• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Мохаммед Мосаддык и первая битва за нефть на Ближнем Востоке

Время чтения: 9 мин
6314

Мохаммед Мосаддык. Человек года по версии журнала Тайм

В разворачивающейся на наших глазах «нефтяной эпопее» важнейшее место принадлежит Ближнему Востоку, где находиться 65 % всех разведанных запасов нефти. Естественно, этот район планеты не мог не привлечь взоры всех тех, кто хотел овладеть всем этим богатством.

Кто-то может подумать, что борьба за нефть – как мировая проблема стала актуальна относительно недавно, лишь с началом американо-иракской войны 2003 г.. Но это не так, в частности на Ближнем Востоке – главном нефтеносном регионе мира, борьба развернулась уже после второй мировой войны. Причем уже тогда выбор средств не был ограничен, начиная от примитивного военного вмешательства и заканчивая помощью разведслужб, в проведении суверенных стран.

Первым объектом такой борьбы на исходе сороковых становится Иран. Именно эта страна стала впоследствии катализатором подобных явлений на всем Ближнем востоке. Величайший иранский того времени – Мохаммед Мосаддык. Именно он повел решительную борьбу за исконные права своего народа, и дело было не только в самой нефти. Нефть была инструментом, с помощью которого Ираном управляли извне. На смену дряхлеющей Британской империи, пришли их заокеанские последователи из США.

А начиналась эта история так. Англо-иранская нефтяная компаниия (АИНК), имевшая монопольное право на добычу  иранской нефти в 1914-1950 гг. вывезла из страны 325 млн. т. нефти и получила 5 млрд. долл.  прибыли, из которых Ирану было отчислено всего 8 %.  Прибыль АИНК за один только (1950 млн. ф. ст.) в десять раз превышала все капиталовложения в иранскую промышленность. Кроме того АИНК пользовалась правом беспошлинного ввоза в Иран товаров, чем наносила большой ущерб экономике страны.

В послевоенном период АИНК серьезно увеличала добычу нефти на территории Ирана: с 16,6 млн. т. до 31,56 млн. т. К 1950 г. капитал компании достиг почти 33 млн. ф. ст., причем 56 % акций компании принадлежало английскому правительству. Помимо Ирана АИНК будучи транснациональной корпорацией имела еще 59 дочерних филиалов и огромный танкерный флот состоявший из 134 судов. АИНК в полном смысле слова была «государством в государстве», оказывая сильное влияние на политическую жизнь в стране. В частности без одобрения АИНК ни один политик не мог получить пост губернатора региона. Под видом пожарников и охранников компания содержала военизированные отряды, которые использовались для борьбы с протестными выступлениями населения. В самой компании на ответственных постах иранцев практически не было.

Но самой главной была проблема было то, что Иран получал в виде концессионных платежей от компании в три раза меньше, чем само британское правительство от подоходного налога.

Так, в 1948г. Иран получил в виде концессионных платежей 9,2 млн. ф. ст., из них 1,3 млн. в виде подоходного налога; в то же время британскому правительству в виде подоходного налога компания выплатила 28,3 млн. ф. ст. В 1950 г. эта сумма выросла до 50,7млн., в то же время Иран получил за свою нефть (национальное достояние иранского народа) всего 16 млн. ф. ст.

После завершения второй мировой войны, популярной становится пересмотре грабительских условий соглашений с АИНК.

Между тем в эту работу включились и оппозиционные силы во с Мохаммедом Мосаддыком возглавлявшим к тому времени ильный фронт (НФ). Это был блок различных группировок национальной буржуазии. В него вошли и представители патриотической интеллигенции, правые националисты, которые в борьбе против английского влияния считали необходимым опираться на США. Руководители партий «Иран» были самыми верными соратниками Мосаддыка и составили таким образом ядро НФ.

В 1950г. состоялись выборы в меджлис, где победила НФ. В результате в парламент прошел Мосаддык и его соратники по блоку. Сразу после выборов НФ объявил нефтяной вопрос своим главным делом, его ключом к решению всех экономических и заодно политических задач.

