• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Как пресечь смуту

Время чтения: 5 мин
1613

 

Распространение фитны (смуты) – опасное действо, чреватое нарушением устоев религии и благополучной богоугодной жизни. Однако существует нечто, что даже более опасно, нежели смута, поскольку оно способно разрушить существующий порядок вещей и без фитны. Я имею в виду слухи, сплетни и клевету. В качестве примера хочу обратиться к поучительной странице из истории османского государства, в которой подлость нечестивцев, распространявших клевету, разрушилась в лучах благочестия и честности других.

Во времена правления османского султана Сулеймана Великолепного (Кануни) на высоком посту великого визиря некоторое время служил Рустам- паша. Оба эти персонажа известны любителям турецкого исторического сериала «Великолепный век». Однако на фоне киношной жизни этих выдающихся людей прошли жизни тысяч других их современников, оставшихся неизвестными, поскольку сценарий фильма обошел их стороной.

Одним из таких людей был некто Али Эфенди (род. ок. 1534 г.), – племянник главного портного Рустама-паши. Юный Али был привезен в Стамбул из Тирхалы (современная Греция) и воспитывался в семье своего дяди. В 1548 году Рустам-паша отправился в Нахичеванский поход. Когда он достиг окрестностей Анкары, то со всей своей свитой отправился навестить местного старейшину Хусаметтина Эфенди Анкарави, который отвечал за порядок на Байрамийском тракте.

Хусаметтин Эфенди он со всеми почестями принял высоких гостей и в ходе общения познакомился с каждым из тех в свите Рустама-паши, кого еще не знал. В числе таковых был и молодой Али. Когда Хусаметтин Эфенди поинтересовался у Али чем тот занимается, Али ответил, что занимается портняжничеством. Именно тогда Хусаметтин Эфенди и дал Али прозвище Идрис, связав с его именем имя великого пророка, поскольку Идрис считался пиром (покровителем) портных.

Хусаметтин Эфенди принял Али к себе на службу и ввел его в число своих учеников. Благодаря этим переменам в своей жизни Али Эфенди ступил на путь суфизма. Позже Али Эфенди перебрался в Стамбул, где занимался торговлей. По торговым делам он посетил такие города, как Белград, Пловдив, София, Эдирне, Галлиполи. Куда бы его не заносила судьба. Он встречался с местными мусульманскими учеными и суфийскими шейхами, общался с ними, перенимал знания, что позволило ему сильно продвинуться в постижении суфизма. Затем Али Эфенди смог позволить себе совершить хадж, который он, как сообщается, совершил не один раз, благодаря чему хорошо освоился в Хиджазе и даже побывал в Йемене.

Став старше, Али Эфенди отошел от торговли, которой отныне занимались его доверенные лица. Он стал жить в своем доме возле мечети Мехмед-ага, что в стамбульском районе Фатих. В эти годы Али Эфенди получил известность под именем Хаджи Али-бей. Он занимался тем, что рассказывал людям о заповедях и запретах ислама, делился мудростью и знаниями. Кстати, благодаря своим успехам в суфийских практиках, Хаджи Али-бей обладал необычными (сверхъестественными) способностями-караматами, однако скрывал их от посторонних людей, которым он оказывал помощь. Дабы не раскрыть себя, Хаджи Али-бей выдумал себе имя Мюхтефи Идрис, что значит «Сокрытый Идрис». Слухи о чудесах, совершаемых этим таинственным святым, мало-помалу, распространялись по городу.

Некоторые злонамеренные люди стали распространять сплетни о Мюхтефи Идрисе, хотя ничего противозаконного, что нарушало бы законы шариата он не совершал, – только помогал людям. Но злые люди они потому и злые, что, если решат точить на кого-то нож, непременно насочиняют всяких небылиц, дабы очернить неугодного им человека. Поэтому вскоре появились слухи о неверии и заблуждении, в которые впал Мюхтефи Идрис и куда завлекал других мусульман. Дело дошло даже до того, что библиотека османской мусульманской литературы пополнялась критическими трудами, в которых опровергались идеи Мюхтефи Идриса.

В один прекрасный день эти грязные слухи дошли до султана. Правитель приказал провести расследование и наказать нечестивца, если то, что о нем говорилось окажется правдой. Но уполномоченный на проведение расследования переводчик султана шейх Омар Эфенди никак не мог найти человека по имени Мюхтефи Идрис, потому что среди людей он был известен как Хаджи Али-Бей и никто не догадывался, что оба имени принадлежат одному человеку.

Озадаченный Омар Эфенди, который был знаком с Хаджи Али-беем и которого он знал, как умного и праведного человека, решил посоветоваться с ним и пригласил его к себе. Омар Эфенди поведал своему гостю о недоброй молве, что мол в городе появился смутьян по имени Мюхтефи Идрис, который распространяет неверные убеждения, что он уже заставил многих мусульман упасть в яму заблуждения, распространяя свою искушение вместе с толпой бродяг, которых он собрал вокруг себя, и что усилия по пресечению исходящей от него фитны все никак не могут увенчаться успехом, поскольку найти не удается ни самого смутьяна, ни хотя бы того, кто мог бы указать на него. Омар Эфенди рассказал также и об опасениях по поводу того, к чему может привести сия смута. Наконец, Омар Эфенди спросил Хаджи Али-бея: «Уважаемый Али-бей, каково Ваше мнение и мнение по этому вопросу? Как можно избавиться от этой смуты? Есть ли что-нибудь, что Вы знаете об этом, и можете ли Вы помочь?».

Хаджи Али-Бей, спросил Омара Эфенди: «Вы когда-нибудь видели этого человека? Кто-нибудь признался перед вами в том, что то, что Вы говорите - правда? Или дошли ли до вас какие-либо ясные знания о состоянии этого человека?».

Омар Эфенди и те, кто был с ним, на все три вопроса дали отрицательный ответ. Тогда Хаджи Али-бей продолжил: «В таком случае, какова причина такой степени клеветы и возмущения в отношении мусульманина, о котором вы ничего не знаете наверняка? Знайте же, что я и есть тот, о ком вы говорите, и говорите много дурных вещей. Меня зовут Али, мое прозвище – Идрис. Что вы знаете обо мне? Можно ли применить относительно меня те слухи, которыми вы руководствуетесь в своем поиске?».

Увидев, что перед ним находится тот самый «смутьян» Омар Эфенди глубоко раскаялся и пожалел о том, что он сказал. Он сказал: «Я знаю Вас как добродетельного праведного человека, как образец доброты и богобоязненности и благочестия. Я не слышал от Вас ни слова, ни действия, которые соответствовали бы слухам».

Выслушав извинения, Хаджи Али-бей сказал: «Не позволяйте неуместно говорить о тех, о ком вы не знаете наверняка». После этого Омар Эфенди и его помощники, отправились к султану и сообщили ему, что слухи, которые будоражили умы людей, не были подлинными. Так был потушен опасный огонь искушения и клеветы.

Хаджи Али-бей дожил до глубокой старости и покинул этот мир в 1615 году в возрасте восьмидесяти одного года.

Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle