• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Что находится внутри заброшенного Вавилона, построенного Саддамом Хусейном?

Время чтения: 9 мин
2640

За воротами Вавилона находится огромный лабиринт

За воротами Вавилона находится огромный лабиринт

Меки Мохамед Фархуд вырос в небольшой деревне под названием Кавариш на берегу реки Тигр, среди гранатовых, апельсиновых и финиковых деревьев. Деревня находится всего в нескольких шагах от руин древнего Вавилона, месопотамского королевства, которое царь Хаммурапи помог построить в одном из крупнейших городов мира. В детстве Фархуд играл в футбол на полях, усыпанных керамическими черепками и кирпичом, относящимся к стародавним временам. «У меня было прекрасное детство», - вспоминает он.

Но знаменитое местоположение Кавариша в конечном счете обрекло его. В 1980-х годах, во время ирано-иракской войны, Саддам Хусейн был одержим вавилонским правителем Навуходоносором, который известен своими кровопролитными войнами для захвата обширных территорий нынешнего Ирана и Израиля. Саддам видел себя современной реинкарнацией Навуходоносора, и, чтобы доказать это, он потратил миллионы на строительство масштабной реконструкции Вавилона.

Саддам хотел, чтобы дворец упустил из виду его деяния, и Каваришу «посчастливилось» оказаться в идеальном для этого месте. В 1986 году рабочие Саддама взорвали деревню Фархуда и построили на ее месте искусственный холм. Сегодня дворец Саддама на холме стоит на том же месте, где Фархуд когда-то ходил в школу. С него с идеальной четкостью можно созерцать реконструированные стены и лабиринты. За этот прекрасный вид пришлось заплатить огромную цену. «Я плакал, - говорит Фархуд. - В то время я чувствовал, что деревня словно была членом моей семьи. Я любил ее».

Фархуд вырос в деревне всего в нескольких шагах от руин Вавилона

Фархуд вырос в деревне всего в нескольких шагах от руин Вавилона

Сейчас Фархуд ежедневно ждет у входа в Вавилон, где он работает гидом для сотен посетителей со всего мира. Ворота, сделанные из ярко-синего кирпича и отполированные золотом, выглядят так, будто их перенесли из Лас-Вегаса или Диснейленда. Фархуду сейчас за 50, у него лицо человека, который 25 лет проработал под нещадным солнцем. Он видел, как из археологического памятника Вавилон превратился в жемчужину тщеславных проектов Саддама, а затем в оккупированную территорию под властью американцев. Сегодня он, кажется, является чем-то средним между местом для пикника и заброшенным тематическим парком. 

Развалины Вавилона, также известные как Вавилон, датируются более чем 3000 лет назад. Здесь был написан первый в мире гражданский кодекс. Здесь умер Александр Македонский. Здесь происходили бесчисленные библейские истории. Вавилон присутствует в умах многих людей как воображаемый, так и реальный, и, возможно, именно поэтому так много правителей пытались осуществить здесь свои мечты.

Эта иллюстрация 19-го века Уильяма Симпсона “стены Вавилона и Храм Бел (или Вавилон)” была создана под влиянием ранних археологических исследований на этом месте.

Эта иллюстрация 19-го века Уильяма Симпсона “стены Вавилона и Храм Бел (или Вавилон)” была создана под влиянием ранних археологических исследований на этом месте.

Когда Саддам вторгся в Иран в 1980 году, страна еще не отошла от потрясения революции 1979 года. Он считал, что несколько недель боевых действий укрепят его в качестве лидера единой панарабской мечты. Это оказалось одной из величайших ошибок его жизненного пути. Фархуд, как и многие другие иракцы, был призван в армию. За несколько лет Иран не только отвоевал свою территорию, но и начал наступление на Ирак. К 1983 году панарабская мечта иссякла. Войне не было видно конца и края, и иракцы не понимали, почему они принимают участие в конфликте, о котором они никогда не просили.

Чтобы поддержать борьбу, Саддам все чаще обращался к грандиозным националистическим строительным проектам. Именно тогда он приказал восстановить Вавилон.

«Вавилон не является ни исламским, ни арабским - он явно глубоко доисламский», - говорит Канан Макия, иракский писатель и профессор Университета Брандейса, написавший книгу о строительных проектах Саддама. «Прославление Вавилона и реконструкция города Вавилона, по сути, призывает к идее Ирака, - не идее арабизма или идее Багдада как острия нового панарабизма в регионе или исламизма, а Ирака».

Фреска с изображением Саддама Хусейна и царя Навуходоносора над Вавилоном

Фреска с изображением Саддама Хусейна и царя Навуходоносора над Вавилоном

Саддам вложил в восстановление миллионы и настаивал на том, чтобы реконструкция была произведена на первоначальном месте. Проект был не только националистическим, но и нарциссическим. «Это было связано с манией величия, - говорит Макия. Саддам хотел, чтобы каждый иракец знал, что он восстановил Вавилон. Дело в том, что это не просто археологическая реконструкция города Вавилон ради науки, истории и прошлого. Это идеализация этой истории в целях укрепления легитимности присутствия режима».