26 июня была создана комиссия из 18 депутатов для рассматривания вопроса о Дополнительном соглашении с АИНК. Всего было около 25 заседаний, на которых рассматривались факты вмешательства АИНК во внутренние дела Ирана и нарушение компанией соглашений 1933 г. На одном из последних заседаний комиссии, протекавших в острой борьбе - между сторонниками Мосаддыка, требовавшими аннулирования Дополнительного соглашения и большинством во главе с депутатом Имами, выступавшим за продолжение переговоров с АИНК, члены НФ выступили с предложением о национализации нефтяной промышленности. Однако остальные члены комиссии отвергли эту идею.

Но в итоге 25 ноября 1950 комиссия единогласно отвергла Дополнительные соглашения как недостаточно гарантирующее интересы Ирана.

Выступая в парламенте за отмену закона о печати антидемократических законов, отдельные депутаты требовали ограничения власти монарха. А М. Мосаддык в одной из своих речей заявил, что во время встречи с шахом он сказал ему следующее: «Ваше величество, чем меньшими г вы будете обладать, тем больше у вас шансов на сохранение власти». Такое отношение Мосаддыка к власти монарха, а также слабоволие испытывавшего влияние своей сестры, предопределило натянуто отношений с шахом Резой Пехлеви. К тому же придворные постоянно пугали своего правителя ростом демократического движения, которое в конечном счете покончило бы с коррупцией шахского двора.

В результате все более усиливающейся борьбы 15 марта парламент-Меджлис принял решение одобрить предложение Национального фронта национализации нефтяной промышленности. Многочисленные движения и забастовки значительно ускоряли эти процессы, не давая им заглохнуть, т.к. в стране имелось сильное прозападное лобби, пытавшееся не допустить национализации нефтяной промышленности. Её центром, в это время был премьер-министр Хосейн Ала, известный своими связями с Вашингтоном.

26 апреля был утвержден закон о процессе национализации промышленности, состоявший из 9 статей. Хосейн Ала будучи не в состоянии остановить этот процесс подал в отставку. Правительство возглавил Мохаммед Моссаддык. Закон от 26 апреля предусматривал помимо всего остального, рассмотрение и справедливых претензий со стороны АИНК и её преемницы ИННК (Иранская национал, нефтян. компания), выплату компенсации прежним владельцам. Таким образом Иран, стараясь угодить всем, пытался учесть интересы Британии, хотя мог этого и не делать, принимая все решения в одностороннем порядке. Тем не менее, АИНК и британское правительство отказались принять его. В сентябре 1951г. «Британский банк в Иране и на Среднем Востоке» был лишен права валютных операций и закрыт. В январе 1952г. закрыты консульства англичан во всем Иране, Моссаддык отказался признать и полномочия Гаагского международного да, куда обратилась Англия с жалобой на национализацию АИНК.

Обострение борьбы и переворот

К 1953 г. для Мосаддыка сложилось критическое положение, раскол в рядах НФ, откуда отошли правые, сближение США и Англии, осложнив и без того сложную ситуацию в стране.

США предложили новые условия урегулирования нефтяной проблемы, мало отличающиеся от соглашений предложенных АИНК, только вместо одной компании учреждался консорциум. Иран их не принял. Все шло к прямому столкновению между сторонниками правительства и сторонниками шаха.

В мае 1953г. госсекретарь Даллес совершил турне по странам Ближнего Востока, но не заехал в Иран. Его заявление в июле прозвучало как приговор: «Любое иранское правительство, не являющиеся коммунистическим, будет для нас лучше нынешнего правительства. Мы читаем невозможным иметь дело с Мосаддыком».

В стране складывается заговор, во главе которого встает сотрудник ЦРУ Кермит Рузвельт (кличка - «Ким»). К нему примыкает отставной генерал Ф. Захеди, аятолла Бехбени и завербованные высшие военные чины. Но главным «помощником» оказался сам шах, не давший возможности Мосаддыку избавить страну от подрывных элементов, т.к. сам являлся таковым. Первым признаком надвигающейся катастроф было убийство 20 апреля начальника главного управления полиции М. Афшартуса, одного из самых верных приверженцев Мосаддыка. Этот человек раскрыл ряд антиправительственных заговоров, таким образом став  лишним препятствием для бунтовщиков. Серьезное участие принимает генерал Шварцпкопф - сотрудник ЦРУ, осуществивший в 1943-1948 гг. реорганизацию полиции и жандармерии, и имевший такт большое влияние на силовиков. Именно после его приезда в активно включился в подготовку переворота.

