Аятолла Хомейни подвергся санкциям

422

«…активы аятоллы Хомейни и его офиса не будут знать пощады от санкций»

«…активы аятоллы Хомейни и его офиса не будут знать пощады от санкций»

Президент США учудил, однако, очередной ляп в традиционном для американских первых лиц стиле президента Буша: «А как правильно произносится: Ирак или Иран?»

Теперь иранцы потешаются над Дональдом Трампом за включение в список антииранских санкций первого верховного лидера Ирана, имама Хомейни (1902-1989), умершего 30 лет тому назад.

Казалось бы, новый набор введенных США экономических ограничений против Ирана не должен был быть предметом смеха для страны, ослабленной экономическими санкциями. Не до смеха, казалось бы, населению страны, которая объявлена одним из главных зол на планете. Однако решение Белого дома нацелить санкции против давно умершего основателя Исламской Республики Иран вызвало шутки и смех в социальных сетях.

В видеоролике, размещенном Белым домом, Трамп объявляет, что «…активы аятоллы Хомейни и его офиса не будут знать пощады от санкций». И это при том, что аятолла Рухолла Хомейни отошел в мир иной в 1989 году, и что он, если бы имел капитал, то не хранил бы его в западных, и уж тем более - в американских банках.

Один иранский пользователь Twitter написал: «Трамп подверг санкциям имама Хомейни, и, возможно, в следующий раз он подвергнет санкциям пророка Сулеймана вместо генерала Солеймани», подразумевая видного иранского военного, генерал-лейтенанта Касема Сулеймани, командующего спецподразделением «эль-Кудс» в составе Корпуса стражей Исламской революции.

Действительно, многие иранцы интерпретировали речь Трампа как отражение отсутствия базовых знаний, которые формируют внешнюю политику нынешней администрации США в отношении региона. Однако другие утверждают, что включение Хомейни в санкции не было ни ошибкой, ни оплошностью. В заявлении Трампа, охватывающем своими санкциями умерших людей, они усматривают расширение экономического контекста антииранских выпадов, а также очередную попытку расшатать ситуацию в стране изнутри.

Так, критики действующего президента Ирана Хасана Роухани воспользовались этой возможностью для того, чтобы осудить его за проведение переговоров, в результате которых в 2015 году была заключена т.н. «Ядерная сделка». Центральной мишенью для критики стал министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф. В частности, критики констатируют, что, хотя он и осудил бывшего президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, чтобы угодить США, это не спасло его от попадания в список американских санкций, в котором, между прочим, нет имени Ахмадинежада.

Усиливая давление на Роухани, иранские консерваторы потребовали, чтобы после одностороннего выхода США из ядерной сделки 2015 года, президент Роухани не присоединялся к каким-либо международным соглашениям, особенно к Межправительственной целевой группе по финансовым действиям (МЦГФ).

По мнению оппозиции, выступающей с трибуны газеты «Kayhan daily» Межправительственная группа нацелена на отмывание денег и финансирование терроризма среди своих государств-членов, и что МЦГФ обрекает Иран на дальнейшее пребывание под давлением США и финансовые издевательства со стороны международного банковского сообщества.

В целом, пока, как говорится, суд да дело удерживают внимание мировой общественности вокруг Ирана с его гипотетическим ядерным арсеналом, Стокгольмский международный институт исследований проблем мира опубликовал доклад, согласно которому в распоряжении Израиля уже имеется от 80 до 90 ядерных боеголовок. Это, не считая десятков американских военных баз, рассредоточенных в сопредельных с Ираном странах Ближнего Востока и Центральной Азии.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle
Home