В мире / Арабский мир и Африка

Президент Насер и ислам

4516
1

На фото: президент Насер на пятничной молитве в Московской Соборной мечети

Джамаль Абд ан-Насир (в России его называют Гамаль Абдель Насер) не был врагом ислама, хотя часть мусульман и убеждена в обратном. Борьба за власть с «Братьями-мусульманами» отнюдь не означала, что Насер был против религии. Именно при нем ислам стал государственной религией, именно Насер первым заговорил об «исламском социализме».

Египет освободился от колониальной зависимости и национализировал Суэцкий канал. Империалисты не могли простить ему этого. Однако Египет оставался небольшой и отсталой страной и для продолжения своей национально-освободительной борьбы нуждался в союзниках. В связи с этим ему пришлось обратиться за помощью к СССР, который также был не прочь обосноваться на Ближнем Востоке.

Господствующая в СССР коммунистическая идеология была на пике своего влияния. Казалось бы, все то, о чем говорил Ленин, сбывается. Бывшие колонии свергали ярмо колонизаторов и становились на путь развития, руководствуясь идеологией социализма и коммунизма.

В то же время Насер не хотел копировать идеологию советского образца. Еще в 1954 году в своей работе «Философия революции» он подчеркивал: «…Историческое значение событий [революции] 23 июля выходят за национальные рамки, ибо судьба Египта неразрывно связана с судьбами народов стран арабского Востока, африканского континента и мусульманского мира».

Насер, выделяя арабские страны, назвал мусульманские страны с неарабским населением «братьями по вере» и рассуждал о единстве арабов и мусульман: «Я обращаюсь к ..кругу наших братьев по вере, которые вместе с нами, в какой бы части света они не находились, поворачиваются к той же самой Кибле в Мекке и чьи губы благоговейно произносят  те же самые молитвы».

Он рассматривал религию как средство объединения усилий всех мусульман в борьбе за свои права. «Когда я обозреваю мысленным взором восемьдесят  миллионов мусульман в Индонезии, пятьдесят миллионов в Китае, несколько миллионов в Малайе, Сиаме, Бирме, сто миллионов в Пакистане, сто миллионов или даже больше  на Ближнем Востоке, сорок миллионов в России, а также еще несколько миллионов в разных частях мира, я вижу их, объединенных одной верой и выражаю твердую уверенность, что,благодаря этому объединению,  они обладают огромным  потенциалом. Это объединение  не лишит их преданности своим странам, но даст им поистине неограниченную силу».

Он считал, что ислам обладает огромной политической силой и  полагал, что в рамках «исламского социализма»  широкие круги мусульман должны определять политику своих стран: «Они должны…(быть) покорными Господу, но бороться с трудностями и с врагами  на своем пути, мечтая о новой жизни, твердо веря в то, у них есть место под солнцем, которое они должны занять для (будущей) жизни».

Покойный кари Абдул Басит Абдус Самад будучи в США в 1987 году, рассказал любопытную историю о египетском президенте и о поистине чудесном событии, произошедшем во время одного из его визитов в Советский Союз. (Эту историю приводит в своей книге «Сокровища этого мира и будущей жизни» шейх Зульфикар Ахмад Накшбанди).

Во время очередного посещения  СССР Насеру очень настойчиво предлагали принять в качестве государственной идеологию социализма с его государственным атеизмом и порвать с религией. Взамен ему обещали всяческую помощь в промышленном и технологическом развитии, обещали сделать Египет экономическим гигантом –лишь бы Насер отказался от религии и принял в качестве идейного руководства коммунистическую идеологию.

Насер нашел в себе силы вежливо отказаться и закончил свой визит. Он вернулся в Египет, но очень сильно переживал из-за того, что не смог защитить ислам от нападок коммунистов должным образом, так как ему не хватало знаний по религии.

Через несколько лет его вновь пригласили посетить Советский Союз, и на этот раз он взял с собой в поездку знаменитого чтеца Корана Абдул Басита. Абдул Басит был очень удивлен этим приглашением, так как  он даже представить себе не мог, что его пригласят в страну, которая официально провозгласила государственной идеологией атеизм и отвергла веру в Бога.

Во время встречи Насер  познакомил  советских представителей с  кари Абдул Баситом и сказал, что он будет декламировать Священный Коран –Книгу мусульман. Кари Абдул Басит закрыл глаза и начал читать суру Та Ха – ту часть священного Корана, прослушав которую в ту пору один из злейших врагов ислама, а затем второй праведный халиф Хазрат Умар ибн Хаттаб принял ислам.

После прочтения двух руку Абдул Басит открыл глаза и увидел настоящее чудо Священного Корана. Четверо из пяти высокопоставленных коммунистических лидеров плакали. Насер слегка улыбнулся и спросил их: «Почему выплачете?» Один из них ответил: «Мы не знаем. Мы не понимаем ни единого слова, но что-то в этом Коране есть, что подействовало на наши сердца и заставило нас плакать. Мы не понимаем, что это было».

Насер понимал, что прошлое мусульманского мира, каким бы славным оно ни было, не даст ему готовых рецептов для переустройства страны. Он сравнивал египетское общество с больным, который провел слишком много времени в изолированной палате, как вдруг налетел ветер и разбил окна и двери этой палаты и больной очутился  вне этого изолированного помещения.

«В нашем случае все было неожиданно. Мы жили за железным занавесом, который вдруг обрушился. Мы были отрезаны от всего остального мира. Мы перестали следить за жизнью Европы…Европейцы жадно смотрели на нас и считали коротким путем  к своим колониям на Востоке и Юге».

Трагедия Насера заключалась в том, что у него не было готовой государственной идеологии. Он видел потенциал и в арабском национализме, и в  социализме, и  в исламе. Ему также было понятно, что все вместе эти три идеологии плохо сочетаются, а, взятые  по отдельности, не могут сплотить египетское общество.

Насер умер от остановки сердца в 28 сентября 1970 года. Смерть была внезапной. Лишь недавно Насер приехал из Советского Союза, где проходил курс лечения. Появились сообщения,  которые, кстати, повторил академик Чазов, лечивший Насера в СССР, что личный врач египетского президента был агентом «Моссада» и отравил его, втирая ядовитые мази.

Новый президент Египта – Анвар Садат резко поменял курс развития страны и переориентировался на США и Израиль.

Ильдар Мухамеджанов

Социальные комментарии Cackle
Home