• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Аяты Корана и хадисы в стихах великого русского поэта

Время чтения: 4 мин
10723

Исследователи насчитывают около 30 бунинских стихотворений на исламскую тематику.

Исследователи насчитывают около 30 бунинских стихотворений на исламскую тематику.

С именем Аллаха, Милостивого и Всемилостивого!

Ислам не является чуждым русской литературе. Пушкин писал подражания Корану, Толстой просил причислить его к «магометанам». Однако же главным мусульманином русской поэзии называют Ивана Бунина.

Бунин тяготел к Востоку, интересовался Исламом, русский перевод Корана был его неизменным спутником в путешествиях и дома. Наиболее же красноречивыми свидетелями его знаний и любви к Исламу являются его стихи.

Магомет и Сафия

Сафия, проснувшись, заплетает ловкой
Голубой рукою пряди черных кос:
«Все меня ругают, Магомет, жидовкой», -
Говорит сквозь слезы, не стирая слез.
Магомет, с усмешкой и любовью глядя,
Отвечает кротко: «Ты скажи им, друг,
Авраам – отец мой, Моисей – моя дядя,
Магомет – супруг»

В этом стихотворении упоминается история, когда Сафия подвергалась насмешкам и упрекам по причине ее происхождения. Ат-Табари в комментариях к Корану рассказывает об этом случае: Сафия, да будет доволен ею Аллах, пришла к Посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и сказала: «Женщины говорят мне: еврейка, дочь двух евреев». Он, да благословит его Аллах и приветствует, ответил ей: «Почему же не сказала ты: «Воистину, отец мой – Аарон, дядя мой – Моисей, а муж мой – Мухаммад!».

Также передается со слов Сафии, да будет доволен ею Аллах: «Однажды ко мне вошел Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и я упомянула ему слова, которые сказали про меня Хафса и Аиша, и  он сказал: «Разве ты не сказала: «Как вы двое можете быть лучше (по происхождению) меня, когда мой муж – Мухаммад, мой отец – Харун, а мой дядя – Муса?»

Сатана – Богу

«Я – из огня, Адам – из мертвой глины,
И Ты велишь мне пред Адамом пасть!
Что ж, сей в огонь листву сухой маслины –
Смиряй листвой его живую страсть.
О, не смиришь! Я только выше вскину
Свой красный стяг. Смотри, уж Твой Адам
Охвачен мной! Я выжгу эти глину,
Я, как гончар, закал и звук ей дам»

Здесь упоминается история проклятия Иблиса, отказавшегося повиноваться приказу Аллаха поклониться Адаму, мир  ему. О ней говорится в Коране: «Он сказал: «Что помешало тебе пасть ниц, когда Я приказал тебе?» Он (Иблис) сказал: «Я лучше него. Ты сотворил меня из огня, а его – из глины». Он (Аллах) сказал: «Низвергнись отсюда! Негоже тебе превозноситься здесь. Изыди, ибо ты – один из униженных».

Он сказал: «Предоставь мне отсрочку до того дня, когда они будут воскрешены». Он сказал: «Воистину, ты – один из тех, кому предоставлена отсрочка». Он сказал: «За то, что Ты совратил меня,  я непременно засяду против них на Твоем прямом пути. А затем я буду подходить к ним спереди и сзади, справа и слева, и Ты не найдешь большинство из них благодарными».

АВРААМ

Был Авраам в пустыне темной ночью
И увидал на небесах звезду.
«Вот мой Господь!» - воскликнул он. Но в полночь
Звезда зашла – и свет ее померк.
Был Авраам в пустыне пред рассветом
И восходящий месяц увидал.
«Вот мой Господь!» - воскликнул он. Но месяц
Померк и закатился, как звезда.
Был Авраам в пустыне ранним утром
И руки к солнцу радостно простер.
«Вот мой Господь!» - воскликнул он. Но солнце
Свершило день и закатило в ночь.
Бог правый путь поведал Аврааму.

Это стихотворение относится к аятам суры Аль-Анъам («Защита»): «Когда ночь покрыла его (Авраама) своим мраком, он увидел звезду и сказал: «Вот мой Господь!» Когда же она закатилась, он сказал: «Я не люблю тех, кто закатывается». Когда он увидел восходящую луну, он сказал: «Вот мой Господь!» Когда же она закатилась, он сказал: «Если мой Господь не наставит меня на прямой путь, то я стану одним из заблудших людей». Когда он увидел восходящее солнце, то сказал: «Вот мой Господь! Оно больше других» Когда же оно закатилось, он сказал: «О мой народ! Я непричастен к тому, что вы приобщаете в сотоварищи».

Исследователи насчитывают около 30 бунинских стихотворений на исламскую тематику. В них поэт воспроизводит то хадисы, то коранические истории, и все они свидетельствуют о неравнодушии поэта к этой религии. Можно ли это назвать приятным открытием для мусульманина – найти единомышленника среди русских писателей и поэтов? Можно, но я бы сказала еще больше – это свидетельство того, что прекрасный дар Творца, Его религия, не может не трогать сердца разумных, будь то писатели, ученые или политики.

Ася Гагиева

Социальные комментарии Cackle