• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Коран и Пророк Мухаммад (ﷺ) глазами европейцев XVI-XVIII веков. Часть 2

3899

Наполеон Бонапарт и Ислам. (Источник фото: yandex.ru)

Наполеон Бонапарт и Ислам. (Источник фото: yandex.ru)

Начало: Коран и Пророк Мухаммад (ﷺ) глазами европейцев 16-18 веков

Во Франции Вольтер также с восхищением цитировал перевод Сейла: в своем знаменитом историко-философском труде «Опыт о нравах и о духе народа» («Essai sur les mœurs et l'esprit des nations», 1756 г.) он изобразил пророка Мухаммада (мир ему) как вдохновленного реформатора, который отменил суеверные практики и уничтожил власть коррумпированного духовенства.

В конце 18 века английский либерал Эдвард Гиббон (заядлый читатель как Сейла, так и Вольтера) в своей работе «Истории упадка и падения Римской империи» (1776-89) представил Пророка (мир ему) как весьма яркого и положительного лидера.

«Вера Магомета не допускает в этом отношении ни колебаний, ни двоемыслия, и Коран служит блестящим удостоверением единства Божия. Арабский пророк отверг религиозное поклонение идолам и людям, звездам и планетам на том разумном основании, что все, что восходит, должно закатиться, что все, что родится, должно умереть, что все, что доступно порче, должно разрушиться и исчезнуть.

В творце вселенной его рациональный энтузиазм признавал и чтил бесконечное и вечное существо, которое не имеет никакой формы и не занимает никакого места, которое не имеет потомства или чего-либо себе подобного, которому известны самые тайные наши помыслы, которое существует в силу необходимости своей собственной натуры и которое извлекает из самого себя все свое нравственное и умственное совершенство.

Эти изложенные языком пророка возвышенные истины крепко усвоены его последователями и установлены истолкователям Корана с метафизической точностью. Философ-теист мог бы подписаться под народной религией мусульман, которая, быть может, слишком возвышенна для наших теперешних умственных способностей». (Эвард Гиббон. История упадка и разрушения Римской империи — Часть V. Глава L, пер. Василий Николаевич Неведомский, 1885. С. 502-503.)

Но именно Наполеон Бонапарт очень остро принял Пророка (мир ему), придумав себе «нового Мухаммада» после прочтения французского перевода Корана, который Клод-Этьен Савари выпустил в 1783 году. Савари написал свой перевод в Египте: там, в окружении арабского языка и культуры, он стремился передать на французский всю красоту арабского текста.

Как и Сейл, Савари написал длинное вступление, в котором представил пророка Мухаммада (мир ему) как «великого» и «экстраординарного» человека, «гения» на поле битвы, человека, который знал, как внушить преданность своим последователям.

Наполеон читал этот перевод на корабле, который доставил его в Египет в 1798 году. Вдохновленный описанием Пророка (мир ему) как блестящего полководца и мудреца-законодателя, Наполеон стремился стать новым Мухаммадом и надеялся, что местные улемы примут его и его французских солдат, как друзей ислама, пришедших освободить египтян от османской тирании. Он даже утверждал, что его собственное прибытие в Египет было предсказано в Коране.

У Наполеона было идеализированное, книжное, просветительское видение ислама как чистого монотеизма. В действительности, провал его египетской экспедиции отчасти объяснялся тем, что его представление об исламе сильно отличалось от реальной религии.

И все же Наполеон был не одинок, видя себя новым Мухаммадом: Гете с энтузиазмом объявил, что император является «Мухаммадом мира», а французский писатель Виктор Гюго изобразил его как «Мухаммад Запада». Сам Наполеон, в конце своей жизни находясь в ссылке на острове Святой Елены и размышляя о своем поражении, писал о Мухаммаде и защищал свое наследие как «великий человек, который изменил ход истории».

Мухаммад Наполеона, завоеватель и законодатель, убедительный и харизматичный человек, который напоминает самого Наполеона - но Наполеона, который был более успешным и, конечно, никогда не был сослан на далекий остров в Южной Атлантике.

_______________________________________

Примечание:

В основу статьи легли исследования Джона Толана - профессора истории Нантского университета, Франция. В частности, его книга «Лица Мухаммеда: западное восприятие пророка ислама от средневековья до современности», 2019 год, издательство Принстонского университета.

Мухсин Нурулла

Комментарии для сайта Cackle