нем, предания, тексты, в которых опубликовано его учение. В народе почитаются места, где он жил, сохранился грецкий орех, который им посажен, родник, который Кунта Хаджи вырыл. А могила его матери Хеди превратилась в зиярат, место поклонения многочисленных паломников. Помнится, как Ш. Басаев грозился взорвать этот зиярат, объявив его бесполезным строениям. Благодаря Р. Кадырову, этот зиярат превратился в великолепный архитектурный комплекс, созданный на вершине горы Эртин - одно из  древних сакральных мест чеченского народа. О сохранении каких-то вещей, принадлежащих Кунта-Хаджи, мне неизвестно. 

Islam Today: Известно ли о продолжении рода шейха Кунты Кишиева?

Вахит Акаев: Его двое сыновей умерли рано. Дочь Асет эмигрировала в 1865 году в Турцию. У нее, кажется, были и дети, но их генеалогия историками не прослежена. 

Islam Today: Какова роль Кунты-Хаджи в 19 веке -  распространителя тариката кадирия на Кавказе, и что сплачивает последователей зикризма в чеченской мусульманской умме?

Вахит Акаев: Выше я описывал его роль в чеченском обществе. Хочу дать еще некоторые уточнения. Шейх стремился сберечь народ от гибели, призывал его к смирению, терпению, мирной жизни. Пытался смягчить людские сердца заполненные злобой, духовно совершенствовать верующего, человека. Сегодня краеведы, религиоведы, представители духовенства все чаще обращаются к образу Кунта-Хаджи, его высказываниям, поступкам, используя их в воспитательных целях.

После его ареста и ссылки, носители идей шейха преследовались, они были лишены возможности свободно исполнять зикр. В советское время власти сначала заигрывали с кунтахаджинцами, а позже вели против них идеологическую и политическую борьбу. В этот период в лучшем положении находились последователи накшбандия. В постсоветский период кадирийцы оказались в эпицентре политических процессов в Чечне, многие из них поддерживали Д. Дудаева, хотя в последующем начали отходить от него.

Все что связано с Кунта-Хаджи, его семьей и родственниками реанимируется в общественном сознании. В его честь назван Российский исламский университет в г. Грозный, именами его сестер и дочери названы улицы в Грозном. 

Islam Today: В СМИ сообщалось о намерении турецкого режиссера снять художественно-документальный фильм о Кунте Хаджи. Фильм о нем удалось ли поставить?

Вахит Акаев: Действительно, такая информация была. Вроде бы и съемки шли, какие-то затраты понесли. Но мне неизвестно, что с этим фильмом стало.

Islam Today: Как бы прокомментировали всенародное почитание святого шейха, чеченского авлия в Чечне и Ингушетии? В сети интернет в блогах обилие текстов из Вашей монографии. Блоггеры пишут,  что Кунта-Хаджи  приходит к людям на помощь, что его видели.

Вахит Акаев: По поводу всенародной любви и почитания Кунты-Хаджи - это так. Последователи его школы это демонстрируют во время исполнения зикра, бесед, посвященных  жизни шейха, нравственных поступков, когда приводят его религиозные высказывания, моральные принципы. 

Ведь, как Вы знаете, люди тянутся к свету, нуждаются в теплом  слове, добрых поступках, сочувствии, высоких моральных ценностях. Словом, в том что делает человека нравственным человеком. Кроме того, они ждут чуда, нуждаются в святости. Современный жестокий материальный не дает им ни психического, ни морального успокоения, им сегодня не на кого опереться, нет духовного лидера. Вот и ищут в прошлом идеала. Таким для определенной части чеченцев является Кунта-Хаджи. Видимо, назревает ситуация, когда человек, верующий основательно нуждается в духовных практиках, и в общих делах, улучшающих жизнь человека, его совершенствующих. Многое, что связано с Кунта-Хаджи, действительно обросло легендами. Иной раз приходиться на это указывать.  Нам исследователям очень важно отделять факты от мифов, легенд, давая настоящий образ исторической личности. Хотя и исследователь не лишен симпатий, антипатий и прочих личностных настроений.

Islam Today:  Искажение образа суфийского шейха, произошедшее еще при советской власти,  страдальца за веру при жизни, представителя чеченской интеллигенции побудило к исследованию неизвестного кавказскому сообществу наследия суфийского шейха. Научная монография "Шейх Кунта-Хаджи. Жизнь и учениеВахита Акаева таким образом уменьшила, насколько это возможно, несправедливость в мире.

Вахит Хумидович, благодарю Вас за интервью.

Справка. Акаев Вахит Хумидович, - известный ученый-кавказовед, исламовед, доктор философских наук, профессор Чеченского государственного университета, заведующий кафедрой теории и истории социальной работы. В 1992 г. избран членом-корреспондентом Академии наук ЧР. Автор более 170 публикаций.

Islam Today: Осенним днем, 5 октябре 2010 года в селе Курчалой произошло знаменательное событие, открыта новая мечеть имени шейха Кунта-хаджи Кишиева. В январе 2010 года Глава Чеченской республики Рамзан Кадыров подписал Указ, согласно которому 3 января объявлено Днем Кунта-Хаджи Кишиева. Дата неслучайная.

                                            ***

3 января 1864 года Кунта-Хаджи всю жизнь проповедовавший смирение, мир, доброту и справедливость, с ведома царя Александра II, вместе со своим братом Мовсуром были схвачены в районе Шали и сразу же отправлены в Новочеркасск через Владикавказ. (Из открытого источника.)

Весть об аресте шейха молнией пролетела по Чечне. Тысячи горцев бросились в Шали, полагая, что арестованные еще здесь. Царские чиновники предчувствовали такую реакцию и подтянули к Шалинскому укреплению сильный военный отряд во главе с князем Тумановым. Считая, что Кунта-Хаджи с братом еще здесь, мюриды трижды посылали к князю депутацию с просьбой выдать им устаза, но получили отказ.

В конце концов, горцы побросали огнестрельное оружие, совершили омовение в ледяной воде Басса и пошли на верную гибель на выстроенные в боевой порядок царские войска. Солдаты встретили безоружную толпу картечью из артиллерийских орудий и ружейными залпами. Тысячи людей было ранено, искалечено. Только убитыми оказались по заниженным сведениям 164 мюрида. В их числе и шесть женщин, переодетых в мужскую одежду. После шалинской бойни зикризм был под запретом, и уличенные в нем немедленно ссылались в Сибирь. На каторжные работы в Сибирь, таким образом, было сослано и 18 руководителей зикристов. Царская администрация ликовала по случаю разгрома тариката.

Светлана Мамий, Москва

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Социальные комментарии Cackle