Реклама
В мире / Ближний восток

Египетская национальная гордость против саудовских предубеждений

2685

Египетская национальная гордость против саудовских предубеждений

Высший административный суд Египта признал нелегитимным подписанное в апреле 2016 г. соглашение о передаче Саудовской Аравии островов Тиран и Санафир. Представляется, что это решение еще больше осложнит отношения между КСА и АРЕ. Судьба островов — далеко не единственный повод для взаимного недовольства стран.

Из двух зол

Сам Абдель Фаттах ас-Сиси еще весной 2016 г., казалось бы, расставил все точки над «i». Он публично заявил, что Египет «не отказался от своих прав, а восстановил права других», и все документы подтверждают права КСА на эти острова, которые просто находились под защитой АРЕ. Впрочем, вряд ли Сиси кривит душой. Со слов египетских дипломатов, вопрос о принадлежности Тирана и Санафира обсуждался с саудовцами еще с 1985 г., и к 2010 г. решение об их возвращении под суверенитет КСА было принято, но воплотить его в жизнь помешали революция и свержение Хосни Мубарака.

Массовое общественное недовольство стало неожиданностью для властей. По мнению оппозиции, КСА пользуется тем, что Египет находится в трудном положении. Сиси оказался в непростой ситуации, поскольку против него выступила не только оппозиция, но и часть сторонников. Против передачи островов высказались лидеры влиятельных парламентских фракций и даже бывшие высокопоставленные военные.

Даже в пропрезидентских структурах далеко не все готовы безропотно принять решение о передаче островов. Среди сторонников Сиси много убежденных националистов. Некоторые законодатели публично призывают коллег отправиться на спорные острова и водрузить там египетский флаг. С внутриполитической точки зрения египетский президент оказался в ситуации, когда ему надо выбирать из двух зол. Он вполне может продавить возвращение островов через парламент, однако тогда он поставит под сомнение свой имидж патриота и лидера, способного вернуть былое величие Египта. За такое попрание национальной гордости можно легко поплатиться. Достаточно вспомнить о незавидной судьбе Анвара Садата, подписавшего мирный договор с Израилем. Если же Сиси позволит парламенту аннулировать принятое им решение, то тогда он продемонстрирует слабость, прежде всего перед лицом оппозиции, которая идет в авангарде островных протестов.

После того как суд дважды признал решение о возвращении островов незаконным, вопрос поступит на рассмотрение парламента, который, по всеобщему убеждению, подконтролен президенту. Тем не менее в такой ситуации при принятии окончательного решения, скорее всего, будет велика роль внешнеполитических соображений.

Дело не только в островах

Если еще менее года назад (во время исторического визита короля Салмана в Каир) казалось, что в отношениях КСА и АРЕ царит идиллия, что восстановлена затрещавшая с уходом Х. Мубарака ось Эр-Рияд – Каир. Египтяне, правда, не стали ввязываться в йеменский конфликт на стороне саудовцев, но хотя бы постарались обставить все предельно дипломатично. Однако на фоне страстей вокруг Тирана и Санафира быстро выяснилось, что судьба островов — далеко не единственный повод для разногласий и взаимного недовольства.

Наиболее серьезным раздражителем оказался сирийский вопрос, по которому позиции различаются крайне сильно. Эр-Рияд по-прежнему упорно добивается смены власти в Сирии, а Сиси выступает за сохранение существующих государственных институтов и даже оказывает помощь режиму Б. Асада. Более того, в октябре 2016 г. Египет поддержал в СБ ООН российский проект резолюции по Сирии, что вызвало резкое недовольство представителя КСА, который сказал тогда, что даже некоторые неарабские страны (в частности, Сенегал) лучше понимают арабские интересы, чем Каир.

Египет также обвиняют в том, что он сотрудничает с врагами КСА и саботирует саудовскую политику в регионе. Каир, например, высказался против создания саудовской базы в Джибути. Сиси упрекают за контакты с бывшим президентом Йемена Али Абдаллой Салехом (и его союзниками — хуситами), а также за установление дипломатических контактов ливанским движением «Хезболла». То есть фактически речь идет о сотрудничестве с шиитами.

Главным афронтом, с точки зрения Эр-Рияда, является прямое заигрывание с Ираном. Просаудовские комментаторы называют политику АРЕ на иранском направлении ни много ни мало «предательством». Каир обвиняют в попытках договориться с Тегераном о льготных поставках нефти (взамен прекращенных саудовских). Поводом для критики также стала состоявшаяся на полях Генассамблеи ООН встреча главы МИД АРЕ Самеха Шукри с его иранским коллегой Джавадом Зарифом.

Часть саудовского истеблишмента считает, что Каир просто шантажирует Эр-Рияд, надеясь получить новые кредиты и уступки в обмен на возвращение в суннитский лагерь. Ситуация осложняется разницей в приоритетах. Для АРЕ сейчас важнее разобраться с проблемами на Синае и стабилизировать соседнюю Ливию, а в КСА не могут думать ни о чем, кроме иранской угрозы.

Безальтернативное партнерство

Вернемся все же к вопросу об островах. Сиси, разумеется, может проигнорировать общественное мнение и вернуть их, что поможет восстановить отношения с КСА и решить хотя бы часть финансовых проблем. Однако на такое развитие событий, похоже, никто уже не рассчитывает.

В КСА не верят в независимость египетских СМИ и судей. Их решения воспринимаются как отражение официальной позиции, поэтому Эр-Рияд подспудно готовится к худшему. Египтяне, судя по всему, тоже, поскольку даже согласились на займ МВФ, несмотря на то, что его условия чреваты не просто социальными протестами, а настоящими голодными бунтами.

Впрочем, все это в краткосрочной перспективе, а в среднесрочной — АРЕ и КСА все равно придется договариваться и проглатывать обиды. В обеих столицах отдают себе отчет в том, что США мало-помалу уходят с Ближнего Востока, а ответственность за поддержание стабильности в регионе ложится на плечи региональных лидеров. В одиночку ни Каир, ни Эр-Рияд с этой задачей не справятся. Египту не хватает финансовых ресурсов, а КСА — людских и военных. Опереться в регионе им не на кого. Есть экономическая зависимость Египта от КСА, где работают около 2 млн египтян, зато саудовцам вряд ли захочется остаться один на один с Ираном и его армией.

Поэтому следует ожидать, что, когда накал страстей немного спадет, стороны найдут некую взаимоприемлемую формулу, которая позволит им сохранить лицо, отодвинув решение вопроса на неопределенный срок. Скажем, острова вернут КСА, когда будет урегулирован арабо-израильский конфликт, и их не нужно будет ни от кого защищать. В конце концов, когда египтяне вновь почувствуют себя лидерами арабского мира, а не бедными родственниками богатых арабов Залива, они вполне могут отдать не очень им нужные острова саудовцам, но как равные равным, а не как должники кредитору.

Николай Сурков
К.полит.н., доцент кафедры востоковедения МГИМО МИД России, эксперт РСМД

Социальные комментарии Cackle
Home