Реклама
Общество

"Приверженцы радикальных точек зрения очень ценят женский ресурс"

4420

Профессор КГЭУ, исламовед и автор серии научных публикаций и ряда книг, посвященных женщинам в исламе Гульнар Балтанова

Профессор КГЭУ, исламовед и автор серии научных публикаций и ряда книг, посвященных женщинам в исламе Гульнар Балтанова

«У мусульман свой путь. Этот путь и право на исповедание религии в полном смысле слова выстрадан предыдущими поколениями мусульман, которые жили в сложных условиях, вынесли жестокие репрессии, гонения, но сумели сохранить свою веру, знания, книги и передали все это нам. Наша задача так же бережно сохранить эту традицию и передать ее следующим поколениям мусульман. Но я полагаю, что наша ответственность заключается также в том, чтобы сделать ислам неотъемлемой частью культуры России, ее духовности, многообразия, колорита, нравственности и процветания…»

С этих слов начинается новая книга Гульнар Балтановой «Настольная книга российской мусульманки», вышедшей в печать в издательстве «Диля» этом году. О том, откуда у нее развился интерес к исламу и состоянию мусульманской уммы в мире и Российской Федерации, с чем связан феномен женского исламизма, как эффективно противостоять деструктивным тенденциям, с нами поделилась профессор Казанского государственного энергетического университета, исламовед и автор серии научных публикаций и ряда книг, посвященных женщинам в исламе.

«Все мои предки были муллами и му`аллимами, образованными людьми. Но это поколение ушло и унесло с собой высокую культуру и знания…»

«С самого детства меня окружали тысячи книг… Я сама начала изучать ислам по книгам. В советские времена это были научные труды по исламоведению, нередко антиисламской или атеистической направленности. Затем, в эпоху перестройки, в изобилии появилась литература ярко выраженного пропагандистского характера, не всегда традиционного для российских мусульман, - пишет автор в предисловии к новой книге.

- Исламоведением я начала заниматься в аспирантуре в 1984 году в МГУ. Тогда в качестве темы научного исследования я выбрала зарубежное исламоведение, исламоведческие школы и центры. Поскольку это был советский период, то мои исследования проходили в русле критического исламоведения. Также в поле зрения была и социально-политическая проблематика стран мусульманского мира: конфликты, столкновения, политические столкновения, которые там происходили. Докторская диссертация, которую я защитила десять лет спустя, была посвящена  тем исламоведческим школам, которые изучали нашу страну, тогда еще СССР, Это были, конечно, критические подходы со стороны зарубежных исследователей к изучению положения ислама в Союзе и его перспективы. По мнению этих исламоведов и политологов, именно мусульманская часть СССР («мягкое мусульманское подбрюшье») станет причиной раскола нашей страны. Это именно тот круг вопросов, которыми я занималась. А в 2000-ом году ко мне обратились из Института по правам человека, расположенного в Москве, и попросили подготовить доклад на тему «Права человека в исламе». Стоит отметить, что эта тема, к сожалению, мало исследована, а на всю страну у нас есть один специалист, и в мире их также крайне мало. Права женщины в исламе – тема также малоисследованная. Если на Западе существует единая декларация прав человека, то в исламском мире есть несколько деклараций прав человека. Разработана декларация прав мусульманской женщины.  Таким образом, постепенно я пришла к теме роли и положения женщины в исламе. Ведь действительно, эта проблема есть, она вызывает много вопросов и ложных толкований.

«Как взрослой женщине стать мусульманкой по книге?»

Если сравнивать различные религии, то лишь в исламе отдельно рассматривается и решается комплекс прав женщин: экономических, финансовых, политических, юридических, семейных, социальный – весь комплекс этих прав рассматривается в Коране и Сунне. Еще в 90-ых годах ушедшего столетия под руководством профессора, исламоведа был создан и проработал некоторое время образовательный центр по исламу, о котором немало писали. Среди учеников можно было увидеть не только женщин разных возрастов, но и разных национальностей.

- Это очень обширная тема и, безусловно, интересная и мало исследования, особенно с позиции женщины. Если эта тема и поднималась, то лишь с позиции ученых мужчин, как мусульманских, так и немусульманских.

Первая книга, посвященная женщине в исламе, у Гульнар Балтановой вышла в Москве в 2005 году и называлась «Мусульманка».

- Уже тогда начали зарождаться те события, которые мы имеем на сегодняшний день: в женских исламских движениях и организациях стали появляться разные виды и направления, в том числе экстремистские, радикальные, террористические, демократические, либерально-демократические, феминистские – настолько разнообразным и внутренне противоречивым стал комплекс «женский ислам».

