Реклама

Авиаудар по Сирии: Корбин против Мэй

540

Авиаудар по Сирии: Корбин против Мэй

Авиаудар по Сирии: Корбин против Мэй

Член парламента Великобритании, лидер одной из ведущих политических партий страны лейборист Джереми Корбин выступил против участия Лондона в бомбардировке Сирии. Корбин выступает от имени большинства британцев, выражая их неприятие войны. До сих пор министры всячески избегали конфронтации с этим опытным и очень принципиальным партийным лидером. Поэтому, когда Корбин вышел в эфир, чтобы изложить свою антивоенную позицию в конце прошлой недели, не последовало какой-либо реакции от премьер-министра Терезы Мэй.

Однако отныне она больше не может уходить от вопросов, задаваемых Корбином. Сегодня Мэй отправится в парламент, чтобы сделать заявление о событиях вокруг Сирии. Это даст лидеру лейбористов возможность задать ей неудобные вопросы. И ей некуда будет деться.

Первый вопрос Корбина прост: Почему не посоветовались с парламентом?

Вопрос для британской политической системы очень важный. Уже был прецедент, с участием Лондона в уничтожении Ирака. Тогда министр Робин Кук даже ушел в отставку из кабинета Тони Блэра перед вторжением в Ирак. Вскоре он умер. На его могиле написано: «Возможно, мне не удалось остановить войну, но я обеспечил право парламента принять решение о войне». Увы, но Мэй не стала советоваться с парламентом, чем оскорбила память Робина Кука. Теперь она должна объяснить, почему.

Еще более важный вопрос Корбина касается того, почему Мэй проигнорировала другие очень мрачные уроки Ирака, изложенные в докладе сэра Джона Чилкота почти два года назад. Сэр Джон потратил миллионы фунтов и большую часть десятилетия, делая свои выводы, которые были полностью проигнорированы Мэй. Первый из них касается инспекторов по вооружениям. Чилкот доказал, что Блэр и Джордж Буш ошиблись, вторгшись в Ирак до того, как инспекторы закончили поиски предполагаемого оружия массового уничтожения Саддама.

И вот, Мэй и Трамп наступают на те же грабли, повторив именно эту ошибку в ночь на прошлую субботу. Инспекторы организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) фактически находились в Дамаске и готовились отправиться в район предполагаемых химических нападений. Однако британские и американские СМИ фактически проигнорировали эту важную миссию ОЗХО, сфокусировавшись на обвинениях в адрес России, которая якобы блокирует расследование. Но это не так.

Поэтому Корбин будет настаивать на том, чтобы полномочия инспекторов ОЗХО были расширены. Он должен предложить им посетить объекты, которые подверглись бомбардировке. Затем они смогут подтвердить или опровергнуть, что Великобритания, Франция и Америка действительно бомбили заводы химического оружия, как утверждалось. Например, они смогут прийти к суждению относительно утверждений президента Башара Асада о том, что исследовательское учреждение, нацеленное на бомбардировщики, на самом деле было инженерным факультетом.

И, самое главное, Корбин должен сосредоточиться на проблеме законности нападения на Сирию. Некоторые наблюдатели говорят, что Великобритания и Соединенные Штаты начали новую агрессивную войну, как мы это делали 15 лет назад с Ираком. Мэй же вынесла юридическое заключение, утверждающее законность войны. Однако в этом решении есть вопиющие провалы, которые, будем надеяться, Корбин разоблачит.

Бывший посол Великобритании Крейг Мюррей уже обращал внимание на то, что в правовом аргументе британского правительства «нет авторитета. Он не цитирует устав ООН, какую-либо резолюцию Совета Безопасности или какой-либо международный договор, который оправдывает эти действия». И Корбин должен спросить, почему это так.

На данный момент премьер-министр изложила «три условия, которые необходимо было наблюдать, чтобы совершить нападение». К ним относятся: чрезвычайный гуманитарный кризис; отсутствие реальной альтернативы применению силы; применение силы должно быть необходимым и соразмерным.

Давайте, предположим, что Мэй права: что суверенное государство может начать войну по гуманитарным соображениям в этих особых обстоятельствах против другого суверенного государства. В таком случае эта доктрина сразу же вызывает ряд вопросов, первый из которых касается продолжающейся трагедии в Мьянме. Все мы помним, как осенью прошлого года правительство Мьянмы развернуло кампанию по искоренению мусульман Рохинджа. По меньшей мере 10 000 человек были убиты, бесчисленное множество женщин подверглись жестокому изнасилованию и сотни тысяч были изгнаны из своих домов в ходе спонсируемой государством кампании убийств, которую некоторые авторитетные власти назвали геноцидом.

На протяжении всего этого периода Великобритания была покровителем Мьянмы в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций. Однако, новая доктрина гуманитарного вмешательства от Терезы Мэй, несомненно, давала Британии право вторгнуться в Мьянму. Но Мэй не пошла на это.

То же самое относится и к ситуации в Йемене, где бомбардировочная кампания коалиции во главе с Саудовской Аравией в значительной степени ответственна за тяжелую гуманитарную катастрофу, от которой, по оценкам Организации Объединенных Наций, пострадало около 20 миллионов человек.

Но и в этом случае англичане являются до странности апатичными членами Организации Объединенных Наций. Более того, Лондон использовал максимум своего влияния, чтобы предотвратить независимое расследование военных преступлений Саудовской Аравии.

Итак, каков же реальный мотив Британии в бомбардировке Дамаска в выходные? Откуда взялся внезапный энтузиазм в отношении «гуманитарной» военной интервенции против суверенного государства? Это важные вопросы. Будем надеяться, что сегодня на заседании парламента Джереми Корбин задаст их.

Айдар Хайрутдинов 

Социальные комментарии Cackle
Home