Реклама

Евгений Примаков о происхождении ближневосточного терроризма

2598

Корни терроризма - не в Коране!

Корни терроризма - не в Коране!

Наше неспокойное настоящее ознаменовано взрывоподобным распространением т.н. «исламского терроризма». Сразу же оговорюсь, что данное словосочетание я использую лишь как наиболее распространенный в медиа-пространстве. На самом деле у ислама не может быть ничего общего с террором и наоборот. 

То, что громко называется «исламским терроризмом» на самом деле представляет собой лишь одну грань глобальной сатанинской войны против человека, идущей на нашей планете с того момента, когда дьявол поклялся всеми способами сбивать его с правильного пути. Если говорить ближе к реалиям жизни, то такое пугало, как «исламский терроризм» служит делу глобальной дискредитации ислама и мусульман. И мне жаль тех несчастных, которые, считая себя верующими в Аллаха, совершают кровавые преступления. Придет время, когда на Божьем суде сотворенные ими злодеяния сбросят их в пучину ада.

Тем не менее, терроризм существует и собирает кровавый урожай. Откуда же он взялся?

Выдающийся российский дипломат, востоковед, директор СВР ныне покойный Евгений Примаков в одной из своих книг изложил исчерпывающую историю такого феномена как «ближневосточный терроризм». Интересно уже то, что Примаков говорит не об «исламском терроризме», а именно о «ближневосточном терроризме».

Он пишет: «Нет никаких оснований считать, что «ближневосточный терроризм», ставший широко известным в мире, произошел от арабского национализма или стал его составной частью». Иными словами, Примаков даже не допускает и мысли о том, что т.н. «исламский терроризм» так или иначе имеет в себе что-то исламское. И это – мнение эксперта, который изучал «ближневосточную кухню» не по книгам, а буквально «на своей шкуре». Поэтому будет интересно более подробно познакомиться с его описанием генетики «ближневосточного терроризма» БТ, который в наше время ошибочно называется «исламским».

Примаков пишет, что соблазн использовать террор для достижения политических целей был присущ носителям арабского национализма в эпоху, когда арабский мир вступил в этап национально-освободительной борьбы против колониализма, т.е. после Второй мировой войны. В частности, он приводит пример египетских «Свободных офицеров», которые поначалу на словах признавали терроризм как способ завоевания власти. Среди комитетов, созданных организацией «Свободные офицеры», существовал даже «комитет терроризма». Теоретически террор допускался ими против прислуживающих англичанам продажных египетских чиновников и государственных деятелей.

Метод террора в такой интерпретации был использован «Свободными офицерами» лишь один раз - при попытке совершить убийство ненавидимого всей армией, погрязшего в коррупции, тесно связанного с колониальными кругами генерала Сирри Амера. Тем не менее, уже на стадии подготовки захвата власти «Свободные офицеры» отказались от террора. А тон в этом задал лидер египетской революции Гамаль Абдель Насер (1918-1970). Именно благодаря отказу от террора свергнутый король Египта Фарук (1920-1965) смог живым и невредимым уплыть в Италию на своей яхте после церемонии прощания с ним на александрийском причале, где бывшего монарха провожало все руководство «Свободных офицеров».

Как бы там ни было, даже в такой форме «теоретический терроризм» с однократной попыткой применения руками «Свободных офицеров» не имел, как видим, религиозной окраски, хотя фактически все члены этой организации были мусульманами.

Однако наиболее интересным моментом в повествовании Е. Примакова является фрагмент об одном из начальных этапов «ближневосточного терроризма», который и раскрывает его генезис. В качестве родоначальников этой социальной язвы Примаков называет политических лидеров палестинских евреев, которые в период Второй мировой войны создали террористические организации Лехи и Эцель (Иргун). Обратим внимание на сроки – речь идет о 1939-1945 годах, т.е. задолго до свержения монархии в Египте.

Примечателен также и тот факт, что во главе террористической Лехи стоял будущий премьер-министр Израиля И. Шамир (1915-2012). Е. Примаков перечисляет также некоторых жертв Лехи: в 1943 году организация осуществила покушение на верховного комиссара Палестины, через несколько месяцев совершила убийство в Египте бывшего министра колоний Великобритании лорда Мойна, а в 1948 году – убийство представителя ООН шведского дипломата Ф. Бернадота.

Брат-близнец Лехи, - террористическая организация Эцель тоже не дремала. Ее возглавлял другой будущий премьер-министр Израиля Менахем Бегин (1913-1992). Между прочим, М. Бегин в 1978 году удостоился Нобелевской премии мира. А до этого, 22 июля 1946 года боевики Эцеля (возглавляемого Бегином) пронесли на кухню иерусалимского отеля «Кинг Дэвид», в одном из крыльев которого располагались английские административные учреждения, два молочных бидона с взрывчаткой. «В результате взрыва был убит 91 и ранено 45 человек – англичане, арабы, евреи» - пишет Е. Примаков.

Как видим, мусульмане не имеют отношения к тому, как на Ближнем Востоке был поставлен на ноги и начал свой кровавый путь организованный террор под руководством известных политических деятелей, которые отошли в мир иной совсем недавно.

Читайте продолжение: 2 часть

Айдар Хайрутдинов

Смотрите также:
Социальные комментарии Cackle
Home