• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Есть ли перспектива налаживания отношений между Ираном и Саудовской Аравией?

Время чтения: 7 мин
1491

По историческим, геополитическим и экономическим причинам Восток вообще, а Ближний Восток в частности, всегда являлся ареной большой политики, проводимой великими державами. Этот регион также является родиной мировых религий, под влиянием которых на протяжении веков формировался политический облик планеты.

Сегодняшняя ситуация здесь осложняется тем, что региональный порядок и отношения между его ведущими участниками находятся под сильным влиянием международных тенденций и конкуренции между великими державами. Яркий пример подобного влияния – это отношения между Ираном и Саудовской Аравией – одними из ключевых политических и экономических игроков на ближневосточной арене.

В начале нового тысячелетия мировая система международных отношений оказалась подвержена влиянию военно-политических факторов, которые особенно дают о себе знать в случае противостояний и конфликтов. Таким образом, набирает обороты использование военных конфликтов для реализации интересов и претензий тех или иных сил на лидерство.

В случае с Ближним Востоком такое положение возникло из-за военного вмешательства со стороны США и стран НАТО. Достаточно вспомнить вторжение в Ирак в 2003 г. Это вторжение привело к тому, что Иран начал проводить активную политику поддержки шиизма в Ираке, и в ряде других зонах проживания шиитов, в частности в Ливане и Сирии, «формируя так называемый «шиитский полумесяц». В ответ Саудовская Аравия пытается объединить арабские страны Залива в единую силу под лозунгом защиты истинной религии и территории».

Говоря проще, Королевство Саудовская Аравия (КСА) и Исламская Республика Иран (ИРИ) ведут непримиримую борьбу за превосходство в регионе. После нападения на посольство Саудовской Аравии в Тегеране, которое произошло шесть лет назад, Эр-Рияд разорвал связи с Ираном. Поэтому сказать, что отношения между Ираном и Саудовской Аравией в последние годы были напряженными – не сказать ничего. Обе страны преследуют противоречивые интересы по конкретным вопросам в регионе, имеют и проводят свою идеологию во внешней политике. Эти две страны являются конкурентами не только в исламском мире и регионе, но и на энергетическом рынке из-за своих огромных нефтяных ресурсов. Итак, исторически сложилось, что Иран и Саудовская Аравия являются двумя крупнейшими странами в регионе Персидского залива, и любой региональный порядок без присутствия одной из этих двух крупных региональных держав приведет к провалу.

Критики Ирана обвиняют его в попытке проникнуть в регион, создав так называемый «шиитский полумесяц», нацеленный против суннитских стран в регионе. В дополнение к влиянию Ирана в Ливане и на «Хезболлу» недавние события в Бахрейне, Сирии, Ираке и Йемене вызвали рост обеспокоенности Эр-Рияда по поводу укрепления региональной мощи Ирана. Поддержка Башара Асада в гражданской войне косвенно ввергла Иран в войну с суннитскими ополченцами.

При этом, в отличие от Ирана, Саудовская Аравия не скована экономическими санкциями, поэтому находится в гораздо более выигрышном положении. Это позволяет ей оставаться эффективным и ключевым фактором на энергетическом рынке. Казалось бы, в такой ситуации Иран должен отставать по всем показателям. Однако, как считает обозреватель ВВС Дж. Маркус «Иран по многим показателям побеждает в региональной борьбе».

Действительно, если сравнить КСА и ИРИ, то первая напоминает изнеженное тепличное растение, тогда как вторая, благодаря санкциям, схожа с дикорастущим, а потому сильным растением, которое пробивается к свету невзирая на слой асфальта. Если в Эр-Рияде возобладает объективное и адекватное восприятие региональных политических и экономических реалий, то не исключено, что политика неприятия и конфронтации может уступить место разрядке напряжения и даже налаживанию отношений между двумя странами. В этом нуждается весь Ближний Восток.

О возможной разрядке напряжения можно начать мечтать в свете заявлений официальных лиц иранского Министерства иностранных дел и правительства страны, которые неоднократно и последовательно подчеркивают важность добрососедских отношений с соседями. Президент Ирана Хасан Рухани даже представил «Ормузскую мирную инициативу» в своем выступлении на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций (ООН).