Его дворец в Вавилоне - ярчайший пример его высокомерия. Он украшен резной арабской каллиграфией, которая на первый взгляд напоминает религиозную иконографию, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что это инициалы Саддама Хусейна. Бруталистские, гиперреалистичные рельефы изображают его ведущим солдат на поле битвы. Потолки расписаны символами иракской цивилизации, от вавилонских львов до башен, построенных Саддамом в Багдаде.

Чтобы поддержать свою войну с Ираном, Саддам все чаще обращался к грандиозным националистическим строительным проектам, таким как Вавилон. Здесь его лицо предстает в рельефе, имитирующем стиль древних произведений искусства

Чтобы поддержать свою войну с Ираном, Саддам все чаще обращался к грандиозным националистическим строительным проектам, таким как Вавилон. Здесь его лицо предстает в рельефе, имитирующем стиль древних произведений искусства

Когда Саддам услышал, что Навуходоносор маркировал кирпичи древнего Вавилона своим именем и титулами, он приказал, чтобы во время реконструкции имитировалась эта практика. По сей день в лабиринте за Южным дворцом на десятках кирпичей выбито заявление: «В правление победоносного Саддама Хусейна, президента республики, пусть Бог хранит его как стража великого Ирака и обновителя возрождения и строителя его великой цивилизации, в 1987 году было завершено восстановление великого города Вавилон».

На войне погибли сотни тысяч солдат. Когда в 1988 году она закончилась, в условиях режима прекращения огня, заключенного при посредничестве Организации Объединенных Наций (ООН), Фархуд вернулся в совершенно другой Вавилон, чем тот, который он помнил. Глядя на новые яркие цементные кирпичи, он был ошеломлен. «Саддам хотел быть как король, - говорит он. - Здание было неправильным».

 Стены бывшего Дворца Саддама покрыты его инициалами традиционной арабской каллиграфией

Стены бывшего Дворца Саддама покрыты его инициалами традиционной арабской каллиграфией

Но Фархуд все еще любил Вавилон. Это все еще то место, где до него трудились его отец и дед. Он начал работать гидом и встречал толпы иракских туристов, которые восхищались тем, что построил Саддам.

Когда американский президент Джордж Буш в 2003 году приказал войскам США вторгнуться в Ирак, они оккупировали Вавилон и превратили замок Саддама в свой командный центр. На стенах остались их граффити: слова тоски по близким, находящимся далеко; напоминания о солдатском протоколе. Американские военные также нанесли этому месту огромный ущерб, разграбив ценные артефакты и запустив в древние руины танки. Фархуд вспоминает то время с яростью. «Я бы не продал ни одной вещи за 1000 долларов, - подчеркивает он, - Вавилон для меня дороже, чем мои дети».

 

Посетители гуляют по расписанным граффити залам дворца в Вавилоне, построенного бывшим президентом Ирака Саддамом Хусейном

Посетители гуляют по расписанным граффити залам дворца в Вавилоне, построенного бывшим президентом Ирака Саддамом Хусейном

Фархуд говорит, что военные США арестовали его вместе с другими иракскими мирными жителями и две недели держали в темной комнате. «Я не помню количество дней в тюрьме. Я страдал от пыток и до сих пор чувствую боль в груди из-за побоев со стороны польских и американских солдат», - говорит мужчина. Польша была одной из трех стран, чьи солдаты присоединились к войскам США в Ираке в составе так называемой «коалиции добровольцев».

Но Фархуд не любит вспоминать те дни. Вместо этого он любит рассказывать истории о хороших днях в Вавилоне. В его стенах он встретил свою жену, когда в 1999 году та приехала в гости. Она приехала на экскурсию со своей семьей, и мужчина говорит, что как только он увидел ее, его сердце начало биться быстрее, и он знал, что хочет быть с ней. Их дочери, вдохновленные этим местом, сейчас изучают археологию и историю в Вавилонском университете. Фархуд любит Вавилон со страстью, которая прожигает все мрачные воспоминания об этом месте. «Если бы я мог, я бы вошел сюда без обуви, потому что это святое место», - говорит он.

Человек стоит перед окном в заброшенном дворце Саддама Хусейна

Человек стоит перед окном в заброшенном дворце Саддама Хусейна

Спустя 15 лет после падения Саддама его роскошное подношение вавилонскому императору превратилась в призрачную оболочку. Битое стекло и граффити разбросаны по некогда величественным дворцовым залам.

С балкона Фархуд указывает на свою любимую рощу финиковых деревьев. Он рассказывает историю о том, как встретил Саддама в холле. Он обращает внимание на то, как именно были построены южные стены, чтобы сбить с толку захватчиков. Несмотря на все болезненные воспоминания, он любит город с неприкрытой привязанностью. «Я люблю Вавилон и чувствую, что Вавилон похож на моих отца, мать, жену, брата и сестру», - признается мужчина.

Перед ним простирается огромный лабиринт, на стенах которого выгравировано имя правителя, однажды бросившего тень на эту землю - человека, способного превратить дом Фархуда в величественный дворец. Он до сих пор любит это место. Его история - горькое напоминание о том, что ничто, созданное людьми, не может длиться вечно.

Islam-Today

Реклама
Социальные комментарии Cackle