Это огромное поле для исследования. Однако в чем заключается особенность подхода нашей собеседницы? Об этом она говорит и в своих книгах: это исследования, проводимые женщиной, которая сама принадлежит к исламской традиции. Таких работ на сегодняшний день можно пересчитать по пальцам. К примеру, если взять публикации, посвященные женскому терроризму, то, как правило, эти материалы принадлежат западным экспертам, в том числе женщинам, которые рассматривают исламские женские движения с позиции политических интересов стран Запада, западной культуры, ценностей.

Если говорить о ситуации в Российской Федерации и в Республике Татарстан в частности, то в целом комплексе женских прав нужно рассматривать отдельные аспекты, чтобы понять, в чем наша специфика. Право на вероисповедание есть, его никто не отменяет, то есть свобода совести гарантирована. Право женщины ходить в мечеть, обучаться исламу и заниматься религиозным воспитанием в кругу своих единоверцев никто не запрещал. Право свободно высказывать свои взгляды и публиковаться – тоже никто не отнимает. К примеру, возьмем семью – здесь комплекс прав реализуется. Если это мусульманская семья, заключенная по шариату, то нет никаких ограничений, чтобы женщина могла реализовать все свои права (право требовать достойного обеспечения, воспитывать детей в духе ислама, право работать и самой распоряжаться своим заработком). Но мы должны помнить, что наша страна светская, религия отделена от государства. Соответственно, очень многие сферы, где ислам в мусульманских странах доминирует, у нас секуляризованы. Сфера права, внешняя политика – эти сферы практически выведены из-под влияния ислама. Образование у нас светское. Поэтому в этих сферах права реализовать можно с трудом. К примеру, возьмем экономическую сферу –до сих пор положительно не решен вопрос исламских банков (причем на обыкновенные банки в исламе действует запрет). Вопрос вакуфного имущества также до сих пор не урегулирован.

Безусловно, в каждом светском государстве возникает определенный ряд вопросов, связанных с возможностью соблюдать религиозные предписания. Однако наиболее остро на сегодняшний день стоит вопрос хиджаба, особенно в образовательных учреждениях. Впервые эта проблема возникла в Бельгии, потом во Франции уже был доведен до конца (запреты на ношение хиджаба в школах, государственных учреждениях).

Переход от советского атеизма к открытости исповедования своей религии

- Демократизация отношений религии и государства была несомненным завоеванием перестройки. Это реформа не просто была проведена, ее довели до логического завершения. Ведь что было в годы Советского союза – годы атеизма, дискриминация верующих и полный вывод религии из всех сфер общественной жизни, кроме семейной. Той эйфории 90-ых годов, когда была полная свобода и доступ ко всем религиям и различным сектам и культам, сейчас нет, она прошла. Могу сказать, если в СССР официальная цифра верующих колебалась в пределах 10% 30%, то на сегодняшний день революционных изменений не произошло. Процент верующих мусульман вырос, но не так, как предполагалось. Другое дело, что, изменилось само отношение к религии, изменилось количество принимающих участие в культовых мероприятиях. Но я веду речь именно о мусульманах, знающих Коран, Сунну, шариат, соблюдающих все арканы – столпы ислама. В этом плане особого изменения не произошло.

Безусловно, увеличилось во много раз количество зарегистрированных мусульманских общин, число мечетей. Но вот уровень их реального влияния на широкое население, по мнению Гульнар Балтановой, невысок. 

- Это связано с тем, что у нас отсутствует настоящая система мусульманского образования. Те медресе, которые есть, работают на круг избранных, то есть воспроизводит сами себя. На студенческую молодежь духовно-нравственного влияния практически нет. А если ребенок не из мусульманской семьи, то ему негде получить знания об исламе, понять хотя бы его азы. В этом отношении в Советском союзе был курс научного атеизма, в рамках которого рассказывалось об истории религии, ее вероучении, культах, особенностях. Таким образом, у студентов была необходимая база знаний. На сегодняшний день таких дисциплин нет, несмотря на продолжающийся спор о введении курса «История религий». Мало квалифицированных  преподавателей. Действующий в нашей республике Российский исламский институт, строящаяся Болгарская исламская академия – это первые шаги в нужном направлении. Ведь сначала нужно подготовить учителей, которые смогли бы далее работать с широким населением, чтобы сформировать правильные, адекватные знания о мусульманской религии, в первую очередь ее духовно-нравственной стороне.

Достаточно вспомнить 90-ые, когда на территорию России ринулось неимоверное количество проповедников сект различного толка, политических организаций, что смогли вовремя прекратить.

- Мы должны стремиться сохранить традиции своего, традиционного, суннитского ислама, который исповедовали на протяжении веков наши предки. Именно такие учителя нам и нужны, которые смогут работать и в школах в рамках факультативов, и в образовательных центрах, где будут даваться объективные знания всем желающим о традициях, ценностях ислама, об исламской культуре, науке, философии. И здесь не столь принципиально, чтобы ту или иную религию преподавал именно ее носитель. Он должен быть, в первую очередь, хорошо подготовленным специалистом, знать материал. К сожалению, на сегодняшний день у нас не готовят специалистов-религиоведов.

Женский радикализм: куда идти и что делать?

Проблема религиозного экстремизма и терроризма существует многие десятилетия, однако в последние годы она приобрела особую остроту, поскольку конфликты с участием женщин идут по всему мусульманскому миру. В том числе возросло количество вовлеченных в деструктивные организации среди женской половины человечества. Это связано в первую очередь с целенаправленной деятельностью радикалистов. С другой стороны, бездуховность, снижение ценности человеческой жизни, социальная изолированность и отчужденность – все это подталкивает женщину в распахнутые руки вербовщиков. Ощущение потери жизненных перспектив, целей вкупе с высокой агрессией, поиск сильных ощущений – все это играет лишь на руку террористическим организациям.

- Мы должны понимать, что мечеть – это не место для получения образования, это место, где молятся. Другое дело, что ранее у татар и других мусульманских народах была разработана и хорошо действовала система женского образования, которой руководили абыстай (образованные женщины, жены мулл, казыев, которые учили и воспитывали девочек и женщин). На сегодняшний день таких женщин очень мало. Это связано с тем, что в годы репрессий и жены, и дети, и ученики были репрессированы, была сознательно разрушена система исламского образования. Этот кластер был полностью выбит, а восстановить это все не так просто. Те, кто сохранил знания, просто боялись их передать, боялись репрессий.

Женский радикализм, который активизируется во всем мире – это явление, сформированное в силу двух причин. Первое – это недовольство обществом, кризисом во всех его сферах, нравственной деградацией. С другой стороны, это пропаганда радикалистов.

- Приверженцы радикальных точек зрения очень ценят женский ресурс. В свое время женщин категорически не принимали в террористические организации, самым лучшим видом деятельности для женщины считалась семья. Изменилась ситуация, начиная с палестинских смертниц, с этого времени мусульманки стали очень важным ресурсом. Здесь и хиджаб, и меньший контроль женщин, и непривычности к тому, что женщина может выступать в радикальных организациях в роли терористки-смертницы. Нельзя обойти стороной и тот момент, что на Западе среди студенток стало возникать своеобразное протестное движение против западных стандартов жизни: вседозволенности, торговли женским телом, коррупции, свободной любви, наркомании. Мусульманки и немусульманки стали искать альтернативу в исламе. В исламе семейные ценности, связь поколений, вопросы воспитания детей, устойчивость института семьи не меняются на протяжении веков.

Если говорить о России, то здесь также присутствуют протестные настроения, которые всегда нарастают в годы кризиса. Вдобавок к этому усилилась пропаганда террористических организаций на РФ – население огромное, ресурсы неисчерпаемые. В студенческой среде к тому же велика вероятность попадания под влияние специально подготовленных проповедников, работающих на население России с целью распространения своей сети. Здесь мы должны противопоставить наш традиционный, находящийся в нашей крови, суннитский, умеренный ислам.

- Женщина должна помнить, что в вопросах веры каждый отвечает сам за себя. И если она видит, что муж заблуждается, высказывает нетрадиционные экстремистские идеи, то женщина не должна следовать за ним, а отвечать за свою веру.

На сегодняшний день создаются кризисные центры, которые призваны помогать населению в таких случаях.

- Ситуация в жизни мусульманской уммы постоянно меняется, не говоря о женском вопросе, появляются совершенно новые феномены, которых еще не было в начале XX века: женский джихад, женский терроризм не были так распространены, чтобы говорить о них как о массовом явлении. Все это требует изучения и вызывает научный, исследовательский и чисто человеческий интерес.

Ильмира Гафиятуллина, Казань

CarPrice
Билайн
Социальные комментарии Cackle
myToys
Home