Реклама
История / Личности

Рене Генон: традиция против “цивилизации”

5493

Рене Генон

Рене Генон

Имя выдающегося философа-традиционалиста Рене Генона хорошо известно тем, кто интересуется  различными духовными практиками, существующими у разных народов мира. Удивителен путь, который проделал французский философ: от  интереса к оккультизму и эзотерике -  до принятия ислама как «истины в последней инстанции».

Рене Генон родился в семье архитектора  в городе Блуа. С ранней юности проявлял интерес к математике и философии. Еще обучаясь на математическом отделении колледжа Роллена в Париже в 1904 году, он начал проявлять интерес  к оккультизму, гностицизму. Внимательно изучая неоспиритуализм изнутри, он пришел к выводу, что это есть не что иное, как попытка исказить истинное знание и привести его в соответствие с суетливыми запросами современности. Генон убедился в профаническом характере популярных тогда оккультных центров и лож масоно-мартинистского толка, после чего решительно порвал со спиритуалистами.  Через все его работы проходит мысль о том, что на деле  вся деятельность спиритуалистов не более чем искажение истинного знания. «...Магия представляет серьезную опасность для людей современного Запада; первой из них является тенденция приписывать чрезмерное значение всему, что носит характер «феноменов», — о чем, кстати, свидетельствует и импульс, данный ими развитию экспериментальных наук; если люди Запада так легко дали соблазнить себя магией и в такой мере заблуждаются относительно ее реального значения, то это потому, что она также является экспериментальной наукой, хотя и отличной, разумеется, от тех, что известны под этим названием университетской науке. … Именно так рассматривается магия во всех восточных цивилизациях; факт ее существования не приходится оспаривать, но она там далеко не в чести, как нередко воображают люди Запада, которые столь охотно приписывают другим свои собственные склонности и концепции («Заметки об инициации», изд. 1946)

В 1912 году Генон принял  ислам и выбрал себе  арабское имя — Абд-аль-Вахид Яхья. Исследователи  жизни и творчества Генона  объясняют этот шаг тем, что он видел в исламе самую доступную  на тот момент форму Божественного Откровения. Почему же, будучи по рождению католиком, Генон принял ислам? «…Несмотря на свое инициатическое происхождение, христианство в настоящий момент является исключительно религией, т.е. традицией сугубо экзотерического уровня, и, следовательно, оно не несет в себе никаких иных возможностей, кроме возможностей, свойственных всякому экзотеризму. Само оно и не претендует ни на что большее, так как его задачей является лишь обеспечения “спасения”. Естественно, соответствующая инициация может накладываться на эту традицию, и более того, в нормальном случае, она должна накладываться, так как воистину полноценная традиция всегда имеет два уровня — эзотерический и экзотерический. Но на современном западе такая форма инициатического христианства более не существует». («Христианство и инициация», изд.1954)

В этом же 1912 году Генон женится на Берте Лури, которая стала его верной спутницей и помощницей,  редактируя его рукописи.

В 1927 Генон впервые посещает Алжир, где преподает философию в городе Сетиф и  изучает арабский язык. В 1928 году он возвращается во Францию и несколько лет читает лекции по философии в своем родном городе Блуа. В этот период он пишет такие работы как “Восток и Запад”, “Кризис современного мира”, “Король Мира”, “Духовное владычество и мирская власть». Ключевой работой этого периода можно назвать «Кризис современного мира», в которой Генон подробно разбирает весь процесс трансформации цивилизации Запада от вполне традиционного общества, каким она являлась в Средние века, до общества, противостоящего любому импульсу Традиции, свидетелями чего мы являемся в настоящее время. «Когда утверждают, что современный мир находится в состоянии кризиса, под этим обычно имеют в виду, что он достиг критической стадии своего развития, и что неизбежна его тотальная трансформация.

Такая трансформация, в свою очередь, предполагает радикальное изменение всего хода его развития, должное с необходимостью рано или поздно произойти, хотя и неизвестно, случится ли это по воле людей или помимо нее, внезапно или более или менее постепенно, в результате катастрофы или без нее…В настоящее время очевидно, что кризис приближается к своей развязке, и это предельно усугубляет ненормальность того положения дел, которое существует уже в течении нескольких столетий, но последствия которого никогда еще не были столь чудовищны и откровенны, как сегодня.

По этой причине ускоряется и последовательность разворачивающихся событий, и очевидно, что все это может продлиться еще какое-то время, но все же отнюдь не до бесконечности. И даже если не знать точного временного предела, трудно отделаться от ощущения, что все это будет продолжаться не так уж и долго... Возрождение и Реформация — первые результаты, ставшие возможными только благодаря предшествующему упадку. Отнюдь не являясь реставрацией нормального порядка вещей, они, напротив, ознаменовали собой еще более глубокое падение, окончательно закрепившее полный разрыв с Традиционным Духом: Возрождение воплотило в себе этот разрыв в сфере искусств и наук, Реформация — в области самой религии, хотя это та сфера, в которой подобное явление противоестественно в высшей степени…» Бездушной цивилизации Запада Генон противопоставляет Восток в самом широком смысле слова: «Различие и даже противоположность между цивилизациями Востока и Запада основаны на том, что всем восточным цивилизациям присущи определенные общие черты, позволяющие рассматривать их как цивилизации традиционные; в случае же западной цивилизации эти черты отсутствуют… Следует добавить, что во многих отношениях Исламскую цивилизацию следует рассматривать как промежуточную между восточной и западной; особенно много общих черт она имела со средневековой Христианской цивилизацией Запада. Однако, если сопоставить ее с современным Западом, мы увидим, что она так же противостоит ему, как все собственно восточные цивилизации, к которым, согласно нашей точке зрения, она и должна быть отнесена». (“Кризис современного мира”, изд.1927)

