• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Равда в Медине: как совершение паломничества меняет людей?

Время чтения: 8 мин
705

Медина: каким предстал священный город для жителей разных уголков мира? (Фото: sacredfootsteps.org).

Медина: каким предстал священный город для жителей разных уголков мира? (Фото: sacredfootsteps.org).

«Расстояние от моей могилы до минбара – это один из райских садов, а минбар под моей защитой» (Муслим, Бухари).

На протяжении веков паломники, посещающие Мекку, также держали путь на 200 миль к северу, направляясь в Медину. Конечно, Медина не играет важной роли в хадже, но паломники входят в Медину с нетерпением, часто охваченные эмоциями, и только по одной причине – это город Пророка (с.а.с.).

Медина с ее зелёным куполом, под которым покоится лучший из людей, была увековечена как город влюблённых, жаждущих быть рядом с любимым.

Равда (букв. сад) – район, в котором когда-то жил посланник Аллаха (с.а.с.) и где сейчас находится его могила, считается частью Рая, где бесчисленные посетители города веками стремились помолиться, обратить свои мольбы ко Всевышнему и вспомнить о жизни Мухаммада (с.а.с.).

(Автор Ричард Бертон).

(Автор Ричард Бертон).

Мы собрали рассказы путешественников и паломников, посетивших Медину и Равду. Посещение священных мест помогло многим их них укрепить веру, а кто-то отнесся к поездке  как к захватывающему эпизоду своей жизни.

Через сохранившиеся записки мы можем погрузиться в историю Медины, получить представление о священном городе в эпоху, предшествовавшую широкому распространению фотографии.

Вне зависимости от статуса путешественника есть одно, что выделяется в каждом повествовании, – это чистая любовь к Пророку (с.а.с.).

1. Сэр Ричард Фрэнсис Бертон.

Ричард Бертон – английский писатель и исследователь, наиболее известный в качестве переводчика «1001 тысячи и одной ночи». Хотя он и не был мусульманином, в 1853 году он отправился в Мекку и Медину для совершения хаджа под видом паломника.

В своей книге «Паломничество в Аль-Медину и Мекку» он написал: «Мы остановили наших животных, как по команде. Все мы спустились вниз, подражая благочестивым старикам, и сели, усталые и голодные, чтобы насладиться видом Святого Города».

Когда паломники вокруг него обращались ко Всевышнему, то писатель был очарован: «Таковы были поэтические восклицания, которые поднимались вокруг меня, показывая, насколько глубоко окрашенным воображением становится язык араба под влиянием сильной страсти или религиозного энтузиазма. Теперь я понял всю ценность фразы в мусульманском ритуале: «И когда его (пилигрима) глаза упадут на Деревья Аль-Медины, пусть он возвысит Голос и благословит Апостола отборнейшими Благословениями». Во всём прекрасном пейзаже перед нами не было ничего более поразительного после запустения, через которое мы прошли, чем сады и огороды вокруг города. Невозможно было не проникнуться духом моих товарищей, и я искренне верю, что в течение нескольких минут мой энтузиазм того же уровня, что и их».

Плитка XVII века с изображением Равды.

Плитка XVII века с изображением Равды.

2. Джон Ф. Кин.

Родившийся в Индии в годы британского правления Джон Ф. Кин свободно говорил на урду. Этот факт стал большим преимуществом во время паломничества, которое он совершил в 1877-1878 годах.

В свой книге «Шесть месяцев в Хиджазе», которую он написал после возвращения на родину, сказано: «Если смотреть с высоты птичьего полёта, с которой она впервые предстает восхищённому взору паломника, её высокие, белоснежные, непрерывные стены и многочисленные позолоченные минареты, над которыми сияет утреннее солнце, и широкий зелёный пояс возделанной земли, окружающий её, – это свежая яркая драгоценность, ограниченная обширной мрачной бесплодной пустыней, мозаика из опала и жемчуга, обрамлённая блестящей каймой из зелёной эмали. Какой это был момент для многих из нас! Единственное стремление многих из них было теперь осуществлено. Там, под ними, покоясь на лоне равнины, лежала их цель – могила Пророка (с.а.с.), рядом с которой они теперь могли положить свои усталые кости на вечный покой… Для других из нас тоже было чудесным зрелищем, после дней и ночей бесконечного продвижения вперёд, увидеть наконец перед собой конец нашего, казалось бы, бесконечного путешествия – Медину, которую следовало бы назвать счастливой».

3. Ибн Баттута.

Марокканский путешественник и учёный Ибн Баттута известен как один из самых плодовитых путешественников средневекового периода, путешествовавший на восток до Китая и Вьетнама. За свою жизнь он несколько раз побывал в Медине, оставив об этом информацию в своих «Записках».

«В тот же вечер мы вошли в святилище и достигли прославленной мечети. Мы помолились в прославленном «саду» между гробницей Пророка (с.а.с.) и минбаром, благоговейно коснулись фрагмента, оставшегося от пальмового ствола, у которого стоял Пророк (с.а.с.), когда он проповедовал. Поклонившись Создателю, заступнику за грешников, Пророку Мекки Мухаммаду, а также двум его сподвижникам, разделяющим его могилу, Абу Бакру и Омару, мы вернулись в наш лагерь, радуясь этой великой милости, оказанной нам, восхваляя Аллаха за то, что мы достигли прежних обителей и великолепных святилищ Его святого Пророка, и моля Его даровать, чтобы этот визит не был нашим последним, и чтобы мы могли быть из тех, чьё паломничество принято. В этом путешествии наше пребывание в Медине длилось четыре дня. Мы обычно проводили каждую ночь в прославленной мечети, где люди проводили время либо за чтением Корана, либо в посещении гробницы».

