Общество

Можно ли победить терроризм силой знаний? Интервью с экспертом

198

Можно ли победить терроризм силой знаний? Интервью с экспертом

«Я бы предпочитал, чтобы действительно не употребляли слово «Ислам» рядом с «террором»»

Владимир Путин

Терроризм – эта гидра с многими головами, которые не так-то просто вывести из строя. Ведь с каждый днём, с модернизацией механизмом, с ростом информатизации растёт и опасность попасть под влияние приверженца радикальной организации. Зачастую вербовщики не останавливаются на простых призывах, но и очень быстро переходят от слов к делу.

В рамках месячника по профилактике экстремистских и террористических проявлений мы решили пообщаться с доцентом кафедры теологии Уральского государственного горного университета, вице-президентом Уральской ассоциации «Центр этноконфессиональных исследований, профилактики экстремизма и противодействия идеологии терроризма», историком, этнологом, исламоведом, специалистом в области межнациональных и межрелигиозных отношений в Урало-Сибирском регионе, кандидатом исторических наук Алексеем Николаевичем Старостиным.

- Алексей Николаевич, расскажите, какова роль ислама в качестве фактора стабилизации современного российского общества?

- Поскольку Ислам является религией, регулирующей абсолютно все сферы общественной жизни, а в исламском вероучении очень большая роль отводится семье, добрым взаимоотношениям с соседям, скромности и нравственности, в тех республиках, особенно на Северном Кавказе, где Ислам широко распространён, гораздо меньше проблем с такими социальными пороками, как алкоголизм, наркомания, неполные семьи, дети – сироты (к примеру, в Чечне вообще нет детских домов), сохраняется уважение к старшим, уважение к своему языку и традициям.

В этом, на мой взгляд, и заключается роль ислама в качестве фактора стабилизации современного российского общества. Не зря яркий представитель РПЦ, протоиерей Дмитрий Смирнов, курирующий вопросы семьи, материнства и детства, часто приводит мусульман в пример из-за их трепетного отношения к традициям.

В масс-медийной культуре, в культуре общества потребления, в которой мы сейчас живём в России, это своеобразный ориентир, напоминание для людей, что иметь хорошую машину, большой дом и два – три раза в год ездить заграницу, не есть главная цель в жизни. На тот свет человек эти богатства не заберёт, а нужно в этой краткой земной жизни быть добрым, нравственным человеком, заботиться о семье, воспитать достойных детей.

- Вы известны своими трудами про историю и современность мусульман Урала и Сибири. Есть какие-то разительные особенности появления и распространения ислама в вашем регионе? В чём отличие от традиционно мусульманских регионов, например, Северного Кавказа и Республики Татарстан?

- Много лет я занимаюсь полевыми и архивными исследованиями истории и современного состояния мусульманских общин Азиатской части России, ежегодно выезжаю в поле, успел побывал во многих регионах этой обширной части страны. В России традиционные районы распространения исламской культуры — это Северный Кавказ, Поволжье и сопредельные области Урала. В Сибири мусульмане традиционно живут в Тюменской, Омской, Новосибирской и Томской областях, входивших когда-то в Сибирское ханство, на Алтае.

Если говорить про Свердловскую область, то установить точную дату прихода Ислама на территорию региона невозможно, поскольку в Свердловской области пока не выявлено мусульманских археологических памятников старше XVI в. Однако, опираясь на археологические находки Прикамья и Западной Сибири, можно сказать, что знакомство жителей края с этой религией состоялось задолго до этой даты.

Известно, что купцы из Волжской Булгарии (ныне территория современного Татарстана) осуществляли торговлю с финно-угорским населением края с X в. У восточных стран вызывала интерес, прежде всего, уральская пушнина, которая в то время была ценна также, как сейчас нефть. Эта торговля и поспособствовала знакомству с чужой на тот момент религией – посредством мирной проповеди и преемственности различных бытовых традиций происходил и малоизученный процесс исламизации населения.

Серьёзное увеличение числа мусульман на Урале произошло после взятия Казани войсками Ивана Грозного. Тогда татары из Среднего Поволжья бежали в наш малозаселённый край, селились у башкир на правах припуска, укрепляя свою религию среди родственного народа.

Первый шаг к серьёзному развитию Ислама на Урале сделала Екатерина II, которая в конце XVIII века учредила Оренбургское магометанское духовное собрание, которое, по сути, было институтом-посредником между мусульманскими подданными и царской властью. Верховного муфтия назначал государь-император.

Когда в конце XIX-начале ХХ вв. было выстроено чёткое законодательство, регламентирующее права и обязанности мусульман, порядок образования общин, строительства мечетей и назначения мусульманского духовенства, в Пермской губернии за 100 лет количество мечетей увеличилось в 3 раза: в начале 1920-х годов их было более 320, работало несколько десятков медресе.

Ещё большее значение имели реформы Александра II. В результате великих реформ большое количество крестьян, в том числе татар и башкир, устремились в города и горнозаводские посёлки Урала. Там они формировали мусульманские общины, строили мечети и молельные дома, организовывали благотворительные общества, занимавшиеся организацией просветительских учреждений и помощью обездоленным единоверцам.

