• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Казанкин Абдулла надеется на милость Аллаха и помощь мусульман

1063

Абдулла Казанкин нуждается в помощи.

Абдулла Казанкин нуждается в помощи.

Из Казани в деревню Княбаш Балтасинского района семья Казанкиных — мать и сын — переехали почти четыре года назад. Купив деревянный дом с 17 сотками земли, оформили их на имя матери. Работавший до переезда автослесарем Андрей Казанкин поменял двери и окна, обшил дом сайдингом. Любил он и в огороде повозиться. Говорит, на его урожай в теплице приходили посмотреть все соседи. С ними Казанкины жили дружно.

Но потом у Андрея заболела мама. После долгой болезни в сентябре прошлого года прямо в день рождения сына она скончалась. А через три месяца, 6 декабря, случился пожар, который уничтожил дом и баню.

- В этот день я убрал снег и зашел домой. Стал готовить ужин. И слышу: в окно в зале кто-то стукнул, будто птица со всего маху разбилась. Пришел на шум, смотрю — там занавеска вовсю полыхает! Хотел потушить, а тут свет вырубился, дым пошел. Я и сам тогда еле выбрался из дома, задыхаться уже стал… Если бы задержался, сгорел бы. На пожар прибежали люди, и мою машину, стоящую у дома, успели откатить в поле, — говорит 48-летний мужчина.

Так в одночасье, даже не успев вступить в права наследства, Андрей остался без единственного жилья. С пожара его увезли в Центральную районную больницу Балтасинского района. У Андрея случился гипертонический криз, отказали ноги. Там мужчине и установили инвалидность I группы. 9 дней он пролежал в терапевтическом отделении и выписался домой… Только где теперь его дом? В чистом поле? Так и пропал бы он совсем, если бы не Люция. Мир не без добрых людей

Познакомившись с Андреем в то время, когда он работал в автосервисе, она поддерживала дружеские отношения с семьей Казанкиных, по мере возможности старалась помогать. И это при том, что у нее на руках был ребенок-инвалид. «Мы и дом в Княбаше хотели продавать, чтобы Андрей вместе с матерью был поближе к Казани и к Киндерям, где я проживаю», — рассказывает Люция, показывая сохранившиеся на сотовом телефоне фотографии фасада и интерьеров дома до пожара.

Люция — единственная, кто навещал мужчину в больнице. Она и привезла ему одежду, ведь Андрей выбежал из дома в чем был. Вопрос временного проживания инвалида решили поначалу так: женщина оформила на себя кредитную карту, с помощью которой оплачивала для Андрея съемную однокомнатную квартиру в Киндерях рядом со своим домом. Вместе с коммунальными платежами на это уходило 10 тысяч рублей. А у Андрея пенсия по инвалидности всего 11 тысяч. Но недавно хозяева квартиры попросили мужчину освободить ее для своего родственника.

Делясь переживаниями, Андрей рассказал, что его поразила поддержка врача-невролога ЦРБ Балтасинского района Камиля Вакиловича Низамиева, оперативно организовавшего комиссию для установления инвалидности и по-человечески отнесшегося к чужому горю. «Побольше бы было таких врачей, глядишь, и жизнь лучше была бы…» — говорит мужчина.

А приехав на место пожара после выписки из больницы, Андрей и Люция застали заснеженное поле: трактором было снесено то, что осталось от дома. «Почему не дождались погорельца, чтобы забрал вещи? — возмущается Люция. — Ведь там много пригодного для хозяйства осталось — кастрюли, мангал, посуда, бак-нержавейка… Мы ничего не смогли найти».

Возгорание дома Казанкиных произошло из-за нарушения правил устройства и эксплуатации электрооборудования. Конечно, если бы дом был застрахован, проблем было бы меньше, по крайней мере, с жильем. «Поначалу мы, как переехали, страховали дом. Потом с деньгами стало туго, много средств уходило на лекарства для мамы. Из-за этого в последние два года страховку не оформляли», — говорит Андрей.

После выписки из больницы хрупкая Люция возит Андрея на своей машине по разным инстанциям. Каждый выход из дома — словно подвиг для обоих, ведь мужчина передвигается с трудом. Оформив пенсию по инвалидности, они занимаются восстановлением документов, а дело это хлопотное…

Услышав про пособие для погорельцев, Люция обратилась в соцзащиту Балтасинского района, Андрею выплатили 30 тыс. рублей. Пообещали в скором времени коляску, но она до сих пор не появилась. А в предоставлении хотя бы временного жилья в администрации района отказали. «Говорят, вот если бы он был здешним, работал в деревне долгое время, то могли бы еще помочь, а так — нет», — рассказала Люция. Родственников, чтобы приютить, у мужчины не осталось.

Конечно, он мог бы найти временное прибежище в центре социальной адаптации, но, к сожалению, по состоянию здоровья проживать вместе с другими в одной комнате ему затруднительно, требуется отдельная комната. Проживание в доме-интернате для инвалидов и престарелых Андрей даже не рассматривает. Говорит, рано меня списывать. Мужчина надеется на действенность реабилитации, хочет вернуться к работе. И верит, что среди казанцев найдутся отзывчивые люди, которые, пока не будет решен жилищный вопрос, приютят его или недорого сдадут ему комнату или гостинку. Сам он, по словам Люции, мастер на все руки — может и технику починить, и постирать, и приготовить…

После пожара Люция в поисках помощи обращалась в благотворительные фонды. В одном ей отказали, пояснив, что помогают только жителям Казани, в другом предоставили старенькую посуду. В надежде получить временное жилье Люция обратилась и в приемную Президента РФ, и к депутатам. Кроме жилищных проблем есть и другие: на настоящий момент у Андрея нет ни одежды (носит он 72-й размер), ни обуви (45-й размер), ни элементарных бытовых предметов. 

Сейчас Андрей — Абдулла. Он читает намаз, чтит законы Всевышнего и надеется, что мусульмане не оставят в беде своего брата по вере.

Открыт сбор на сумму 60 000 руб.

Помочь можно СБ 6390 0262 9014 626229 (Ильнур Махмутович А.).

Отправить СМС kazan 300 на 3116 (300руб).

В терминалах Cбербанка: 1. В платежах - кнопка "Другие категории" 2. Кнопка "БФ Закят" - нижняя

3. Графа - ФИО и сумма 4. Назначение: Абдулле

Islam-Today

Комментарии для сайта Cackle