Реклама
В России / Татарстан

Среди стихий земного океана предоставляю перевод Корана...

2744

Среди стихий земного океана

Не мудрецам, а Времени на суд

Предоставляю перевод Корана,

Нелегкий труд,

Упорный труд,

Счастливый труд.

Ничьих я вер Кораном не нарушу,

Нет мысли тайной в помыслах моих.

Но пусть нисходит в ищущую душу

Сияньем неба мусульманский стих

Тогда прильнет живое сердце к сердцу,

Сомкнется тесно человечий круг

И тот, кто верит, скажет иноверцу:

«Желанный друг!

Надежный друг!

Навеки друг!»

Именно этими строками открывается поэтический перевод Священного Корана с арабского на русский, выполненный известным арабистом и востоковедом Теодором Шумовским в 90-ых годах. О том, как состоялось его первое знакомство со Священной книгой мусульман, почему он занимался изучением мусульманского и арабского мира, рассказала в рамках стартовавшего лектория в стенах Музея исламской культуры  заслуженный работник культуры Республики Татарстан Альфия Рахматуллина.

Теодор Шумовский является известным востоковедом, учеником Игнатия Крачковского, основателя советской школы востоковедения. Родился будущий автор поэтического перевода Корана в 1913 году в Житомире, в польской семье. Детство и юность он провел в Шемахе (Азербайджан), древней столице Ширванского царства, куда его семья переехала в годы Первой мировой войны. Прогулки по окрестным мечетям и мусульманским кладбищам, где было много надписей на арабском языке, пробудили интерес к арабистике. Уже в студенческие годы заявил о себе научными публикациями. В 1938-ом вместе с двумя товарищами по Ленинградскому университету – Львом Гумилевым и Николаем Ереховичем – был арестован. И тут начался этап его скитаний: тюрьмы, лагеря. Однако сложная судьба не смогла ослабить его интереса к языкам. Она знал 26 языков, в том числе арабский, грузинский, армянский, китайский, финский, испанский и другие.

Освобождается Теодор Шумовский в 1946 году, однако в связи с запретом жить в центрах областей и столицах, он работает методистом РОНО по иностранным языкам и находится под негласным надзором. Три года спустя его арестовывают повторно, однако за этот короткий срок он успел защитить диссертацию на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Спустя менее 20 лет он уже стал доктором исторических наук.

Его перу принадлежат такие популярные издания, как «Арабы и море», «У моря арабистики», «Воспоминания арабиста», «По следам Синдбада-морехода. Океанская Аравия», «Последний «лев арабских морей».

В своих исследовательских трудах он пытался взглянуть на Запад через глаза Востока, поставив под сомнение ставшие привычными европоцентристские трактовки, в первую очередь в отношении истории России. С точки зрения Шумовского, многие слова русского языка, которые традиционно считаются чисто русскими, имеют если не исключительно, то в большинстве своем тюркское, персидское, арабское, армянское, даже хеттское происхождение. По его мнению, для русской речи характерны заимствования из тюркских и иранских языков.

«Россия в основе своей является органичной частью «восточного» мира, которая тем не менее восприняла западную цивилизацию. В этом состоит основная дилемма ее развития, а в объединении Востока и Запада − ее историческая миссия».

Первое соприкосновение с Благородным Кораном у ученого произошло в Ленинграде, когда он был студентом университета и параллельно подрабатывал библиотекарем. «Как-то наш заведующий, желая освободить книжные полки от «накопившегося хлама», выбросил в мусорную корзину кучу каких-то запыленных книжиц. На одной из них перед моими глазами промелькнули арабские буквы, а я незадолго до этого поступил на отделение арабистики. Поэтому, когда заведующий вышел, я принялся рыться в последнем пристанище «хлама» и вытащил пачку едва скрепленных страниц. На первой из них по латыни были указаны место и год издания: «Рим, 1592», далее стояло имя издателя: «Николай Панеций», а само издание заключало в себе арабский текст первых двадцати двух сур Корана с параллельным латинским переводом. Я понял, что в мои руки попала крупная библиографическая жемчужина. С робостью, естественной для начинающего студента, позвонил «самому» главе научной арабистики нашей страны — академику И. Ю. Крачковскому, сообщил ему о находке. Игнатий Юлианович сразу пригласил меня прийти, внимательно рассмотрел принесенные страницы и в справочном своде нашел упоминание о них. Оказалось, что издатель Панеций, заметный ученый своего века, задумал издать весь Коран, сопроводив его латинским переводом ради просвещения современных ему европейцев. Но личных средств хватило для напечатания лишь двадцати двух сур из ста четырнадцати». Это знакомство состоялось в 1934 году.

Стоит отметить, что до Теодора Шумовского в России признавались лишь два перевода Благородного Корана – Г. С. Саблукова (преподавателя Саратовской Духовной Академии, учителя Чернышевского) и академика И. Ю. Крачковского, основателя советской школы арабистики. Однако оба перевода были написаны прозой. Несмотря на то, что Шумовский во многом опирался на Крачковского, будучи его учеником, первый указывал на немало количество неверных переводов и неточностей редакторского характера в издании перевода Крачковского: издание было осуществлено после кончины академика и не было подготовлено им к печати.

В чем же заключается отличительная черта перевода Шумовского? Он постарался, и ему это прекрасно удалось, совместить научный анализ текста, следуя классической востоковедной традиции, с принятыми традиционными трактовками. И это, пожалуй, единственный поэтический перевод Корана. Как отмечал сам автор, именно стихи позволяют наиболее правильно и адекватно передать арабский оригинал, поскольку практически каждый житель арабского мира легко может выражаться в стихотворной форме.

«Исходил из подлинного арабского текста — ведь я не богослов, а работник науки. Старался ни на йоту не отступить от смысла. И главное — не спешить, не гнать строчки. Весь 1994 год я занимался переводом неотступно. На рабочем столе у меня слева лежал арабский подлинник, справа — перевод И.Ю. Крачковского, который я строго сличал с оригиналом: пришлось отметить в нем около полутысячи неточностей».

В 2009 году издательством «Покидышевъ и сыновья» была выпущена первая аудиоверсия поэтического перевода Корана, получившая благословение Председателя Совета Муфтиев России Равиля хазрата Гайнутдина. Для этой записи поэтический перевод Корана читал артист Александр Клюквин; также несколько сур в аудиокниге прочитаны самим Теодором Шумовским.

Ильмира Гафиятуллина, Казань

Социальные комментарии Cackle
Home