За последние 200 лет исламское сообщество России активно расширило свою ойкумену. Сначала из-за отмены крепостного права, строительства Транссиба, переселенческой политики Российской империи, а затем – из-за добровольных и принудительных миграций населения во времена СССР, представители народов, традиционно исповедующих Ислам, появились там, где их раньше не было или было мало, например, в Центральной России, Западной части СССР, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, в городах и промышленных поселениях.

Там начали создаваться общины, налаживаться религиозная жизнь – до революции официальная, после, в условиях атеистического давления, – неофициальная. Но она была. Мы с коллегами это фиксируем по архивным документам и в ходе интервью с пожилыми верующими. Вот почему в 1990-е годы по всей стране начали открываться мечети и молельные дома. Если до революции, например, в Кемеровской области мусульмане жили только в деревнях, то сегодня большинство мусульманских общин там действуют в городах, также в Свердловской области: до революции большинство мусульманских общин находилось в сельской местности, сейчас больше половины – в городах.

Но особенно серьёзную трансформацию исламское сообщество переживает в 2000-е и 2010-е годы. Из-за конфликтов в южных республиках и в результате трудовой миграции многие жители бывших союзных республик сменили место жительства, и мусульманские общины появились в тех местах, где их раньше не было, например, на Сахалине, в Магадане. А основной состав прихожан в городских мечетях стали составлять выходцы из республик Центральной Азии и Северного Кавказа, оставив татар и башкир в меньшинстве.

- Насколько известно, Вы очень активно занимаетесь антиэкстремистской и антитеррористической деятельностью, особенно в последние годы. Можете поделиться наиболее успешными практиками.

- С 2010 г. в Уральском государственном горном университете существует кафедра теологии, где в рамках бакалавриата и магистратуры готовят теологов по направлениям «Православная теология» и «Исламская теология». Благодаря этому мы имеем уникальный опыт – площадку организации межрелигиозного диалога, когда мусульмане и православные вместе слушают общие дисциплины (конфессиональные, естественно, они изучают отдельно), на протяжении нескольких лет учатся вместе, участвуют в различных научных и социальных мероприятиях, благодаря этому между имамами и батюшками, прихожанами храмов и мечетей завязываются товарищеские, дружеские отношения, которые благотворно сказываются на состоянии межрелигиозных отношений в конкретных муниципальных образованиях.

В 2015 году, когда Российская Федерация пришла на помощь Сирийской Арабской Республике в борьбе с международной террористической организацией ИГИЛ (деятельность которой запрещена на территории РФ), к которой, к сожалению, решили присоединиться сотни российских граждан, в том числе с Урала, наша кафедра вместе с одним из Духовных управлений мусульман нашего региона разработала и издала брошюру «ИГИЛ – это не ислам», которая являлась пособием для имамов и государственных служащих, чтобы помочь им разъяснять людям, чем идеология ИГИЛ (деятельность которой запрещена на территории РФ) отличается от классического Ислама. На тот момент это была первая антиИГИЛовская книга. Из-за того, что мы разместили её в сети интернет в свободном доступе, многие регионы её переиздали и активно использовали в антитеррористической пропаганде. Мы активно ездили по городам Свердловской области, общались с мусульманами, занимались разъяснительной работой.

Но угрозы исходили не только от ИГИЛ деятельность которой запрещена на территории РФ) и им подобных организаций. Спектр экстремистских идеологий достаточно широк: неофашизм, неоязычество, АУЕ, суицидальные сообщества – все они направлены на молодёжь и имеют серьёзный разрушительный потенциал. Поэтому в 2017 году группа специалистов решила создать общественную организацию – Уральскую ассоциацию «Центр этноконфессиональных исследований, профилактики экстремизма и противодействия идеологии терроризма».

Ассоциация объединяет ветеранов антитеррористических подразделений, учёных и других специалистов из разных регионов России, имеющих богатый опыт теоретической и практической работы антиэкстремистской и антитеррористической направленности.

Цели и задачи Ассоциации – содействие органам государственной власти различных уровней в изучении этноконфессиональных процессов, гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений, противодействии идеологии экстремизма и терроризма, патриотическом воспитании граждан; содействие укреплению мира и согласия между представителями различных народов и последователями различных конфессий.

Основные формы деятельности Ассоциации – это проведение аналитических и научных исследований в области межнациональных и межконфессиональных отношений, миграционных процессов; организация лекториев, проведение лекций, круглых столов и конференций на этноконфессиональную тематику, антиэкстремистской и антитеррористической, патриотической направленности.

В рамках указанных направлений деятельности Ассоциации разработаны и действует ряд информационно-просветительских проектов (программ), направленных на различные категории населения. Мы реализуем их по всему Уральскому федеральному округу, также нас часто приглашают выступать в другие регионы России и за рубеж.

Своим девизом мы выбрали старинное латинское выражение scientia vincere tenebras – знанием побеждать тьму. Мы полагаем, что именно просвещением, причём идущим от чистого сердца, можно побороть различные негативные явления, которые имеют место быть в нашем обществе.

Ильмира Гафиятуллина

Также по этой теме читайте:

Разговор с экспертом. Как на самом деле рождается экстремизм?

Как защитить молодежь от влияния радикализма?

Ксенофобия и экстремизм – где грань?

 

Социальные комментарии Cackle
Home