15 января 1928 года умирает первая жена Генона Берта Лури, а  5 марта 1930-го года Генон отправляется  в Каир, как он предполагал сначала на некоторое время, но получилось так, что  Египет стал для него второй родиной, где он прожил  конца своих дней. В 1934 году Генон, (он же  Абдуль-Вахид Йахья) женится на дочери  египетского  шейха Мухаммада Ибрагима. Он ведет жизнь традиционного мусульманина,  практикует  зикр – поминание  Бога. Именно в Египте его интеллектуальные поиски приобретают присущую им теперь фундаментальную законченность. К этому периоду относятся работы  “Множественные  состояния бытия”, “Символизм креста”, “Царство количества и знаки времени”, “Великая триада” и другие.  Среди этих работ книга  особо выделяется книга “Символы священной науки”. Это сборник статей  написанных в промежутке с 1926 по 1950 год в различных журналах, публиковавших материалы по духовной тематике. В них Генон рассматривает  с разных сторон понятие символа, который по сути своей связывает вещь и ее сущность.

«Излагая метафизический принцип “науки о буквах” (на арабском языке, Ilmul-Huruf), Сейид Мохииддин Ибн аль-Араби  в Аль-Футухатуль-Маккия рассматривает вселенную как символизируемую книгой… Буквы в этой книге все единовременно и нераздельно начертаны “божественным пером” (El-Qalamul-Ilahi); эти “трансцедентные письмена” суть вечные сущности или божественные идеи…Эти же самые “трансцендентные письмена”, они же — и все творения, будучи вначале сгущены в божественном всеведении, затем, божественным дыханием, перенесены на нижние уровни, составили и сформировали, образовали проявленную Вселенную». (“Символы священной науки”, изд.1931)

В 1948 году Генон получил египетское гражданство, а 7 января 1951 подошел конец его земной жизни. Последними его словами  стали слова Шахады.

В Европе взгляды  Генона нашли множество сторонников и последователей,  в среде интеллектуальной элиты Запада.

Среди его последователей и прямых учеников наиболее известны Мишель Вальзан, Фритьоф Шуон, Титус Букхардт, Гвидо ди Джорджа, Юлиус Эвола, Марко Паллис, Рене Алляр, Андре Про, Пробст-Бирабэн. Он оказал влияние на таких философов и исследователей Востока, как М.Элиаде, А.Корбен, Ж.Дюмезиль и Шарль Моррас, Леон Доде, Юлиус Эвола А.Жид, А.Бретон, Рене Домаль.

Наследие Генона велико и многогранно и раскрыть все его составляющие в краткой статье невозможно. Тем не менее представляется возможным в качестве некоей квинтэссенции его взглядов привести строки из его работы, которую он так и назвал «Et-Tawhid» (изд.1930). Учитывая, что она обращена к его последователям на Западе (здесь под Западом понимается в самом широком смысле слова европейская цивилизация, распространившая свое влияние в той или иной степени на весь мир) Генон приводит в ней аналогии, которые должны им помочь понять суть того, о чем идет речь, действуя строго в рамках традиции суфийских учителей, объяснявших высшие истины с помощью простых аналогий: «…В самом деле, когда речь заходит о Единстве, изглаживается всякое разнообразие, и только когда нисходят до множественности, обнаруживаются формальные различия: тогда самих способов выражения — не меньше, чем соотносящихся с ними вещей, и эти способы могут претерпевать бесчисленные изменения в зависимости от обстоятельств места и времени. Однако “доктрина Единства единственна” (согласно арабской формуле: Et-Tawhîdu wâhidun), то есть она одна и та же всегда и везде, неизменна, как и сам Принцип, независима от множественности и преобразований, которые способны затронуть лишь приложения случайного порядка...

С другой стороны, следует заметить, по-прежнему рассматривая настоящее положение вещей, что западным, а еще точнее, северным, народам, кажется, наиболее трудно понять доктрину Единства, тем паче, что они более чем все остальные, озабочены изменением и множественностью…В самом деле: в северных краях, где солнечный свет слаб, где часто пасмурно, вещи представляются, так сказать, имеющими одинаковое значение, — и в этом свете попросту утверждается их индивидуальное существование, за которым как будто ничего нет; так, даже в повседневной жизни, люди, поистине, видят только множественность. Но все обстоит совершенно иначе в тех странах, где сияющее солнце, если так можно выразиться, вбирает в себя все вещи, так что те исчезают, как исчезает множественность перед лицом Единства; исчезает не потому, что перестает существовать в согласии с собственным способом, но потому, что это существование, строго говоря, — ничто по сравнению с Принципом.

Таким образом, Единство становится, в некотором роде, ощутимым… Здесь солнце не может не утверждаться как характернейший символ Единого Принципа (Allahu Ahad), который есть необходимое Бытие, единственный Самодостаточный в Своей абсолютной полноте (Allahu As-Samad), и от которого целиком зависит существование и содержание всего на свете, всех вещей, которые вне Его были бы ничем».

Ильдар Мухамеджанов

Что Вы думаете об этом?

Оставьте свой комментарий.

Социальные комментарии Cackle
Home