Справка: «Ормузская мирная инициатива» (ОМИ) или «Ормузский мирный план» является планом выстраивания региональных отношений, представленным Исламской Республикой Иран в целях обеспечения безопасности в регионе Персидского залива, Ормузского пролив и Оманского моря. Планируется, что эта инициатива будет осуществляться с участием всех стран региона; также планируется, что она будет удалена от вмешательства внешних сил. Инициатива ОМИ была предложена Ираном на заседании 74-й Генеральной Ассамблеи ООН (сентябрь, 2019 г.). Президент Ирана Рухани заявил, что мирный план Ирана в Ормузе направлен на установление прочного мира в регионе. Иран настаивает на том, что нерегиональные державы не способны принести мир в зону, которая может быть создана на основе сотрудничества региональных государств.

Прежде всего, от разрядки напряжения, конечно же, выиграет Иран. В настоящее время около 20 процентов экспорта Ирана приходится на неэнергетические отрасли, и Иран может использовать потенциал региона для развития своей промышленности. Но и для арабского мира, в частности, государств региона Персидского налаживание отношений с Ираном приведет к очевидным выгодам. Так, только иранский рынок с населением 80 миллионов человек может стать серьезным стимулом для развития национальных арабских экономик.

С точки зрения Ирана, напряженность между двумя странами коренится в таких вопросах, как вмешательство нерегиональных держав во внутренние и внешние дела стран региона, исключение Ирана из процесса диалога по региональным вопросам и историческая враждебность Саудовской Аравии, основанная на разности подходов к некоторым аспектам религиозной идеологии и практики, т.е. на различиях между суннизмом и шиизмом. С другой стороны, Саудовская Аравия, особенно во время правления наследного принца Мухаммада Ибн Салмана, взирала на Иран с пессимизмом и из-за иллюзии враждебности к Ирану видела, что любое стремление Ирана к власти в регионе наносит ему ущерб, считает Омид Шукри – обозреватель портала МЕМО. В соответствии с этим враждебным подходом Эр-Рияд отрицает роль стабилизации Ирана на Ближнем Востоке, особенно в вопросе иранской ядерной программы, а также подчеркивает шиитский элемент в свете недавних событий Арабской весны.

Однако имеются и позитивные тенденции. Например, во время президентства Рафсанджани в 1989-1997 годах лидеры ИРИ и КСА встречались на полях официальных иностранных церемоний. Рафсанджани даже был назван «оригинальным архитектором отношений между двумя странами». Однако кульминацией двусторонних отношений стало президентство Мухаммада Хатами (1997-2005), которому в 2002 г. была присуждена Международная премия «Диалог цивилизаций». С другой стороны, Катар и Ирак сыграли активную роль в начале переговоров между Ираном и Саудовской Аравией.

Помимо очевидных позитивных проявлений, существуют также неявные. Например, британская Financial Times сообщила, что в Багдаде состоялись секретные переговоры между иранскими и саудовскими официальными лицами для обсуждения разногласий между двумя сторонами, включая войну в Йемене и поддерживаемые Ираном группировки в Ираке. Другие источники сообщают, что в переговорах участвовали глава Саудовского агентства разведки и безопасности и заместитель генерального секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана. Стороны искали способ решения конфликта в Йемене при условии, что хуситы сыграют определенную роль в разделении власти. Кроме того, Иран призывает Саудовскую Аравию прекратить свои усилия против про-иранских группировок в Ираке и Сирии. Иран также хочет, чтобы Саудовская Аравия прекратила настаивать на введении санкций против Ирана и воздержалась от нормализации отношений с Израилем.

И, наконец, самое обнадеживающее: в прошлом месяце наследный принц Ибн Салман подтвердил, что хочет развивать хорошие отношения с соседним Ираном. Эти замечания прозвучали на фоне недавних сообщений о прямых переговорах между высокопоставленными официальными лицами Ирана и Саудовской Аравии по улучшению отношений между двумя странами. Переговоры, которые состоялись в Багдаде, кажутся первым крупным политическим диалогом между двумя странами с 2016 года.

На правах главы встречающей страны президент Ирака Бархам Салих заявил, что в его стране в последнее время неоднократно проводились прямые переговоры между Саудовской Аравией и Ираном. Это первое публичное признание роли Багдада в качестве посредника. Первый раунд переговоров между Эр-Риядом и Тегераном состоялся в начале прошлого месяца. Он назвал продолжающиеся контакты между Саудовской Аравией и Ираном важными и значимыми. Проведение переговоров рассматривалось как важный шаг для Багдада, который стремился выступить в качестве посредника, и для Ирака крайне важно играть надлежащую роль среди этих региональных субъектов.

В общем, Иран и Саудовская Аравия должны продолжать попытки урегулировать взаимные отношения. Для Ирана это особенно важно, поскольку налаживание отношений создаст условия для привлечения технологий и иностранного капитала для реализации национальных проектов во всех секторах промышленности.

Автор: Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle