• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Двойные стандарты современного колониализма

Время чтения: 8 мин
1516

Проблема нищеты, бедности и недоедания имеет глобальный характер и находится в фокусе внимания отдельных государств, международных и общественных организаций, а также отдельных благотворителей. Год от года рапортуется о достижениях и успехах в борьбе с бедностью и голодом. А воз и ныне там, то есть голод не побежден, тогда как в мире идет в утиль огромное количество вполне себе пригодных для употребления пищевых продуктов; бедность и нищета не только процветают, но и затягивают в свою трясину все большее и большее количество людей. Почему так?

Имидж. Важен положительный имидж, его создание и поддержание. Конечно же, существуют энтузиасты и организации, которые непосредственно занимаются решением злободневных социальных проблем. Такие менее всего заботятся о своем имидже. Для них важнее реальное дело, поэтому мы о них почти не слышим и не знаем. Однако основная масса распиаренных на благотворительности структур на этих проблемах зарабатывает себе имиджевый капитал, который затем успешно монетизируется. И помогают им в этом двойные стандарты и лукавые критерии т.н. «международного развития».

«Утверждение о том, что мы добиваемся «замечательного прогресса» в борьбе с глобальной нищетой, является заблуждением, основанным на колониальном мышлении», – говорит об этом доктор Джейсон Хикель, академик Лондонского университета и член Королевского общества искусств.

Поэтому нет основания доверять бодрым отчетам светил международного развития, имена которых у всех на устах и на всех экранах, поскольку они ежегодно «выстраиваются в очередь, чтобы рассказать нам о замечательном прогрессе, достигнутом в борьбе с глобальной нищетой», – пишет Хинкель. А данные отчетов, казалось бы, должны впечатлять. Взгляните сами: согласно последним оценкам, опубликованным Всемирным банком, если в 1990 году в мире насчитывалось 1,9 миллиарда человек, существующих всего на 1,9 доллара в день, то в 2015 году их количество значительно уменьшилось и составило «всего» 734 миллиона человек.

Выходит, за период в 25 лет нищих стало более чем в два раза меньше? Действительно, звучит как чудесная новость. Такими темпами к 2045 году в мире вообще не останется людей с таким жалким суточным минимумом на пропитание (если они, т.е. люди, вообще останутся). Но в этой истории с «успехами в борьбе с нищетой» есть одна проблема. И она заключается в ловком фокусе с критериями оценок этой самой нищеты. Тот же Хинкель пишет, что не существует эмпирической, т.е. реально рассчитанной основы для границы нищеты в 1,9 американского доллара в сутки на поддержание жизни. Эта граница социального «дна» буквально, высосана из пальца, представляя собой произвольную величину, «которая не имеет никакого основания в реальных человеческих потребностях».

Реалии жизни, т.е. та самая эмпирика выглядит шокирующе, поскольку 1,9 доллара в день недостаточно даже для обеспечения людей достойным питанием, не говоря уже о других основных потребностях. И если опираться на реальные статистические, медицинские и иные эмпирические данные, прямо сегодня, то есть, в один и тот же день, который мы проживаем на планете вместе с другими людьми, по меньшей мере 3,5 миллиарда человек существуют на сумму, которая превышает пресловутые 1,9 доллара, но, при этом все же остаются в ловушке бедности. Задумайтесь, ведь речь идет, как минимум, о половине (или чуть менее того) населения Земли, если учесть, что сегодня на ней живет 7,8 миллиарда человек.

Чтобы рапорты и доклады об успехах благотворителей и борцов с нищетой звучали красиво, были придуманы специальные методы расчетов. Не буду углубляться в формулы и цифры, пройдусь кратко: нужно понимать, что т.н. «международная черта бедности» корректируется с учетом покупательной способности населения. Это означает, что, когда звучит цифра 1,9 доллара в день как критерий нищеты, то обычно предполагается, что речь идет о такой сумме денег, на которые американец мог бы купить себе продуктов скажем, в Судане или Йемене.

Припоминаю один гротескный фильм, где группа молодых американцев по какой-то нелепой причине оказывается в одной из дышащих на ладан европейских стран бывшего социалистического блока. Им удается наскрести в своих карманах несколько центов, но, когда они, понурив головы, приходят в обменный пункт и получают в обмен на свои пару долларов местную валюту, вдруг выясняется, что в их руках целое состояние!

Но то в фильме. На самом деле все обстоит как раз наоборот. Сумма в 1,9 доллара эквивалентна тому, что можно купить на эти деньги в самих Соединенных Штатах. Просто задумайтесь на мгновение о том, что это значит. Это практически ничто. Думаю, даже на проезд в метро не хватит. И это если говорить о Штатах. А если, например, Швейцария, где чашечка кофе стоит 14-15 евро?

Чтобы понять, насколько низок этот стандарт, экономист Дэвид Вудворд однажды подсчитал, что жить на международной черте бедности в Великобритании было бы подобно тому, как 35 человек пытаются выжить на одну на всех минимальную заработную плату, без каких-либо льгот, без подарков, заимствований, сбора мусора, попрошайничества или сбережений (поскольку в расчеты бедности все это включено как «доход»). «Это выходит за рамки любого определения «крайности», - заключил шокированный результатами своих расчетов Вудворд.

Впрочем, нам не надо совершать воображаемое путешествие на туманный Альбион, к избалованным высоким уровнем жизни британцам. Давайте просто перенесем модель Вудворда на российскую почву. Если я правильно понял Вудворда, то мы должны взять нашу родную минималку (МРОТ), которая в России с 1 января 2020 года составляет 12 130 рублей в месяц, и «посадить» на эту сумму тридцать пять смельчаков, дабы они попробовали протянуть на ней целый месяц. Получится 346,5 рубля на весь месяц для каждого участника бесчеловечного эксперимента. Это будет чуть более 11-ти рублей в день на человека. Если же я понял модель Вудводра неверно, то жизнь прекрасна! – ибо в таком случае в день на человека придется 404,33 рубля (это 6 баксов). Не 1,9 доллара в день, жить, вроде бы, можно. Но радоваться рано, достаточно вспомнить про коммуналку, на проезд, на детей, на лекарства…

Далее доктор Хинкель ставит вопрос о том, почему распиаренные деятели международного развития оценивают жизнь людей на глобальном Юге по 1,9 доллара в день, когда все, включая сам Всемирный банк, согласны, что этот стандарт слишком низок для человека на глобальном Севере? Для сравнения, черта бедности в США составляет 15 долларов в день. А мы, россияне, – гордящиеся своей самой богатой ресурсами страной в мире, – интересно, где: тоже на этом Юге? Похоже, да, если сравнить 15 американских долларов в день с нашими 6-ю долларами.

Доктор Хинкель идет дальше и утверждает, что стандарт расчета порога нищеты является лицемерным. «Не нужно много усилий, - говорит Хинкель, - чтобы признать, что он является расистским. Существует один стандарт для (большинства белых) людей Севера и другой стандарт для (большинства черных и коричневых) людей Юга. Это колониальная логика, которая остается с нами и сегодня, и год за годом остается неоспоримой».

Дабы обойти эту неудобную лицемерную методу расчетов некоторые корифеи пытаются оправдать это неравенство, акцентируя внимание на том, что мол экономики-то совершенно разные, и поэтому они требуют отдельных стандартов для каждой. Но идея разделения расчетов в привязке к экономике просто не соответствует действительности. Экономика Севера и Юга была интегрирована в единую глобальную систему по меньшей мере на протяжении 500 лет, с самого начала колониализма. То есть, на протяжении уже 500 лет нет морального права лепетать что-то о специфике региональных экономик. Допустим, доктор Хинкель несколько сгущает краски. Пусть не 500 лет, а лишь последние 100. Пусть даже 50 последних лет торжества глобализма и доведенной до совершенства логистики, когда товары могут доставить хоть в горное селение где-нибудь в дебрях Анд, хоть в сибирскую тундру (хотя насчет тундры я, пожалуй, поторопился). Где результат? Почему люди все больше и больше нищают?

