Будет еще хуже? О настоящем и будущем Ближнего Востока. Часть 2

400

Настоящее и будущее Ближнего Востока

Настоящее и будущее Ближнего Востока

Начало: Будет еще хуже? О настоящем и будущем Ближнего Востока 

Цель, преследуемая Трампом и к которой он идет через выход из ядерной сделки, могла бы быть достигнута с помощью другой, более доброжелательной политики.

Соглашение под названием «Совместный всеобъемлющий план действий» было достигнуто в 2015 году, и оно предусматривало, что основная масса обогащенных запасов урана будет вывезена из Ирана за границу, однако все ядерные объекты останутся как есть и не будут подвергнуты демонтажу (кроме центра по обогащению ядерного топлива Фордо, который согласно договору должен был стать научным центром без права обогащения радиоактивных материалов). Взамен с Ирана снимались международные санкции.

Однако в мае/2019 США с подачи Трампа вышли из ядерного соглашения с Ираном. Давить на Иран так, как это делает Трамп, выходя из ядерной сделки, считает Марк Карнелос, крайне непродуктивно, поскольку Иран является не только опытным и непреклонным переговорщиком, но уже показал примеры того, как он может применять силовые методы тогда, когда на него оказывают давление а-ля-гопник из подворотни.

Что касается плана Помпео, то он, по мнению Марко Карнелоса, нереалистичен. Действительно, план ориентирован на то, чтобы лишить Иран права проводить внешнюю политику в собственных интересах. И даже более того, ведь в выступлении Помпео в отношении Ирана прозвучало слово «сокрушить». Цель, поставленная Болтоном, вообще требует от США развязывания уже третьей войны на Ближнем Востоке менее чем за три десятилетия, после 1991 и 2003 годов против Ирака.

Как видим, все три варианта решения, предлагаемые из Вашингтона, таковыми не являются. Исходя из сказанного, итальянский дипломат главную проблему США по Ближнему Востоку видит в том, что в Вашингтоне отсутствует логический и упорядоченный процесс разработки и осуществления политики. Как мастерски резюмировал руководитель американских экспертов по Ирану Гэри Сик, политика США в отношении Ирана вызывает головокружение.

Хотя США, будучи сверхдержавой с глобальными амбициями и могут быть вынуждены временно проводить противоречивую политику, с некоторых пор эта противоречивость становится постоянным и опасным состоянием. Как может иранское руководство сотрудничать, когда из Вашингтона исходят такие противоречивые сообщения? И как быть тем странам, которые следуют в фарватере политики США, т.е. Великобритании, Франции и Германии, принимавшим участие в достижении соглашения и его подписантам?

О Китае и России даже говорить не стоит: все они подвергли критике решение президента США. Большой плюс Ирана в том, что страна до сих пор проводила стратегическую политику терпения в отношении такого (потенциально преднамеренного) игрока, как США.

Это позволяет избежать перед лицом мировой общественности огульного обвинения Ирана в агрессивных намерениях. Однако терпение Ирана граничит с наивностью, когда речь идет о его надеждах, связанных с Европой. Тегеран наивно полагал, что Европа позволила бы ему продолжать пользоваться преимуществами ядерной сделки, несмотря на выход из нее США.

Лишь недавно Иран понял, что что Евросоюз не является эффективным и самостоятельным политиком, способным помочь Ирану обойти санкции США во имя сохранения силы ядерного соглашения. Роль Евросоюза вообще неясна, поскольку неведомо, сможет ли Европа сохранить свою отстраненность от откровенно разрушительной политики США в отношении Ирана.

Тревожный сигнал подала Великобритания, захватившая иранский танкер у Гибралтара. Этот недружелюбный акт, фактически – агрессия, сигнализирует о смене позиции Лондона, вызванной не иначе как под прямым давлением из Белого дома по телефонным каналам. В итоге, Великобритания уже призывает своих партнеров по ЕС присоединиться к военно-морской миссии для сопровождения танкеров в Заливе, что чревато риском развязывания войны. Несмотря на риски, Великобритания стала первой европейской страной, которая публично объявила о планах присоединиться к возглавляемой США потенциально опасной «международной морской миссии безопасности».

Продолжение: О настоящем и будущем Ближнего Востока: новая архитектура безопасности. Часть 3 

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle
Home