4. Султан Джахан Бегум.

Султан Джахан Бегум, также известная как Кайхусрау Джахан Бегум, была одной из женщин-правителей Бхопала. Активно выступая за реформирование женского образования, она в 1903 году отправилась в хадж и посетила Медину.

Равда в Медине: как совершение паломничества меняет людей?

Благодаря статусу королевской особы ей было разрешено посетить Равду. В «Истории паломничества в Хиджаз» позднее она напишет:

«Шейх-уль-Харам прекрасно подготовился к этому событию, так что присутствовать разрешалось только евнухам; в святилище не было мужчин. Мечеть обычно закрывали на ночь, но открывали в любое время в течение священного месяца Рамадан. Поэтому я не испытывала никаких трудностей с получением допуска. Паша, отвечавший за мечеть, кази, муфтий и некоторые другие знатные люди стояли в дверях, чтобы встретить меня. Я вышла из экипажа, одетая в паранджу, и, обменявшись приветствиями с этими джентльменами, вошла в мечеть. Вскоре я добралась до святой гробницы, и мой проводник Сайяд Хаммад помог мне совершить необходимые обряды».

5. Уинифред Стегар.

Австралийка Уинифред Стегар отправилась в хадж в 1927 году вместе со своим мужем. Рассказ о её трудном путешествии в Хиджаз был написан годы спустя.

«Почему-то в Медине было очень уютно, по-домашнему уютно, я думаю, это было из-за множества деревьев… Мужчины Медины – самые красивые из всех, кого я когда-либо видела. У них кремовый цвет лица, довольно вытянутые лица, мягкие карие глаза и статная осанка…

Снаружи было довольно много возмущённых людей, уставившихся на огромный зелёный купол, потому что на нём были обнаружены следы от пуль – всего несколько маленьких следов, но наши люди кипели от гнева при виде этого святотатства. Никто не знал, кто это сделал.

Некоторые обвиняли турок, полагая, что это признак их недовольства тем, что их изгнали, но поскольку все турки были добрыми мусульманами, мне казалось маловероятным, что они намеренно нанесут вред мечети.

Каким-то образом вы действительно чувствовали, что это святое место и что в нём живет любовь. По сравнению с этим Мекка была суровой и холодной. Вы, казалось, погрузились в прошлое с лёгкой грустью, чувствуя, что дух великого Пророка  всё ещё витает над местом, которое он так любил.

Панно XVII века с изображением мечети Пророка (с.а.с.).

Панно XVII века с изображением мечети Пророка (с.а.с.).

Войдя в огромные резные двери, ведущие во внутренний двор, можно было вообразить, что идёшь под морем, таким мягким и зелёным был свет под могучим зелёным куполом. Купол был так высок, что под ним росли финиковые пальмы; их плоды продавались по баснословным ценам. Под этим же куполом стоял эквивалент обычного четырёхкомнатного коттеджа, только все его внешние стены были сделаны из прекрасного кованого железа самого замысловатого дизайна. В центре каждой стены был маленький глазок, снова похожий на золотой круг вокруг камня Каабы.

К этому месту следовало подходить с почтением. Заглянув через ближайшую стену, я увидела небольшую комнату площадью, скажем, не более двенадцати квадратных футов. Пол был выложен чёрными и белыми квадратами. В центре находилась гробница, покрытая чёрным бархатом, – гробница пророка Мухаммада. Внутренние стены также были сделаны из кованого железа».

6. Элдон Раттер.

Элдон Раттер был обращённым англичанином, который посетил Медину в 1925 году. Он был более известен в народе как Салах ад-Дин аль-Инкилизи (Саладин англичанин).

В воспоминаниях «Священные города Аравии» он пишет: «На полпути через Мечеть мы подошли к мраморной кафедре слева от нас, а в нескольких шагах дальше стоял изолированный михраб. Последний был заключён в плиты белого, чёрного, красного и зелёного мрамора, расположенные в сложных узорах. Он известен как Михраб эн Раби – молитвенная ниша Пророка. Повернув налево, мы прошли между кафедрой и михрабом и вошли в лес массивных каменных колонн. Справа от нас, то есть на востоке, сквозь ряды колонн была видна красивая ширма из окрашенного в зелёный цвет железа и латуни, простирающаяся от пола до крыши Мечети. С его верхней оконечности гирляндами свисали огромные занавеси из темно-зелёного шёлка, подвешенные на медных цепях или крючках. Невидимая за этой ширмой лежала гробница Пророка».

7. Майкл Вулф.

Американский журналист и писатель Майкл Вулф совершил паломничество в 1990 году, через три года после прихода в ислам. Его рассказ о хадже и времени, проведённом в Хиджазе, является одним из первых, написанных американцем.
«Я чувствовал себя необычно и возбуждённо, находясь в саду. В те времена, когда здесь росли пальмы, это скромное пространство в пятьдесят ярдов служило крошечной штаб-квартирой империи. Здесь Мухаммад жил в изгнании. Здесь он вёл домашнее хозяйство и воспитывал детей. Через дорогу находилось место, где он получал новые откровения. Фазиль, почитавший великую письменность, назвал эту часть мечети «кабинетом Пророка».

Автор: Ильмира Гафиятуллина

Социальные комментарии Cackle