Реклама
В мире / Центральная Азия и Иран

Знаменитая "афганская девочка": Слава принесла мне больше горя, чем радости

10066

Знаменитая

Шарбат Гула, лицом которой вот уже более 30 лет восхищается весь мир, впервые рассказала печальную историю своей жизни.

Лицо с обложки

Ее имя с пушту переводится как «цветочный шербет», но в жизни Шарбат было слишком мало радости и счастья, хотя, казалось бы, все это она должна была получить вместе с всемирной известностью, которую принесла ей культовая фотография, опубликованная на обложке National Geographic в 1985 году.

Безымянное лицо, увековеченное фотографом Стивом МакКарри и подписанное просто «Афганская девочка», вмиг облетело весь мир, став самым узнаваемым за всю историю журнала.

«О чём думает эта девочка? Чувствует ли она страх, злость, растерянность; возможно, её мучат внутренние противоречия, или она так демонстрирует свою красоту? Рассматривая фотографию, можно каждый раз обнаруживать что-то новое для себя. Чтобы оставаться в памяти, фотография, как и картина, должна нести такую неоднозначность» - с легкой руки Дэвида Шонауэра, бывшего главного редактора журнала American Photo, сравнившего фотографию неизвестной девочки с портретом Джоконды, ее стали называть «Афганской Мона Лизой».

Сквозь призму времени

Шарбат была еще ребенком, когда потеряла родителей во время афганской войны. «Мы с семьей жили в уезде Кот восточной провинции Нангархар, когда в 1979 году в Афганистан вошли советские войска. Было очень много разрушений», - вспоминает Шарбат…

Ее мать умерла, когда ей было восемь лет. Как и тысячи афганцев, семья Шарбат, спасаясь от непрекращающихся бомбежек, пошла по заснеженным горам, через границу, в более безопасный Пакистан. Здесь, на окраине Пешавара, они нашли приют в лагере для беженцев…

Ей было около 13-ти, когда двое репортеров National Geographic - журналист Дебра Денкер и фотограф Стив МакКарри, бродя среди моря палаток, зашли в одну, услышав там детских смех.

«Я заметил девочку с удивительными глазами и сразу понял, что хочу сфотографировать именно ее», - вспоминал позже МакКарри.

«Та фотография принесла мне в прошлом больше огорчения, чем счастья. Она сделала меня знаменитой, но она же стала причиной моего ареста», - рассказывает Шарбат Гула спустя 30 лет.

В октябре прошлого года Шарбат Гула была арестована в Пакистане по обвинению в незаконном проживании и использовании фальшивых документов. Ее держали под стражей 15 дней,  в течение которых она со страхом ждала суда и приговора, по которому ей грозило до 14 лет тюрьмы.

Освобождению Шарбат в немалой степени способствовало заявление фотографа Стива МакКарри, который с большим трудом нашел ее в 2002 году - спустя 17 лет после того, как портрет с обложки обессмертил и своего автора, и героиню.

«Да, это я»

Сама Шарбат не имела ни малейшего представления о том, что ее лицом восхищается весь мир: «Мой брат показал мне ту фотографию, и я сказала: «Да, это я». Я была очень удивлена, - с детства не любила фотографироваться».

Шарбат так ни разу не попросила денег в качестве гонорара за свою фотографию…

«Она и так страдала всю свою жизнь, а этот арест является вопиющим нарушением ее прав человека», - написал 66-летний МакКарри в своем Instagram.

«Нам  было хорошо там, у нас были прекрасные соседи, мы жили среди своих же пуштунов», - вспоминает Шарбат Гула в своем первом интервью, передает BBC Türkçe.

Когда ее арестовывали, она сказала полиции, что была вынуждена пользоваться фальшивым удостоверением личности – «только для того чтобы иметь возможность воспитывать своих детей и продать дом».

Все 15 дней заключения она провела в тюремной больнице, где лечилась от гепатита: «Это было самое сложное и худшее событие в моей жизни».

Она говорит, что, несмотря на все что случилось, в конечном итоге пакистанские власти предложили им остаться в стране: «Но я сказала, что вернусь на родину. 35 лет вы позволяли мне оставаться здесь, а в конце получилось так, как получилось. Этого достаточно»

«Я хотела бы только иногда возвращаться в Пешавар для того, чтобы помолиться на могиле мужа и дочери. Они похоронены во дворе дома, где мы жили».

Ее муж, Рахмат Гуль, умер около пяти лет назад от гепатита, эта же страшная болезнь забрала у нее старшую дочь, которая, умирая, оставила бабушке двухмесячную внучку.

Новая жизнь

Сейчас Шарбат 44 года. После 35-ти лет вынужденной жизни на чужбине, она вернулась на родину, в Афганистан.

Здесь ее встретили как героиню – глава Афганистана Мохаммад Ашраф Гани встретился с ней в президентском дворце и вручил ключи от новой квартиры.

Позже с Шарбат встретился бывший президент страны Хамид Карзай: «Они очень уважительно, тепло приветствовали меня. Я благодарна им».

Знаменитая

Она говорит, что не может вернуться в родную деревню, потому что сейчас там засели боевики ИГИЛ (запрещенной в РФ - прим. ред.).

«Вся наша жизнь была борьбой с трудностями – то с одной, то с другой, - говорит Шарбат. – Я мечтаю спокойно жить в своей стране, дать достойное образование детям, видеть, что они счастливы».

Сегодня Шарбат Гула живет в Кабуле со своим пятилетним сыном и тремя дочерьми. Ни один из ее детей не унаследовал необыкновенные глаза матери. Сама она говорит, что такой цвет глаз достался ей от бабушки.

В числе ее главных планов на будущее - благотворительная деятельность.

Повидав за свою жизнь немало горя, теперь Шарбат хочет помогать детям, которых, как и ее когда-то, беспощадная война оставила без родителей:

«Сначала мне была не по душе та известность, то внимание, которое мне принесла моя фотография. Но теперь, после всего, что я пережила, я поняла, что могу помогать многим людям. Я хотела бы открыть благотворительный фонд или больницу для бедных, вдов и сирот, - чтобы они могли там бесплатно лечиться. Это честь для меня, я счастлива и очень этим горжусь. Единственное, о чем я сейчас молю Бога – это мира для моей страны».

Ф. Багирова

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home