• Фаджр
  • Восход
  • Зухр
  • Аср
  • Магриб
  • Иша

Арабский народ разделяется

Время чтения: 5 мин
1132

Арабский народ разделяется. (Источник фото: yandex.ru)

Арабский народ разделяется. (Источник фото: yandex.ru)

Продолжается осмысление происходящего в арабском мире, подстегнутого недавними демаршами ОАЭ и Бахрейна, который пошли на «нормализацию» отношений с Израилем. Однако, полагаю, не следует воспринимать происходящее как нечто из ряда вон, поскольку существует прецедент более чем сорокалетней давности: арабский мир изменился навсегда, когда в 1979 году в Вашингтоне в рамках Кэмп-Дэвидских соглашений между Египтом и Израилем было заключено первое арабо-израильское мирное соглашение.

Поэтому происходящее в нем сегодня – плод горького дерева, посаженного сорок один год тому назад.

Подготовка к посадке этого дерева началась двумя годами ранее, когда в ноябре 1977 года тогдашний президент Египта Анвар Садат совершил визит в Израиль по приглашению его правительства. Садат даже выступил перед израильским парламентом, что было расценено как признание за еврейским государством право на существование.

Было невозможно поверить, что на такой шаг пошел президент самой сильной в военном отношении арабской страны, которая, при том находилась в состоянии войны с Израилем, начатой в 1973 году (т.н. Четвертая арабо-израильская война). По условиям кемп-дэвидской сделки, Израиль возвратил Египту полуостров Синай, который был оккупирован израильтянами еще в ходе т.н. Шестидневной войны в 1967 году.

Однако даже возвращение Синая не могло служить моральным оправданием заключения мирного соглашения с Израилем. Поступок Садата подрывал существовавшую до этого момента сильную общеарабскую позицию по палестинскому вопросу, согласно которой арабский мир отвергал любую форму нормализации отношений с Израилем до тех пор, пока палестинцам не будут предоставлены их полные законные права. В итоге Садат заплатил своей жизнью за подписание соглашений – в 1981 году он был убит в результате покушения.

Египет в целом тоже заплатил за нарушение тогдашнего общеарабского табу. Страна была бойкотирована большинством арабских стран и лишена существенной финансовой поддержки, которую богатые арабские государства обычно оказывали Каиру. Результаты бойкота сказались на состоянии египетской экономики. Именно из-за сделки с Израилем штаб-квартира Лиги арабских государств, базировавшаяся в Каире, была перемещена в Тунис. ЛАГ заявила, что кэмп-дэвидская сделка нарушила целый ряд арабских соглашений, подписанных Египтом с момента создания лиги в 1945 году. Опасаясь, что это создает прецедент для других государств-членов, организация действовала быстро и решительно. Тогда ЛАГ вела себя иначе, нежели сейчас. Так, на недавнем заседании Лига арабских государств отклонила предложенный Палестиной проект резолюции, осуждающей соглашение между ОАЭ и Израилем.

При этом, Египет был наказан не за заключение мира как такового, но за заключение мира «с колониально-оккупационным государством с практикой, коренящейся в системе апартеида, которая угрожает каждому арабскому государству, отрицая существование целой нации, палестинцев», - пишет М. Фетури1. По мнению аналитика, Каир бойкотировали не только за односторонний шаг, но и за социальные, культурные и стратегические последствия «установления мира» с государством, построенным на захвате земель и полном пренебрежении международным правом. Пример Египта можно было бы охарактеризовать как «мир минус нормализация», поскольку недовольство египтян Израилем и прочные связи с палестинцами сделали нормализацию почти невозможной.

История отношений между Египтом и Израилем дело прошлого. Сейчас важно другое: нынешние соглашения между ОАЭ и Израилем, а также Бахрейном и Израилем, являются логическим продолжением процесса, начавшегося в 1977 году в ходе визита президента Садата в Израиль. Да, этот шаг египетского главы вызвал возмущение и получил однозначно негативную оценку. Однако, протесты прозвучали лишь в ряде арабских стран, таких, как Сирия, Ирак, Алжир, Ливия.

Со стороны правительств этих стран в адрес Садата прозвучали обвинения в предательстве арабского дела и прислужничестве сионизму. Свое неприятие мирной инициативы Садата выразили также и королевские семьи Иордании и Саудовской Аравии, хотя вначале они попытались отсидеться в нейтралитете. Как ни странно, правительства таких арабских стран, как Тунис, Йемен и Сомали не стали осуждать Египет, а что касается Судана, Марокко и Омана, то главы этих государств даже оказали Садату определенную моральную поддержку.

Как видим, раскол в арабском мире назревал давно. Поэтому заключенные в наши дни мирные соглашения с Израилем еще двух арабских стран: ОАЭ и Бахрейна (а также ожидаемые в ближайшее время другие сделки), не нужно рассматривать как нечто экстраординарное. Удивляться нечему. Хотя, если позволите, скорость, с которой были совершены эти грандиозные акты не могут не удивлять. Они произошли быстрее, чем этого могли ожидать или вообразить «самые восторженные сионисты», - пишет обозреватель М. Фетури.

На упомянутом заседании ЛАГ со стороны некоторых государств-членов прозвучали идеи о необходимости официального признания легитимности соглашения о нормализации между ОАЭ и Израилем. В этом свете скандальная сделка создает и нагнетает более опасный прецедент. Уже прозвучали предположения, что последствия соглашения между ОАЭ и Израилем окажут влияние на политическое сознание целого поколения в регионе Персидского залива.

Ни ОАЭ, ни Бахрейн никогда не воевали с Израилем. Иными словами, в массовом сознании населения этих стран нет четко сформированного и поддерживаемого образа Израиля как врага, нет рассказов отцов и дедов о том, как они проливали кровь в боях с израильской армией. У ОАЭ и Бахрейна нет общих с Израилем границ, поэтому они находятся на периферии арабо-израильского конфликта. В отличие от египтян, которые живут бок о бок с Израилем, люди в ОАЭ менее привязаны к палестинскому делу. Коренное население ОАЭ и Бахрейна живут, катаясь как сыр в масле и им неведомы проблемы, с которыми ежеминутно сталкиваются палестинцы, вынужденные выживать в системе апартеида, созданной Израилем. У двух этих стран нет каких-либо серьезных и насущных экономических потребностей или потребностей в области безопасности, которые могла бы удовлетворить сделка их властей с Израилем.

Все перечисленное делает публичное противодействие нормализации отношений с Израилем менее вероятным и, следовательно, менее эффективным. И нельзя забывать о могуществе арабских государств региона Персидского залива и степени их влиятельности в арабском мире. Поэтому примиренческая позиция ОАЭ и Бахрейна, несомненно, будет оказывать свое влияние на настроения в арабском мире в целом. Размывание того, что осталось от так называемого панарабизма, цементирующим фактором которого на протяжении более чем семидесяти лет был арабо-израильский конфликт, происходит в формате схода селевых потоков в горах. Арабский народ разделяется на два лагеря: тех, кто поддерживает палестинцев, и тех, кому до них нет дела.

В итоге это может привести к тому, что любой приверженец палестинского дела в арабском мире будет объявлен вне закона и будет преследоваться как террорист. В свою очередь, налаживаемые на наших глазах связи между арабскими государствами и Израилем, и, в особенности, между их спецслужбами, позволят осуществлять методическую охоту за теми, кто симпатизирует палестинцам, их посадки или даже отстрел. Так и будет поставлена точка в палестинском вопросе, как межарабском феномене.

Айдар Хайрутдинов

Автор: Айдар Хайрутдинов

Социальные комментарии Cackle