Во время одной из последних встреч К.Рузвельт устно передал шаху текст телеграммы Эйзенхауэра, где говорилось: «Если Пехлеви и Рузвельт не сумеют решить эту небольшую проблему, то не никакой надежды. Я полностью верю, что вы сделаете это».

13 августа шах, «отдыхавший» на побережье Каспия, указ о смещении Мосаддыка с поста премьер-министра и о назначении его место отставного генерала Ф. Захеди.

14-15 августа шахская гвардия совместно с некоторыми войсковыми частями должна была осуществить государственный переворот. Однако эти планы стали известны широким кругам, при попытке арестовать Мосаддыка и его соратников, несколько офицеров шахской гвардии во главе с полковником Нематоллой Насири были арестованы. Правительство проявляло удивительную сдержанность и поплатилось за это.

Вовремя не были приняты соответствующие меры, и 19 августа подкупленная толпа из деклассированных элементов при поддержке шахских солдат двинулась в центр столицы. Части тегеранского гарнизона перешли на сторону мятежников. Уже к вечеру, верные Мосаддыку войска и боровшиеся на стороне правительства жители столицы были зажаты в кольцо и вынуждены были сложить оружие. На следующий день Мосаддык, Шаеган и др. лица были арестованы.

Американский генерал Стюарт поведал о той роли, сыграла военная миссия США в Иране во время переворота. «Когда кризис наступил,-говорил Стюарт,- дело шло к коллапсу, мы нарушили порядки. Среди других шагов, предпринятых нами, было немедленное снабжение армии запасными одеялами, обувью, обмундирование, электрогенераторами, медикаментами, что позволило ей поддержать шаха...Винтовки, которые они держали в руках, бронемашины на которых они курсировали по улицам, средства связи - все было им предоставлено по программе военной помощи. Если бы не было той программы, то, вероятно у власти сейчас стояло бы правительство недружественное США».

Трагедия Мосаддыка состояла в том, что он добивался ограничения влияния шаха на политику, а не полного отстранения монарха от власти. Главной причиной, вызвавшей организацию антиправительственного заговора, был отказ М. Мосаддыка принять условия США и Англии в вопросе о нефти, которые противоречили национальным интересами Ирана. Во-вторых, падение Мосаддыка было непосредственно связано с политикой правительства США, сыгравших ключевую роль в организации переворота 1953г., посредством которого и было остановлено дальнейшее развитие демократического движения в Иране. Американскую элиту того времени охватывал ужас при мысли, что ещё одно государство может стать коммунистическим.

Эйзенхауэр с радостью встретил весть о перевороте, предоставив «экстренную» помощь Ирану в 40 млн. долл. и возобновив помощь по 4- пункту. При этом в своё время М. Мосаддыку было отказано даже в части этой суммы.

После свержения правительства вопрос о национализации нефтяной промышленности был снят. Все права на добычу нефти передавались Международному нефтяному консорциуму: 40% акций получила British Petroleum (бывшая АИНК). 14% - нидерландско-английская Shell, 40%-так называемая американская «большая пятерка» (основные нефтяные компании США), 6%-французская госкомпания «Компания франсез де петроль».

Несмотря на поражение, движение за национализацию нефтяной промышленности оказало огромное влияние на дальнейший ход событий в Иране и в др. странах Персидского залива. После данных событий, боясь повторения таких сценариев, нефтяные ТНК увеличили до 50% отчисления от своих прибылей странам, где они ведут добычу топлива. Помимо этого в самом Иране зарождаются силы, которые в 1979г. свергнут преступный шахский режим.

После исламской революции 1979 года 15 марта, день национализации нефтяной промышленности, был провозглашен праздничным днём.

Ильнар Гарифуллин

Социальные комментарии Cackle