Реклама
  • Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

"Быть теологом - значит не смотреть на религию со стороны, а быть ее представителем "

2459

То, как сложится дальнейшая судьба человека, напрямую зависит от того, какое образование он получит. И здесь нельзя ограничиваться только родительским воспитанием в семье. Крайне важно уделять внимание и получению среднего, профессионального и высшего образования. Однако в суматошной гонке за желанной корочкой не стоит забывать и о воспитании духовном, о нравственной составляющей. О том, насколько важно получить достоверные знания относительно религии и каким было, есть и будет исламское образование в Татарстане, рассказал Рафик Мухаметшин, проректор Российского Исламского института.

В стенах Института международных отношений, истории и востоковедения К(П)ФУ стартовал лекторий Islamica, организованный Ресурсным центром по развитию исламского и исламоведческого образования. В рамках одной из лекций ректор РИИ Рафик Мухаметшин рассказал о становлении классического исламского образования, о том, какие изменения его коснулись и с какими проблемами религиозные образовательные учреждения столкнулись сегодня.

- Говоря о современном исламской образовании на территории нынешнего Татарстана, мы не можем не вспомнить бухарский тип системы образования и то, какое влияние в целом Узбекистан оказал на религиозное образование у татар, - отметил лектор.

В XV-XVI веках Узбекистан был одним из крупнейших центров исламской мысли. Сюда приезжали набираться мудрости даже из Аравии. Изучали Коран и его толкования в специальных учебных заведениях - медресе, но можно было делать это самостоятельно под руководством ученого муллы. Такой порядок сохранялся вплоть до прихода советской власти, когда осталось действовать одно медресе. На сегодняшний день преподавание религиозных дисциплин разрешено только в государственных учебных заведениях.

В 1946 г. в Бухаре открылось медресе «Мир-Араб», которое дает среднее богословское образование. Срок обучения – четыре года. В советское время сюда принимали учеников со всего Союза. Отбор кандидатов происходил в республиках. Долгое время это медресе было уникальным в своем роде учебным заведением в СССР.

Однако не все было так безоблачно. В ходе беседы Рафик Мухаметшин отметил и негативные стороны бухарской системы образования. О влиянии среднеазиатской школы религиозного образования на мусульман Поволжья писали и Дж.Валиди  «Очерк истории образованности и литературы татар», Я.Д.Коблов «Конфессиональные школы казанских татар».

Нельзя отрицать, что бухарская или же кадимистская система образования исторически оказала огромное влияние на систему религиозного образования татар. Однако на этом взаимопроникновение двух государств не остановилось: были очень сильны культурные связи, в частности большое влияние на татар оказывала среднеазиатская традиция суфизма, которая в некоторых случаях  дополняла систему религиозного образования.

- Если говорить о традициях суфизма, то они связывали татар также с Республикой Дагестан, - добавил Рафик Мухаметшин.
Но ситуация кардинально изменилась с приходом Советской власти, когда все религиозные образовательные учреждения были подвержены сносу и полнейшему запрету. Таким образом, параллельно с уменьшением количества населения были уничтожены целые системы образования.

- Но давайте поговорим о традициях конфессионального образования татар. Здесь в первую очередь стоит рассказать о зародившемся на рубеже XIX-XX веков движении джадидизма, родоначальником которого стал татарский народ. Это особое исламское образование. Именно татары его и начали. Это было ответом на потребность, необходимость реализовать себя вне мусульманской уммы. Однако и эта система имеет свои минусы: она дает знания, но не дает профессии. Это половинчатая, не до конца разработанная и не устоявшаяся система образования.

Сравнивая академистов и джадидистов, стоит отметить, что первым было проще, тогда как джадидисты вставали перед вопросом, где работать.

- Безусловно, у нас неплохой уровень классического исламского образования, но где и как его применять? Помимо работы имамом в мечети. Раньше, собственно говоря, как и сейчас, получив религиозное образование, выпускники выполняли самые тяжелые черновые работы, так как у них не было полноценного светского образования. В Казанский университет тогда боялись поступать из-за того, что там необходимо было изучать и сдавать Божьи законы, различные предметы, связанные с христианством.

Что же есть у нас сейчас? Это и Российский исламский институт, и 9 медресе по всему Татарстану, и тот же Казанский университет, на базе которого было создано новое направление – теология.

- Это внутриконфессиональная профессия. Насколько можно быть исламским теологом, будучи приверженцем иной религиозной школы, я не знаю. Нельзя смотреть на религию со стороны, нужно быть ее представителем. Невозможно до конца понять определенную конфессию, не будучи ее последователем. Все знания останутся на уровне методической и учебной литературы, но в сердце ничего не будет, студент так и не поймет определенные постулаты, - рассуждает Рафик Мухаметшин. – Однако стоит оценить этот компромисс между государством и конфессиями. Здесь крайне важно продумать, как можно гармонично выстроить отношения. Насколько вообще справедливо реализовывать в светском вузе факультет теологии. Безусловно, нельзя забывать, что религия отделена от государства, но конфессиональная политика должна быть все равно.

Именно поэтому и было принято решение создать Болгарскую исламскую академию, единственное образовательное учреждение во всей России, где можно будет получить магистерское и докторское религиозное образование. Таким образом, не будет происходить утечка ценных кадров за границу, где в головы молодым студентам могут заложить негативные мысли, и будет изучаться татарское богословское наследие.

- На сегодняшний день у нас только вырисовывается концептуальное видение. Однако переоценить столь широкие перспективы академии тяжело. Планируется, что в рамках академии будут реализовываться магистерские и докторские программы. Интеллектуальные возможности у нас в этом плане есть. Мы должны понять, как можно совместить исламоведение и теологию, как исламовед может оказать влияние на свою умму. Болгарская исламская академия – там будет воспитываться элита, авторитет, свои для уммы.

На примере Российского исламского института можно четко проследить путь развития религиозного образования на территории Татарстана. Сейчас уже разработаны отдельные образовательные стандарты, но вопрос компетенции остается открытым: нужно ли иметь идеальные знания арабского языка имаму в деревенской мечети? Отдельно встает вопрос относительно качества учебников, знания классического богословского наследия.

- Должна оставаться возможность критического мышления, - уверен ректор РИИ. – К сожалению, в нашем понимании адаптировать определенные книги для современного читателя – это вырезать, оставить лишь красивые места. Это неправильно, но и давать все в первоначальном виде тоже нельзя. Здесь нужно искать компромисс. Нужно использовать современную методологию в нашей системе религиозного образования. К тому же нужно уделить отдельное внимание проблеме соблюдения традиций мазхабов. Пусть рядовой мусульманин реализует себя согласно ему угодному мазхабу, но вот имам, как лицо публичное, должен придерживаться все-таки официальных мазхабных традиций, свойственных для этой местности, для этого народа.

Следующая лекция в рамках лектория состоится уже в этот четверг, 14 июля. Темой встречи станет «Феминистский дискурс в исламе: от Айшы до Амины Вадуд».

Ильмира Гафиятуллина, Казань

Комментарии для сайта Cackle
Яндекс.Метрика