Реклама
Общество

Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин

9428

Ислам является самой быстрорастущей религией в Британии. Около 5000 британцев принимают ислам каждый год, при том большинство новообращенных являются женщинами. Далее приведены высказывания новообращенных мусульманок.

 Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин

Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин

Иони Салливан, представитель местной власти, 37, Восточный Сассекс

Я замужем за мусульманином, и у меня двое детей. Мы живем в Льюисе, где я являюсь единственной женщиной в хиджабе.

Я родилась и выросла в семье со средним достатком, мои родители были атеистами, мой отец был профессором, мама - учителем. После окончания ​​магистратуры в Кембридже в 2000 году я работала в Египте, Иордании, Палестине и Израиле. В то время я придерживалась довольно стереотипных взглядов на Ислам, но была впечатлена силой, которую народ черпает из своей веры. Их жизнь была никчемна, но почти все, кого я встречала, относились к своему существованию со спокойствием и терпимость, в отличие от мира, к которому я привыкла. 

В 2001 году я влюбилась и вышла замуж за иорданца. Он не был практикующим мусульманином. Поначалу мы придерживались западного образа жизни, посещая  бары и клубы, но в этот период я начала брать курсы арабского и взяла в руки английский перевод Корана. Я осознала, что читаю книгу, которая утверждает, что доказательство существования Бога есть в бесконечной красоте и балансе его творений. Тогда я начала интересоваться другими исламскими практиками, которые раньше рассматривала как суровые: пост, обязательная благотворительность, идея скромности. Я перестала видеть в них ограничения на личную свободу и поняла, что при помощи них можно достичь самообладания.  

В сердце я начала считать себя мусульманкой, но не чувствовала, что надо заявлять об этом во всеуслышание.  Часть меня пыталась избежать конфликта со своей семьей и друзьями. В конце концов, это хиджаб стал моим ключом к исламу, я начала чувствовать, что предам себя, если не буду носить хиджаб. Это вызвало много разговоров за моей спиной: люди спрашивали шепотом, не болею ли я раком.Но я приятно удивилась тому, насколько это оказалось  незначительным в важных для меня отношениях. 

Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин

Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин


Анита Наййар, социальный психолог и активистка гендерного равенства, 31, Лондон 

Будучи англо-индуской и имея индийскую бабушку и индийского дедушку, которые пережили отделение Индии и Пакистана, я видела, как семья была расстреляна мусульманской бандой, и была воспитана с довольно смутным представлением о мусульманах. 

Я была очень религиозной христианкой, посещающей церковь, и хотела стать священником. В 16 лет я выбрала светский колледж, где подружилась с мусульманами. Я была потрясена тем, что они были обычными, и полюбила их. Когда я начала изучать ислам, я поняла, что эта религия не слишком отличается от христианства. На самом деле, казалось, что в ней больше смысла. Прошло полтора года, прежде чем стала мусульманкой в 2000 году, в возрасте 18 лет. Моя мать была разочарована, а мой отец спокойно принимал это. Другие члены моей семьи почувствовали себя обманутыми. 

Я начала носить платок. Но люди ожидали определенного поведения от женщины в платке, и я начала подумывать, что делаю это для Бога или играю роль «благочестивой женщины». В конце концов, не-ношение платка сделало мою веру невидимой и позволило вернуться к моим личным отношениям с Богом.

Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин

Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин


Доктор Энни (Амина) Коксон, врач-консультант и невропатолог, 72, Лондон 

Я англичанка и была воспитана в США и Египте, до приезда в школу-интернат в Великобритании в шесть лет, затем получила медицинское образование в Лондоне и США. Я был замужем два раза, у меня было три приемных ребенка и пять внуков. 

Я приняла ислам 21 год назад. Это было результатом долгих поисков более духовной альтернативе католицизма. Изначально я не рассматривала Ислам из-за негативного имиджа в средствах массовой информации. Процесс преобразования был постепенным,  и, в конечном счете, я руководствовалась примером матери текущего Султан Омана - одного из моих пациентов - и серией снов. 

Моя семья изначально была удивлена, но приняла мое обращение. После событий 11 сентября, однако, мои отношения с моей сестрой резко изменились, и больше мне не были рады в ее доме. У меня есть друзья, для которых мое принятие ислама явилось общепринятым чудачеством, но некоторых друзей я потеряла из-за этого. 

Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин

Теперь я мусульманка: истории новообращенных женщин


Кристин Бакер, телеведущая, 47, Лондон

Я выросла в Германии в протестантской, но нерелигиозной семьи, в 1989 году мы переехали в Лондон. Я брала интервью у многих, начиная от Боба Гелдофа до Дэвида Боуи, упорно трудилась, но чего-то мне не хватало. В момент кризиса, я познакомилась с игроком в крикет Имран Ханом. Он дал мне книги по исламу и пригласил меня поехать с ним в Пакистан. Эти поездки открыли новое измерение в моей жизни, осознание духовности. Мусульмане, которых я встречала, глубоко тронули меня своей щедростью, достоинством и готовностью жертвовать для других. Чем больше я читала, тем больше ислам привлекал меня. В итоге в 1995 году я приняла ислам. 

Когда немецкие СМИ узнали об этом, началась негативная кампания и мой контракт был расторгнут. Это был конец моей карьере. Это был шаг к изменению моей работы на телевидении в соответствии с моей вновь обретенным ценностями, и я работала над программой о мусульманской культуре и образе жизни. Я чувствую, что играю роль связующего звена между наследием мусульманского сообщества и общества в целом. 

Большинство мусульман женятся в молодом возрасте, часто с помощью своих семей, но я приняла ислам когда мне было уже 30. 10 лет спустя я была все еще одинока и решила посмотреть сайт знакомств. Там я встретила и влюбилась в мусульманина-телепродюсера из Марокко, который жил в США. У нас было много общего, мы поженились в 2006 году. Мой муж сосредоточился на внутренних ценностях ислама, а не на внешних ограничениях, что подбадривало меня. 

У меня нет сожалений. Напротив, теперь моя жизнь имеет смысл, а пустота в моей душе наполнилась Богом, и это бесценно.

The guardian 

Реклама
Социальные комментарии Cackle
Home