Доктор Хинкель отмечает, что подъем уровня жизни на Севере зависел от дешевой рабочей силы и сырья, добытого на юге в колониальный период. Она зависела от серебра, украденного в Андах, золота, вывезенного из Южной Америки, каучука из Конго, зерна, добытого в Индии, а также сахара и хлопка, выращенных порабощенными африканцами на земле, украденной у коренных народов. И эта схема не осталась в прошлом. Тот же самый порядок остается в силе и сегодня. Люди на глобальном Юге шьют одежду, которую апологеты борьбы с нищетой носят каждый день на своем Севере. На Юге собираются ноутбуки, на которых они пишут свои статьи об успехах в преодолении глобальной нищеты. На Юге выращивают и собирают бананы и ягоды, которые победители нищеты едят на завтрак. А еще есть наш кофе и чай, наши гаджеты, нефть, которая питает нашу промышленность, литий, который нам нужен для электромобилей. В общем, куда бы мы ни посмотрели, абсолютно ясно, что мы живем в единой глобальной экономике. Только на глобальном Юге царит нищета, а на глобальном Севере пока еще все выглядит хорошо. Но, позволю себе заметить, это ненадолго.

Между тем, Хинкель продолжает отрезвлять цифрами. Он пишет, что страны с высоким уровнем дохода полностью зависят от ресурсов и рабочей силы Юга. В 2015 году страны с высоким уровнем дохода выделили из остального мира в общей сложности 10,1 миллиарда тонн материалов и 379 миллиардов часов человеческого труда. Существует огромный чистый поток ресурсов и воплощенной рабочей силы из бедных стран в богатые. «Нельзя иметь и то, и другое одновременно. Вы не можете иметь единую глобальную экономику, когда вам удобно использовать труд и ресурсы бедных, но затем настаивать на разделении, чтобы измерить их жизнь по разным стандартам. Такова логика апартеида», – заключает Хинкель.

Глобальный капитализм зависит от ресурсов и рабочей силы, добываемых на Юге, и все же люди, которые его производят, включая тех, кто работает на фабриках, шахтах и плантациях транснациональных компаний, получают взамен лишь гроши. «Победители» нищеты в дорогих костюмах советуют нам праздновать, когда рабочие на юге получают от одного до двух долларов в день. «Но будем ли мы праздновать, если узнаем, что рабочие на севере зарабатывают два доллара в день, в то время как их нанимают крупнейшие мировые бренды?» – спрашивает Хинкель, и продолжает: «Нет. Мы были бы возмущены». Потому что для рабочих на Севере мы применяем стандарты морали и справедливости, а для рабочих на юге мы применяем стандарты из арсенала рабовладельцев – рабу нужно платить столько, чтобы он мог поддерживать жизнь, приходить на работу и выдавать продукт. Поэтому работнику на Юге платят всего лишь 1/30 суммы, которую заплатили бы жителю Севера за ту же самую работу, в тех же отраслях промышленности.

Граница 1,9 доллара – это наследие этой долгой истории ограбления и высасывания ресурсов, принадлежащих коренным народам. Эта цифра есть символ продолжающегося господства колониальной идеологии, которая считает одних людей достойными лучшей жизни, а других людей – обслугой.

В XXI веке мы больше не можем мириться с расистскими двойными стандартами международного развития. Мы должны отвергнуть логику апартеида. Если мы хотим жить в единой глобальной экономике, то мы должны требовать единого стандарта для всех человеческих жизней: чтобы все люди получали справедливую заработную плату за свой труд и справедливые цены за свои ресурсы. Именно этого принципа должно требовать международное развитие, если оно хочет иметь какой-либо моральный статус. Вот как выглядит настоящий прогресс.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle